Версия // Общество // Как «лёгкий» студенческий поход на Алтай обернулся трагедией

Как «лёгкий» студенческий поход на Алтай обернулся трагедией

4431

Горы не прощают

Как студенческий поход в горы Алтая обернулся трагедией
(Фото: Wikimedia Commons / N 3 14 15 92 65)
В разделе

Несчастные случаи с альпинистами – не редкость в последние годы. Подобные эпизоды производят широкий резонанс, политики и общественные деятели обсуждают ужесточение требований для гидов и туристов, отправляющихся в горы. Но трагедии в горах происходили и в советские годы, правда, предавались не такой широкой огласке.

В 2021 году на Эльбрусе погибли пять неопытных туристов, поднимавшихся на гору в составе коммерческой группы – они представляли себе восхождение как легкую прогулку и пикник на вершине и не были готовы к горным реалиям. В 2022 году подобный коммерческий тур, включавший восхождение на Ключевскую Сопку на Камчатке закончился гибелью девяти человек – в живых остались только трое участников восхождение. Обстоятельства случившегося выясняют компетентные органы, но уже сейчас очевидно, что причина трагедии, скорее всего, заключается в недостаточном уровне подготовки туристов и излишней самоуверенности – возможно, при оставляющем желать лучшего опыте – сопровождавших их лиц. Но бывает и наоборот. Иногда опытный руководитель похода может довести своими действиями до непоправимого.

В нашей стране горные походы получили популярность в советское время. У многих они до сих пор ассоциируются с костром, гитарой, песнями бардов и другими ламповыми атрибутами. Рутина вроде инструктажей и проверки снаряжения обычно остается за кадром. А ведь, пожалуй, на этом стоило бы сделать особый акцент – несчастных случаев среди романтиков, пренебрегших подготовкой, наверное, было бы меньше. Заметку об одном таком случае хранят вырезки из псковской областной комсомольской газеты «Молодой ленинец» 1978 года.

Сомнительные приготовления

Весной 1978 года туристический клуб псковского филиала Ленинградского политехнического института (ЛПИ) объявил о походе на Алтай. Поход был первой категории сложности, и из-за этого многие восприняли его как чуть ли не прогулку в горы. Объявление привлекло студентов, и желание участвовать изъявили около сотни человек. Впрочем, к лету по тем или иным причинам три четверти желающих «отвалились», как это часто бывает с подобными предприятиями. В июне определилась окончательная цифра – 27 человек. Официально сформировали две группы. Во главе одной из них встал Геннадий Норин, председатель клуба. На фоне остальных это был очень опытный турист – он успел побывать в горах около десяти раз, в том числе, на Алтае. На тот момент Норин по праву мог считаться одним из самых квалифицированных туристов области. Правда, было одно «но»: своей постоянной группы у него так и не появилось, несмотря на стаж. Однако внимания на это обстоятельство никто не обратил.

Вторую группу возглавила студентка Нина Иванова, не имевшая туристического опыта и, собственно, узнавшая, что является руководителем, в день отъезда. Но разделение существовало только на бумаге, а фактически группа была одна, и вел ее, естественно, Норин.

По теме

Студенты должны были добраться до Алтая, подняться на небольшую высоту и встать лагерем. Руководителем лагеря назначили Виктора Игнатьева, преподавателя с кафедры физвоспитания – он, как и большинство студентов, в горах до этого не бывал.

Перед многодневными походами все участники группы проходят обязательный инструктаж, который для них устраивают более опытные туристы. Им рассказывают о потенциальных опасностях, диктуют список необходимых вещей и делятся различными нюансами, о которых новички могут и не подозревать. Требовался ли такой инструктаж студентам, большинство из которых никогда не выбирались дальше пригорода в отнюдь не «горном» регионе? Ответ на этот вопрос очевиден, однако инструктажа все-таки не последовало. Более того, никаких списков необходимых для похода предметов группа не получила, а Норин не спросил, кто из ребят что берет. Уже на месте выяснилось, что в рюкзаках у горе-туристов оказались совершенно невероятные вещи вроде надувных матрасов, но элементарного снаряжения вроде топоров и веревок не нашлось. А ведь инструкция предписывает иметь хотя бы по два комплекта на группу.

Из 27 участников опыт был в лучшем случае у пяти-шести. Большую часть группы, куда вошли студенты от первого до шестого курсов, составляли девушки. Кроме того, Норин взял в поход двух своих сыновей, в том числе, младшего, которому было всего семь лет. Для похода первой категории это нарушение, в них не допускаются участники моложе 14 лет. Вместо инструктажа руководитель провел только общее собрание, вкратце рассказав о флоре и фауне Алтая.

Сильный слабого не ждет

Туристы сели в город 21 июля, и путешествие началось. С самого начала делу не хватало организованности. В дневниках студентов можно найти упоминания о том, как Норин отправил их автостопом за 500 километров – от Бийска до Чаган-Узуна, выдав на дорогу явно слишком небольшую сумму. При этом формальный руководитель второй групп Нина Иванова вообще потерялась, так как отстала от остальных, покупая билеты на обратную дорогу. Ждать ее оставили нескольких человек, основная группа ушла вперед – еще один нехороший звоночек.

Когда отставшие туристы догнали товарищей, группа разбила лагерь в живописном месте у слияния двух рек. Казалось бы, цель была достигнута – кругом потрясающая алтайская природа, лес, горы, реки. Учитывая невысокий уровень подготовки большинства участников похода, логичнее всего было бы остановиться здесь и время от времени предпринимать короткие вылазки в горы. Но, видимо, амбиции Норина требовали большего. Он захотел вести группу дальше, причем не по тому маршруту, который был проработан изначально. От местных руководитель узнал, что на старой тропе выпал снег. Но это не заставило его отказаться от идеи продолжить путь – он просто выбрал более сложный маршрут. Группа выдвинулась в путь. 2-5 августа все шли вместе, но новичкам было тяжело выдерживать темп. Ночь с 5 на 6 августа туристы провели не в одном лагере, а в разных местах, растянувшись на расстояние 2-3 километра. Никто из тех, кто был в состоянии идти впереди, не захотел ждать менее выносливых товарищей – в полное нарушение этики туристов. Обычно в походах как раз-таки ориентируются на тех, кто слабее.

Трагедии на маршруте

6 августа разразилась беда. Группа двигалась по берегу реки Аргут. Туристы шли по склону прижима. Дорога была непростой. Игнатьев, который изначально шел вместе с Нориным, сообщил, что попробует найти тропу повыше. Он поднялся, крикнул спутникам, что тропа есть, и предложил присоединиться к нему. В какой-то момент туристы услышали шум, а потом увидели падающего в Аргут Игнатьева. Прошли считанные секунды, и преподаватель упал в воду. Река поглотила его, и больше на поверхность он не поднялся. Норин пришел в себя первым. Он бросился к реке, надеясь, что Игнатьеву можно помочь, но спасать было уже некого. Безуспешные поиски продолжались еще несколько часов. Группа была в крайне подавленном настроении – смерть человека у всех на глазах стала ударом для многих. Несмотря на ЧП, Норин не захотел поворачивать обратно и повел группу вперед. Почему он так поступил? Те, кто был в этом походе, считают, что из каких-то своих соображений ему не хотелось еще раз проходить через место, где произошло несчастье. Студенты шли в сторону Белого Бома, возразить руководителю, опытному туристу с большим стажем, никому и в голову не пришло. Путь вперед был труднее, чем обратная дорога. Группа была измотана и морально подавлена. В случае новой нештатной ситуации помощи ждать было неоткуда – группа нигде не регистрировалась. Понимал ли это Норин? Очевидно, да, но на его решение это не повлияло. И новое происшествие не заставило себя ждать.

По теме

Дорога делалась все более тяжелой. То и дело путь осложнялся камнепадами. Одной из девушек камень попал прямо в голову во время спуска. Еще одной студентке по имени Ирина камень угодил прямо в живот. Те, кто находился выше по склону, не предупредили об угрозе, и она оказалась не готова. От удара девушка потеряла сознание. Дальше двигаться самостоятельно она уже не могла. Ее несли вшестером четыре девушки и двое парней. В конце концов стало ясно, что пострадавшую нельзя нести дальше – из-за боли она постоянно теряла сознание. Было решено поставить палатку, встать лагерем и немного отдохнуть. Погода в горах испортилась, пошел дождь. С больной студенткой остались три ее подруги, остальные спустились вниз к основной группе. Ситуация выглядела совсем вопиющей: на горе мерзли несколько девушек, а в это время куда более физически сильные молодые люди и руководитель похода грелись у огня в лагере и не собирались ничего предпринимать.

Брошенные в горах

Тем не менее, с травмированной студенткой нужно было что-то делать. Норин все же собрал группу из десяти человек и повел ее в поселок Иня за помощью. Остальные 16 остались ждать. Забегая вперед, стоит сказать, что вернулись не все – те, у кого были деньги, предпочли уехать, не беспокоясь об остающихся. Норину напомнили, что у группы почти не осталось продуктов, и попросили его привезти из поселка хлеб и сахар. При этом некоторые думали, что Норин вовсе не вернется и бросит студентов в лесу выбираться самостоятельно.

Помощь явилась только на четвертые сутки. 15 августа в лагере приземлился вертолет. Он забрал двух девушек – пострадавшую Ирину и еще одну студентку, Ольгу Чернову. Остальным Норин пообещал, что вертолет прилетит и за остальными, однако потом отвел в сторону одного из студентов, Владимира Колесова, и признался, что рейса не будет. Дальше произошло совсем невероятное. Вместо того, чтобы остаться с туристами и вывести их из горной местности, Норин объяснил Колесову маршрут на Белый Бом и сказал, чтобы тот выводил группу сам.

Прилетев в Акташ, Чернова поинтересовалась у летчика, когда он полетит в горы, и тот сообщил, что у него приказ только на один рейс. Норин заявил, что не станет договариваться, и предложил девушке выходить к Ини, когда та устроит больную подругу. Он пообещал, что дождется студентку, однако та уже не поверила.

До Ини Ольга добралась практически без денег и с тремя спальниками в руках. Естественно, ее никто не ждал. Девушка уехала в Бийск на попутных машинах и все же догнала группу. Оттуда Норин собирался выдвигаться в Барнаул, чтобы решить вопрос с обратными билетами. Все хотели уехать с ним, но Ольга заявила, что будет дожидаться тех, кто отстал. Остаться с ней не захотел больше никто. У студентки даже не поинтересовались, есть ли у нее деньги. У девушки оставалось два рубля, и на них она три дня питалась в столовой на вокзале, позволяя себе поесть один раз в сутки. Время от времени она шла на окраину города, надеясь встретить группу, но никого не было. В какой-то момент она впала в отчаяние и обратилась в милицию, рассказав обо всем, что произошло в горах.

Спасение

Когда вертолет улетел, Колесов сказал остальным туристам, что им нужно самим выходить к Белому Бому. Но те еще верили, что Норин вернется, и помощь будет. Часть группы просто отказалась идти, и бросить этих людей никто не смог. Студенты голодали: к моменту ухода Норина продукты были на исходе, а на 16 человек он привез только пять буханок хлеба и 1,5 килограмма сахара. В итоге группу удалось убедить выдвинуться вперед. Но когда путь преградила горная река, у ослабленных и голодных туристов не оказалось сил, чтобы через нее переправиться – кстати, Норин не исключал такого варианта развития событий. Студенты пытались пережечь дерево, чтобы перебросить мост через реку, но не преуспели. Все, что они смогли сделать – это вернуться на прежнее место. Как надеялись ребята, так вертолет сможет их обнаружить. В то, что вертолета не будет, верить не хотели.

Спаслись туристы чудом. На четвертый день через их лагерь проходила группа из Барнаула. С ними поделились едой и вывели к пастухам. Те помогли добраться до Бийска, где их дожидалась Ольга Чернова.

Группа вернулась в Псков. Не сказать, что благополучно – недоставало двух человек, погибшего Игнатьева и пострадавшей студентки, которой, как стало известно потом, сделали операцию в больнице Горно-Алтайска.

На комиссии в институте Норин объяснил, что не бросил группу в горах, а все объяснил студенту Колесову. По словам руководителя, маршрут был простым. На вопрос о том, почему он оставил людей в горах без продовольствия и проводника и при этом не обратился за помощью, Норин ответил, что просил летчика, управлявшего вертолетом, забрать и остальных, но тот отказался. Обращаться же к начальнику аэропорта он не стал, поскольку «тревоги не было». Не подумал он и дать телеграмму из аэропорта, уведомив спасателей о несчастном случае. При этом, как подчеркивал Норин, он полагал, что «сделал все правильно».

Эта история – показательный пример того, как легкомыслие и излишняя уверенность в сочетании с опытом руководителя и отсутствием такового у остальных туристов приводит к трагическому исходу. По свидетельствам лиц, знакомых с ситуацией, после случившегося Норин отбыл тюремный срок. Некоторые из участников похода продолжили заниматься туризмом, но руководитель «прогулки» на Алтай в их кругах больше не появлялся.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 10.09.2022 12:00
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх