Версия // Общество // Как вышло, что исламские радикалы смогли угнездиться в Сибири и на Урале?

Как вышло, что исламские радикалы смогли угнездиться в Сибири и на Урале?

7685

Югорский халифат

А ведь в 2017 году нас уверяли, что «сургутская резня» – дело рук одиночки... фото: Ирина Есман/ТАСС
В разделе

Из Челябинска и Оренбурга исламисты переползли на российский Север. На днях в Сургуте задержали целую группу террористов – и аресты обещают продолжить, теперь уже в Лянторе и окрестностях. Таким образом, «чёрный халифат» смог обосноваться даже там, где, казалось бы, нет ни коренных магометан, ни тем паче предпосылок для их радикализации.

Задержанных в Сургуте и Пыть-Яхе сами правоохранители назвали «спящей ячейкой» запрещённого в нашей стране Исламского государства*. В Сирии мы его, кажется, победили, а теперь приходится побеждать его уже у себя дома. Обращает внимание то, как в скупых новостных сводках проскальзывают обрывки тревожных признаний. Нас информируют: в Сургуте работают следственно-оперативные группы ФСБ. То есть не одна группа, а несколько. И не местные, а из Тюмени. И, кажется, из Москвы. Причём заехали они в Югру не вчера, а три месяца назад. Другими словами, мероприятия проводятся явно неординарные. Если, как нам объясняют, отловили всего-навсего нескольких бурильщиков и экскаваторщиков, которым задурили головы интернет-гуру, то подключать к задержаниям несколько следственных групп контрразведки – явный перебор. А уж тем паче ловить их одновременно двумя ведомствами – ФСБ и МВД. Стало быть, дела всё-таки посерьёзнее, нежели нам пытаются представить.

Уже не одиночки

А как вам такое официальное признание МВД: оказывается, задержанные в Сургуте ранее были знакомы с 19-летним Артуром Гаджиевым, убитым полицейским в августе позапрошлого года после затеянной им в центре того же Сургута резни. Но, позвольте, ведь нас уверяли, что Гаджиев – одиночка? Что за ним нет никакой экстремистской организации и уж тем паче «чёрного халифата»?! Выходит, что и Гаджиев состоял в организованном экстремистском сообществе и соответственно действовал в рамках системы? Сообщают, что задержанные готовили «нападения на объекты особой важности», органы государственной власти, правопорядка и объекты жизнеобеспечения. А ещё они планировали взрывать места массового скопления людей. При аресте у задержанных изъяты «пояса смертников», поражающие элементы, пластид и тротил. А ещё – пистолеты с патронами и фото некоего «руководителя одного из подразделений УМВД России по ХМАО», на которого, похоже, планировалось покушение. То, что готовились именно целенаправленные убийства, а не некие акты запугивания, в которых могли бы быть жертвы, подтверждает и официальный представитель МВД Ирина Волк. Она же уведомила: «Оперативники предполагают, что террористы хотели обезглавить руководство местной полиции». Не хухры-мухры, однако.

Итогом событий в Югре стало решение провести в апреле расширенное заседание Национального антитеррористического комитета, об этом сообщил начальник группы проверки аппарата НАК Николай Лопаткин. Обсуждать будут деятельность (или бездеятельность?) муниципальных антитеррористических комиссий Уральского федерального округа. Давно пора, кстати. Заждались. Помнится, ещё в апреле 2008 года «Наша Версия» опубликовала статью «Челябинский халифат», о том, как исламские экстремисты пытаются окопаться в Сибири и на Урале. Перечислили всех нам известных ещё по Крыму, по запрещённой у нас «Хизб ут-Тахрир»**, поимённо, упомянув заодно и о вояже уже тогда неплохо известного российским спецслужбам Абдуселяма Селяметова в Тюмень, Новосибирск и Иркутск. Но тогда нас, похоже, не услышали. А в декабре 2012-го Сергей Савин, возглавлявший центр по противодействию экстремизму при УМВД по Ямало-Ненецкому автономному округу, представил доклад о том, как расползлись по Уралу и Сибири исламские радикалы – потенциальные террористы. Одновременно в Le Monde вышла статья – «Сибирь – будущая цель исламистов». Игнорировать очевидное далее было бы странно.

По теме

И в феврале 2013-го уже и глава ФСБ Александр Бортников признал угрозой распространение радикального ислама в Сибири и на Урале. Впрочем, не все считали происходящее угрозой. Вот, к примеру, как оценивал распространение радикального ислама по стране аналитик Московского центра Карнеги Алексей Малашенко: «Такая тенденция идёт по Поволжью, Южному Уралу и захватывает некоторые северные регионы. Но это не значит, что уже завтра нас ожидает исламская революция». Революции, чистая правда, пока нет. Если кому-то от этого легче. Зато есть террористы, против которых задействуют целые группы контрразведчиков и проводят межведомственные задержания, заодно подключая и НАК.

Без бандеровцев не обошлось

Более 10 лет назад, когда мы, сообщая об угрозе исламистской экспансии, указали на Челябинск и Оренбург, нас, помнится, чуть ли не на смех подняли. Теперь задержания экстремистов в этих городах – привычное дело. В Оренбурге и области они вообще проводятся в режиме нон-стоп, причём несколько лет подряд. В марте 2016-го «накрыли» молельный дом в Гае, в котором заметили радикалов Рината Жумабекова и Сейт-Агзама Иргалиева. В мае того же года в Домбаровском районе задержали вербовщиков запрещённого в России ИГИЛ. В марте 2017-го в Оренбургской области задержали 15 радикальных исламистов, связанных с Сирией, – группировка именовала себя «Пономарёвский джамаат». А в сентябре прошлого года на востоке области «накрыли» ещё одну ячейку «чёрного халифата».

И это далеко не весь список. Но теперь-то все наконец поняли, насколько серьёзна проблема. 1 марта в Оренбурге завершились командно-штабные учения «Сигнал. Оренбург-2019». Оцените масштаб: в учениях принимали участие силы УФСБ, пограничники, полиция, представители областной и транспортной прокуратуры, регионального СК и СК на транспорте, УФСИН, Управления Росгвардии, ГУ МЧС – несколько сотен профессионалов. Легенда учений: террористы захватили железнодорожный вокзал, взяли заложников, а переговоры вести отказались. Если, как нам намекнули, повестка учений взялась не с потолка, то становится как-то тревожно за Урал.

Но, позвольте, откуда берутся в Сибири и на Урале «спящие ячейки» исламистских террористических организаций?!

В тех краях ведь, кажется, для них нет никакой питательной среды? Увы, она есть, разъяснил муфтий регионального духовного управления мусульман Ямала Хайдар Хафизов. Но дело тут не совсем в вере. На севера приезжает множество мигрантов – как с Кавказа, так и из бывших союзных среднеазиатских республик. Рядом рука об руку работают приезжие с Западной Украины. Немалая их часть отслужила в Донбассе, одни – в составе ВСУ, другие – как добровольцы. И те и другие имеют боевые навыки. Как они к России относятся – известно. Работа на Русском Севере для них – неизбежное зло, потому как найти источники заработка у себя дома проблематично. По мнению Хафизова, заезжих мусульман начинают «обрабатывать» именно рабочие с Украины, а уж после, когда в них начинают прорастать семена посеянной русофобии, они обращаются к интернету, где и находят себе новых учителей – последователей идей радикального ислама. Такой вот местный колорит.

К слову, повествуя о задержаниях в Югре, нам так и не рассказали о задержанных по делу славян. Кто они? Действительно ли, как доносит молва, гастарбайтеры с Западной Украины?

Социальная несправедливость плодит исламский радикализм

Впрочем, списывать всё на бандеровцев тоже не совсем правильно. Вот, к примеру, как видит корень проблемы архиепископ Николай Салехардский и Ново-Уренгойский. На Русский Север приезжает работать много молодёжи. Заработки высокие, соблазнов множество, но главное – слишком контрастно расслоение тех, у кого очень высокие заработки, и тех, у кого обычные. «Молодёжь связывается с радикальным исламом не из идеологических соображений, а на фоне социальной несправедливости, – разъясняет архиепископ. – Именно этот фактор чаще всего использует в своих целях радикальный ислам, чтобы завлечь в свои ряды новых адептов». Сопутствующая проблема – деградация института семьи: «У нас, к сожалению, много неполных семей и много сирот при живых родителях. Порой именно это становится причиной того, что люди принимают радикальный ислам».

Но вернёмся к тому, с чего начали – к Сургуту. Выясняется, что помимо интернета и украинских националистов есть и такой фактор риска, на который пока не обращают внимания местные силовики. На Север теперь едут те, кто по известным причинам не может вернуться домой, в Россию, из Сирии законным путём. Сотни, если не тысячи, граждан нашей страны воевали на Ближнем Востоке в рядах исламских террористических группировок. Практически все они «под колпаком» у спецслужб. Но есть, оказывается, лазейка, позволяющая им вернуться. Есть фирмы, занимающиеся трудоустройством вахтовиков в ХМАО и ЯНАО, как правило прибалтийские. Желающим вернуться в Россию там «лепят» поддельные документы и помогают завербоваться. Об этой лазейке стало известно совсем недавно, и, по нашей информации, спецслужбы уже отрабатывают этот след.

Анатолий НЕСМИЯН, востоковед:

– Сирия нам, несомненно, ещё не раз икнётся – в том числе и на Русском Севере, и в Сибири, и на Урале. Возвращаются – окольными путями, пока понемногу – радикалы, успевшие повоевать за халифат. Но проблема, как мне видится, намного шире. Социальная база запрещённого в России ИГИЛ, как, впрочем, и любой другой террористической группировки, это слой обездоленных, находящихся на самом дне социальной лестницы. Очевидно, что в сложившихся условиях растущей социальной несправедливости появляются те, кто готов с оружием в руках бороться за то, что он понимает под справедливостью. Особенно когда не работают ни правовые, ни понятийные механизмы, позволяющие решать социальные проблемы. Дополнительным фактором являются бесконтрольные мигранты. Парадокс, но существование территории запрещённого в России Исламского государства в Сирии и Ираке было для нашей страны скорее благом: у обездоленных было место, где они могли поискать себе лучшей жизни (в их понимании). Ликвидация территории халифата позволила российскому руководству заявить о своей победе, но в итоге террористическая угроза в самой России только возросла.

*
«Исламское государство» признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

«Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират») — официально запрещенная в России международная организация.

«Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — официально запрещенная в России международная организация.
**
Верховный Суд Российской Федерации признал Конгресс народов Ичкерии и Дагестана, Братья-мусульмане и Партию исламского освобождения экстремистскими организациями, запрещенными на территории России - 14.02.2003 № ГКПИ 03 116, вступило в силу 04.03.2003
Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.04.2019 20:35
Комментарии 2
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх