Версия // Общество // Имущественные споры семьи Баталовых с Дрожжиной и Цивиным вполне можно разрешить в гражданском процессе

Имущественные споры семьи Баталовых с Дрожжиной и Цивиным вполне можно разрешить в гражданском процессе

10149

Не надо спешить в Следственный комитет


(фото: pixabay.com/Jiri Frohlich)
В разделе

Уже несколько месяцев не утихает скандал, связанный с семьей прославленного Алексея Баталова. Вдова и дочь актера уверяют, что обманным путем лишились всех своих денег и недвижимости. Выяснение отношений, подкрепленное информационной атакой на федеральных каналах наглядно демонстрирует пагубные тенденции и в судебно-правовой системе, и в общественном мнении.

«Семейное» начало

Итак, с одной стороны - вдова и дочь известного актера Алексея Баталова - Гитана Леонтенко и Мария Баталова. С другой - друзья семьи - супружеская пара Наталья Дрожжина и Михаил Цивин. В свете последних событий фраза «друзья семьи» кажется совсем неуместной, но начиналось все именно с такого рода взаимоотношений.

По словам многих знакомых семьи Баталовых, отношения между дочерью Баталова Марией и парой Дрожжиной и Цивина действительно были очень доверительными и теплыми. Именно Михаил Цивин после смерти актера взял на себя решение многих важных вопросов, пара активно поддерживала семью после тяжелой утраты. Важным здесь является тот факт, что Мария Баталова страдает тяжелой формой ДЦП и нуждается в постоянной помощи. Эту помощь в совокупности с заботой и вниманием она всегда получала от Дрожжиной и Цивина. В итоге их взаимоотношения действительно были похожи на семейные, сама Мария воспринимала актрису и ее супруга, как родных.

При этом у Марии Баталовой с Дрожжиной и Цивиной был заключен договор ренты, предполагающий пожизненное содержание с иждивением. Документ был подписан законным представителем Марии - ее матерью Гитаной Аркадьевной Леонтенко.

Кому выгоден этот договор? Если разобраться, то, пожалуй, каждая сторона остается не в обиде. В частности, семья Баталова может проживать в своей квартире без каких-либо ограничений и платежей. Более того, согласно условиям подобных договоров, они ежемесячно получают некую сумму, необходимую для комфортной жизни и покрывающую их расходы.

При этом право собственности на недвижимость перешло Наталье Дрожжиной и Михаилу Цивину - за сравнительно небольшие ежемесячные выплаты, они получили возможность стать обладателями дорогой недвижимости. Речь идет об одной трети доли в квартире на улице Серафимовича, нежилом помещении по тому же адресу и квартире по 1-му Самотечному переулку. Правда все это с некоторой оговоркой - пользоваться этим имуществом при жизни вдовы и дочери Баталова они не могут.

Сначала такое положение дел устраивало обе стороны, но потом семья Алексея Баталова обвинила Наталью Дрожжину и Михаила Цивина в желании завладеть их имуществом.

Согласно законодательству, они были вправе в любой момент расторгнуть договор и вернуть имущество в свое распоряжение. На практике такое происходит довольно часто - рядовая ситуация, в этом нет никакой трагедии.

Но Гитана Леонтенко вместо того, чтобы решить вопрос, как и полагается в рамках гражданского спора, решила напрямую обратиться в Следственный комитет с требованием о возбуждении уголовного дела против пары Дрожжина-Цивин.

Один адвокат для двух сторон

Дальше ситуация стала развиваться каким-то особым образом, причем информационной войне в ней уделяется огромное внимание.

Также к разбирательствам были привлечены два известных адвоката - обвиняемых в мошенничестве Цивина и Дрожжину поддерживает Анатолий Кучерена, а интересы семьи Алексея Баталова по протекции кинорежиссера Никиты Михалкова представлял Павел Астахов, однако потом Леонтенко отказалась от его услуг.

По теме

Такое разделение адвокатов, между тем, было и остается весьма условным.

В частности, Анатолий Кучерена особо подчеркивает тот факт, что, поддерживая Наталью Дрожжину и Михаила Цивина , он не выступает против семьи прославленного актера Алексея Баталова. Напротив - считает своей задачей помочь вернуть им имущество, поскольку видит в сложившейся ситуации некую «искусственную криминализацию гражданско-правового спора».

«Это имущественный конфликт, и он высветил несколько пагубных тенденций в нашей судебно-правовой системе и в общественном мнении», - так охарактеризовал Кучерена сложившуюся ситуацию.

Следственный комитет вместо гражданского спора

В случае с выяснением отношений между семьей Алексея Баталова и Дрожжиной с Цивиным имеет место конфликт, который с легкостью решается с помощью гражданского спора. По факту, Гитана Леонтенко обратилась напрямую в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело о мошенничестве.

Подобную ситуацию Анатолий Кучерена сравнил с имущественными спорами между бизнесменами, когда предприниматель обращается в суд с требованием возбудить уголовное дело против конкурента. В таких действиях бизнесменов всегда четко прослеживается определенная цель - сделать конкурента сговорчивее. Но при этом подобную практику иначе как губительной назвать крайне трудно.

Подать в суд из-за несогласия с исполнением заключенного договора - обычная распространенная практика, подчеркивает адвокат Кучерена. Если же все подобные дела перевести в уголовную плоскость, то это элементарно остановит работу следственных органов.

Об этом и говорит Анатолий Кучерена, поясняя, что действия Леонтенко абсолютно необоснованны, и все ее претензии и требования лежат в области гражданских правоотношений. При этом, по мнению адвоката, правоохранительные органы, скорее всего не проверили наличие реальных оснований, а просто возбудили уголовное дело.

Существует мнение, что на поспешность действий Следственного комитета могло повлиять то, что речь идет о семье прославленного актера. Иначе сложно объяснить тот факт, что пара пожилых людей, имеющих определенные проблемы со здоровьем, весьма оперативно была помещена в изолятор временного содержания.

В данном вопросе Анатолий Кучерена весьма категоричен в отношении своих подзащитных: «Не было никаких оснований полагать, что они могут куда-то скрыться, вывести свои активы за границу или каким-то образом препятствовать проведению следствия. Создается впечатление, что речь шла о некоей «мере устрашения»: надо ли говорить, какое впечатление производит заключение под стражу на людей, для которых тюрьма – отнюдь не «дом родной».

«Адвокат обязан разбираться в людях...»

Здесь невольно закрадывается мысль - вдруг адвокат ошибается? Ведь неоднократно звучали заявления о способностях Михаила Цивина и Натальи Дрожжиной производить нужное впечатление и уметь расположить к себе людей. Но тут же вспоминается такой важный аспект, как репутация, а опыт Кучерены не позволяет причислить его к тем, кто плохо разбирается в людях и стал бы рисковать своей многолетней репутацией.

Об этом говорит и сам Кучерена. Заявляя о том, что его подопечные произвели на него положительное впечатление, он прекрасно осознает, что не может себе позволить стать жертвой обмана или того хуже - самообмана. «Лично на меня Михаил Цивин и Наталья Дрожжина произвели приятное впечатление. Они совсем не похожи на деятельных служителей «золотого тельца», выставляющих на всеобщее обозрение неправедно заполученное богатство. Это культурные, интеллигентные, с чувством собственного достоинства люди», - заявил Анатолий Кучерена.

Такая характеристика подзащитных не позволяет адвокату согласиться в обвинениями в угрозах, которое предъявляют им Гитана Аркадьевна и Мария Баталова.

Какие есть варианты?

По теме

Адвокат Цивина и Дрожжиной Анатолий Кучерена называет конкретные действия, которые могли бы помочь урегулировать спор. Пролить свет на взаимоотношения сторон, по мнению адвоката, могла бы очная ставка его подзащитных и Баталовых, однако последние от нее категорически отказываются, объясняя отказ страхом. Однако очная ставка априори исключает какое-либо физическое или словесное насилие.

При этом Баталовы продолжают повторять о том, что из-за действий Натальи Дрожжиной и Михаила Цивина оказались в полной нищете. Одновременно с этим женщины отказываются снять арест с имущества, чтобы «мошенники» смогли его им вернуть. Парадокс заключается в том, что при наличии ареста делать с имуществом что-либо запрещается. В итоге им остается лишь одно - продолжать жаловаться на бедность.

«Лиса Алиса и Кот Базилио»

Анатолий Кучерена не одобряет склонности к вынесению некоего «общественного вердикта», в ходе которого автоматически устанавливается вина одной из сторон.

«Фактически, ряд СМИ с самого начала этой истории поспешили налепить на Цивина и Дрожжину «бубнового туза». Изо дня в день их сравнивают с Лисой Алисой и Котом Базилио из известной сказки Алексея Толстого «Золотой ключик», называют «мошенниками» и «аферистами», - пояснил адвокат.

Не поддерживает Кучерена и массовое распространение информации о том, чем в реальности якобы владеет пара Михаила Цивина и Натальи Дрожжиной. По его словам, не столь важно «чем», гораздо важнее знать, насколько законно им это досталось.

«В действительности у Цивина и Дрожжиной четыре квартиры и все они либо законно приобретены ими, либо получены по наследству», - сообщил адвокат пары. Он особо подчеркнул, что существует множество прецедентов, где фигурируют гораздо более крупные сумы, но они не вызывают такого ажиотажа и не попадают в передачи центральных телеканалов. По его убеждению, тот факт, что речь идет о семье прославленного актера Алексея Баталова, не дает оснований для подобных спекуляций.

Что же будет дальше?

Сейчас громкое дело поставлено на паузу по причине болезни дочери и вдовы Алексея Баталова.

Но и до этого следственные действия заметно застопорились, поскольку, исходя из выявленных обстоятельств - непонятно, в каком направлении следует двигаться дальше.

С одной стороны, есть обвинения от Гитаны Леонтенко и Марии Баталовой. С другой - полное отрицание Михаилом Цивиным и Натальей Дрожжиной вменяемых им действий - банковские счета они не обнуляли, имущество не присваивали. В подтверждение их слов работает суть договора пожизненного содержания, который в принципе не предполагает наличия возможности проведения каких-либо действий с имуществом без особого разрешения Марии Баталовой.

Не помогают следствию и некоторые заявления Леонтенко, которая периодически рассказывает о новых подробностях, противоречащих ранее данным показаниях. В частности, женщина иногда утверждает, что вообще не подписывала никакого договора с Цивиным и Дрожжиной. При этом экспертиза уже установила подлинность подписи на договоре.

Еще одно заявление Гитаны Леонтенко также заслуживает внимания - по ее словам, она подписывала так много бумаг, что и сама не знает, на чем конкретно она оставляла свою подпись. Такому поведению вдовы Алексея Баталова Анатолий Кучерена дает вполне конкретную характеристику: «Если бы подобная аргументация имела хоть какой-то вес в юридических спорах, наступил бы полный хаос. К примеру, человек взял кредит, подписав соответствующий договор, а потом заявляет, что возвращать кредит не собирается, поскольку не помнит, что именно он подписывал».

Многие адвокаты и эксперты утверждают, что поскольку возбуждено уголовное дело, решить имущественный спор в гражданском поле уже не получится. Подобную юридическую практику Анатолий Кучерена отнес к временам «охоты на ведьм».

«На самом деле Следственный комитет может в любой момент прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления, снять арест на имущество, после чего оно может быть возвращено семье Баталовых. Надеюсь, что так и случится», - заключил адвокат.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 31.12.2020 11:50
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх