// // Из закромов Родины исчезли миллионы тонн хлеба

Из закромов Родины исчезли миллионы тонн хлеба

378

Нерациональное зерно

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В ходе начавшихся несколько недель назад прокурорских проверок в регионах было установлено, что значительное количество запасов зерновых, хранящихся на элеваторах, либо попросту сгнили из-за плохих условий хранения, либо «таинственным образом» исчезли. То есть заявленные 9 млн тонн зерна, лежащие в закромах Родины, запросто могут оказаться миллионом, двумя, или тремя – точную цифру реальных запасов пока не берётся назвать ни один эксперт. Причины исчезновения, наверное, будут выясняться в ходе расследований. Однако уже сегодня очевидно, что неурожай этого сельскохозяйственного года может принести большие проблемы отечественному зерновому рынку.

Интересно заметить, что тревогу забила Объединённая зерновая компания (ОЗК), ответственная за сохранность интервенционного фонда. В конце ноября текущего года руководство ОЗК обратилось в Минсельхоз с просьбой как можно скорее продать или вывезти часть запасов – иначе они будут безвозвратно потеряны. По подсчётам ОЗК, на сегодняшний день около 300 тыс. тонн зерна находится в зоне риска. Порядка 180 тыс. тонн из них хранится на 14 сельхозпредприятиях, проходящих процедуру банкротства. Причём, уверяют в ОЗК, часть из этих банкротств – преднамеренная. Между тем не исключено, что нагнетание паники со стороны ОЗК не что иное, как попытка замаскировать собственные промахи, а также уйти от ответственности за утерю зерновых запасов.

Напомним, что ОЗК была создана на базе государственного ОАО «Агентство по регулированию продовольственного рынка» в прошлом году. Практически сразу же под контроль новой компании были переданы пакеты акций 31 государственного элеватора, в том числе ОАО «Новороссийский комбинат хлебопродуктов» и ОАО «Ейский портовый элеватор». Причина такой щедрости состоит в том, что изначально ОЗК задумывалась в качестве некоей крупной государственной корпорации, на которую, по расчётам чиновников, должно приходиться до 50% отечественного зернового экспорта. «Идея создания этой компании появилась ещё в 2007 году, когда цены на мировом рынке были достаточно высокими. И, очевидно, главная цель создания ОЗК состояла в том, чтобы экспортные денежные потоки не проходили мимо чиновников», – поделился с «Нашей Версией» один из бывших руководителей крупного отечественного агрохолдинга. Однако конъюнктура на зерновом рынке достаточно быстро изменилась. И по итогам нынешнего неурожайного сезона России не только не удалось реализовать свои экспортные амбиции, но и достаточно остро встал вопрос о нехватке зерна для внутреннего рынка. В результате автоматически изменилась и главная функция ОЗК: теперь от компании требовался не контроль над экспортными денежными потоками, а максимальная сохранность переходящих запасов. А вот с этим у российских аграриев как раз, похоже, вышла небольшая заминка. «Когда у нас с урожаем всё хорошо и зерна на рынке много, никто не считает, сколько миллионов тонн сгнило на элеваторах, сколько было «по-тихому» продано, потому что все «незапланированные» убытки в любом случае покрываются. Однако в этом году кризис, вызванный неурожаем, наложился на финансовый кризис и наличие реальных запасов стало действительно важно для рынка», – рассказывает независимый аналитик аграрного рынка Николай Григорьев. Действительно, из года в год игроки отечественного зернового рынка сетуют на отсутствие инфраструктуры, плохое состояние элеваторов, не позволяющих должным образом сохранять запасы зерна, однако дальше разговоров дело, как правило, не идёт. «В этом году получилось так, что тот бардак, который у нас обычно был «спрятан» в цифру переходящих запасов, больше там «прятаться» не может», – констатирует Николай Григорьев. Результатом такого положения вещей явились прокурорские проверки деятельности элеваторов, а также громкие заявления руководителей ОЗК о том, что практически все запасы хранятся в ненадлежащих условиях – зерно гниёт и служит кормом для мышей. Примечательно, что в этом вопросе ОЗК получила горячую поддержку со стороны Минсельхоза и Россельхозбанка, у которого часть зерна находится в залоге. Банкиры даже направили в правительство письмо с просьбой о скорейшей реализации зерна. А между тем и профильное ведомство, и госкорпорация на самом деле и должны были зорко следить за тем, чтобы «закрома Родины» не разбазаривались.

По теме

«Сейчас, когда руководство ОЗК осознало, что могут возникнуть серьёзные проблемы, начнётся поиск «негодяев» и будут делаться заявления о том, что отныне надо быть бдительными», – рассуждает Николай Григорьев. Итогом открывшейся охоты на ведьм скорее всего станет несколько показательных процессов над директорами элеваторов, после чего ситуация на отечественном зерновом рынке вновь вернётся на круги своя.

В пользу того, что никаких реальных проблем с насыщением внутреннего рынка зерновой продукцией в реальности не существует, говорит хотя бы тот факт, что руководство ОЗК называет на самом деле ничтожно малые объёмы, подлежащие срочной реализации, – 300 тыс. тонн. «Если будет принято решение о реализации зерна в этом объёме, то на рынке это принципиально не скажется. Такие продажи рынку – как слону дробина», – констатирует исполнительный директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. С точки зрения чистой экономики несостоятельно выглядят и «страшилки» о невероятном дефиците на внутреннем рынке.

«На самом деле нет никакой проблемы в том, чтобы закупить недостающие объёмы на внешних рынках. Так что никакого повода для истерики на самом деле нет», – резюмирует Николай Григорьев.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.12.2010 11:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх