Версия // Конфликт // Как Уртаев и Пестриков неожиданно для самих себя «заложили традицию» национализации стратегических предприятий

Как Уртаев и Пестриков неожиданно для самих себя «заложили традицию» национализации стратегических предприятий

6485

Магниевая вспышка в Соликамске

Как Уртаев и Пестряков неожиданно для сам их себя «заложили традицию» национализации стратегических предприятий
(фото: vk.com/sm_work)
В разделе

События, связанные с Соликамским магниевым заводом, позволяют говорить о том, что государство запустило процесс национализации СМЗ – стратегического предприятия, являющегося одним из главных производителей редкоземельных металлов в России. Его дальнейшее нахождение в руках некомпетентных частных акционеров представляет угрозу национальной безопасности страны. Положит ли этот прецедент начало массовому пересмотру итогов приватизации 90-х годов?

Начнём, как говорится, от обратного.

В мае 2022 года Соликамский магниевый завод возглавил предприниматель из Подмосковья Артур Уртаев. Он также руководит столичным АО «Центурион Парк», специализирующимся на разборке и сносе зданий. Здесь сразу возникает подозрение, что его назначение было нужно для вывода с СМЗ денег.

Выводящий

В силу этого предположения говорит факт, что 9 июня 2022 года господин Уртаев оказался под следствием за выдачу займа в 250 миллионов рублей акционеру СМЗ одному из основных акционеров предприятия Игорю Пестрикову. Формально заём был обеспечен 25 процентами пакета долей ООО «Фин-Проект», которое управляет Ловозёрским горно-обогатительным комбинатом. Но изначально Левозёрский ГОК уже был убыточным (с долгом в 75,5 миллиона рублей), поэтому ни о каком обеспечении и возврате займа не могло быть и речи.

Артура Уртаева сначала отправили в СИЗО, затем отпустили под домашний арест. Но в ходе расследования всплыли новые обстоятельства, и в декабре экс-директора СМЗ вновь «закрыли». А в январе 2023 года Уртаеву предъявили обвинение в растрате в особо крупном размере на порядок большей суммы – 2,5 миллиарда рублей (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Дело в том, что в июне 2022 года Уртаев подготовил договор о покупке заводом 25-процентной доли господина Пестрикова в ООО «Фин-Проект» (Пермь) за указанные 2,5 миллиарда. Причём, происходило это уже при запрете совершать сделки без ведома государственных структур. Первое судебное заседание по делу состоялось на днях.

В свою очередь, Игорь Пестриков, оценив перспективы для себя самого при таком раскладе, подал в Арбитражный суд Москвы заявление о собственном банкротстве. Его долги перед кредиторами уже достигли 3,3 миллиарда рублей. Однако суд заявление к рассмотрению не принял. Тогда господин Пестриков неожиданно подал ходатайство о возвращении своего заявления о банкротстве, аргументируя тем, что он его не подавал. Странная логика, не правда ли? Заявление не подавал, но просит его вернуть и не рассматривать… Затем экс-акционер СМЗ Пестриков решил «не будить лихо» и просто скрылся от следствия. Его объявили сначала в федеральный, а затем и в международный розыск.

А теперь предыстория этих процессов, которая привела к жёсткому решению со стороны государства. О реакции государства – чуть позже.

Приватизация

ОАО «Соликамский магниевый завод» основан в 1936 году. Сейчас СМЗ – единственный в стране производитель редкоземельных металлов и переработчик редкоземельного минерального сырья, которое добывается на Левозёрском ГОКе. Помимо магния, завод производит губчатый титан, ниобий и тантал. По итогам 2020 года выручка предприятия составила 8 миллиардов рублей, при чистой прибыли 357,5 миллиона.

По теме

В 1992–1996 годах прошла процедура приватизации предприятия, в ходе которой 51% акций получил коллектив, а 49% осталось за фондом госимущества. Впоследствии Игорь Пестриков в компании с Сергеем Кирпичевым, Петром Кондрашевым и Тимуром Старостиным завладели 89,9% акций СМЗ. В итоге стратегическое государственное предприятие перешло в частные руки, став Акционерным обществом.

И если в 90-е годы приватизация стратегических предприятий шла полным ходом, то сейчас в государстве задумались о будущем. В надзорных органах вспомнили, что СМЗ работал и работает с радиоактивными материалами и отходами, а на подобные предприятия в 1992 году распространялся специальный порядок приватизации.

Вернуть государству

1 октября 2021 года Генеральная прокуратура РФ подала иск в Арбитражный суд Пермской области к четвёрке крупнейших «владельцев» СМЗ – Игорю Пестрикову, Сергею Кирпичеву, Петру Кондрашеву и Тимуру Старостину. И уже 4 октября суд принял обеспечительные меры, запретив ответчикам совершать сделки с акциями СМЗ. Более того, Генпрокуратура потребовала вернуть 89,9% акций СМЗ, которыми владели указанная четвёрка, в собственность государства. Суд согласился с версией прокуратуры, что приватизация предприятия была проведена незаконно, поэтому спорный пакет должен быть обращен в пользу государства. Ответчики неоднократно пытались отвергать все обвинения, апеллируя к тому, что никаких нарушений в процедуре не было, но проиграли во всех инстанциях.

19 мая 2022 года уже по расследованию растрат экс-гендиректора СМЗ Артура Уртаева прокурор Пермского края Павел Бухтояров указал, что имущество предприятия теперь принадлежит государству.

Но тут всполошились миноритарные акционеры. Поначалу их не трогали, речь шла об изъятии в пользу РФ 89,9% акций основных владельцев СМЗ. Но при дальнейших разбирательствах прокуратура Пермского края потребовала изъятия и остальных ценных бумаг. Всего таких владельцев набралось 1668 человек. На Мосбирже даже приостановили торги ценными бумагами СМЗ.

Инициативная группа миноритариев написала обращение в Центробанк страны с просьбой защитить их права на владение акциями завода. В нём акционеры утверждали, что к приватизации завода они отношения не имеют. По их заявлению, многие покупали ценные бумаги через брокеров, посчитав выгодным инвестирование «в уникальное отечественное предприятие».

Далее они ссылаются на Закон об организованных торгах. Этот закон предусматривает, что имущество, приобретенное таким образом, не может быть истребовано от добросовестного покупателя. Ведь это была не процедура приватизации, а сделка на возмездной основе. Они также обладают иммунитетом, поскольку могли не обладать информацией, что покупают бумаги не у легального собственника.

Но ЦБ такие вопросы не регулирует, решать всё придётся через суд. Как прокомментировал «Ведомостям» руководитель Ассоциации розничных инвесторов Илья Херсонцев: «Если государству нужны акции миноритариев, предприятие может выставить рыночную оферту и выкупить эти бумаги».

По теме

Но суть всех этих процессов, как представляется, гораздо глубже.

Стратегия на национализацию?

Как только пошли первые иски Генпрокуратуры в октябре 2021 года по отмене итогов приватизации Соликамского магниевого завода, всполошились и другие владельцы приватизированных стратегических предприятий. Пошли обсуждения и в экспертном сообществе: не станет ли этот прецедент началом волны возвращения «стратегов» в ведение государства?

Российский экономист Василий Колташов так прокомментировал ситуацию ресурсу «Царьград» (цитата) : «сейчас, скорее, мы наблюдаем такое тестирование: а какая будет реакция, а какое будет сопротивление, а как поведут себя региональные чиновники, какие из них проявят лояльность, а какие выступят против? Мне кажется, что дальнейшее развитие такой политики вполне возможно». Но при этом экономист не думает, что процесс будет лавинообразным. Сегодня сторонники приватизации и частного управления по-прежнему сильны и, видимо, будут сопротивляться.

Политолог Семён Уралов предположил два направления возникшей тенденции. Первое заключается в национализации стратегических активов, завязанных в первую очередь на ВПК. А второе – это «процесс, который смешивают часто с национализацией, – это вопрос деприватизации. То есть, фактически выкуп у собственника. И если национализацию я рассматриваю как политический проект, то деприватизация – это довольно естественный процесс, который уже начался за счет вхождения государства в капитал в ходе чеболизации нашей экономики».

Оба эксперта предполагают, что в начавшиеся процессы в России будут иметь щадящий характер. Вероятно, усилится роль госкорпораций, которые выступят в авангарде. Через них государство может начать выкупать ценные бумаги предприятий для их контроля (собственно, это мы уже видим в сфере мобильной и интернет-связи). Василий Колташов добавил: «Конечно, сейчас у нас речь не идёт о какой-то поголовной национализации. Речь идёт о том, что у государства появятся какие-то новые командные высоты дополнительно к тем, что уже есть. И какие-то предприятия, которые будут приобщены к имеющимся уже структурам, смогут работать в формате восстановления, возрождения, создания новых технологических, торговых, производственных цепочек. По сути, будут строиться новые игроки для мирового рынка, для мировой конкуренции».

Как всё произойдёт на самом деле, пока можно только предполагать.

*Чеболизация – процесс формирования многоотраслевых холдингов с единой административно-хозяйственной политикой, охватывающих своей деятельностью значительную часть национальной экономики. Чеболизация проводится в значительной степени за счёт государственного финансирования. Характерным примером таких холдингов служат южнокорейские «чеболи», от названия которых происходит синоним.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.06.2023 13:14
Комментарии 1
Наверх