// // ФСИН после Реймера - Валерий Каклюгин о современных методах работы тюремного ведомства

ФСИН после Реймера - Валерий Каклюгин о современных методах работы тюремного ведомства

2337

От шараги до браслета

ФСИН после Реймера - Валерий Каклюгин о современных методах работы тюремного ведомства
В разделе

Недавно задержали бывшего главу Федеральной службы исполнения наказаний Александра Реймера. Экс-глава ФСИН прославился введением «платных услуг» в колониях, идеей строительства новых тюрем самими заключёнными. Кстати, идея неплохая. Правда, не новая – её использовал ещё Берия. Тогда репрессированных инженеров и техников собирали в специальных лабораториях, именуемых народом «шарагами» или «шарашкиными конторами».

Труд был вполне квалифицированным и качественным. К слову, в такой «шараге» работал конструктор Королёв. Насколько эффективна такая система сейчас?

Но погорел Реймер на другом. Как мы помним – на электронных браслетах. Федеральный чиновник «играл» по-крупному. С 2010 года, когда браслеты начали закупать, из бюджета исчезло около 3 млрд рублей. Потом выяснилось, что устройство стоимостью 19 тыс. закупалось за 108 тыс. рублей!

Втридорога и через посредников

Не отставали от руководителя и на местах. Например, в Краснодарском крае несколько лет строится новая колония. Это целый город, рассчитанный на 1000 заключённых. Здесь всё по нормативам. Как и положено, на каждого осуждённого будет приходиться не менее 4 квадратных метров. Также на территории будут специальные лечебные учреждения для больных туберкулёзом, наркоманией, инфекционными заболеваниями. Здание рассчитано и на содержание людей с ограниченными возможностями – для этого предусмотрены специальные дорогостоящие лифты.

Всё бы хорошо, да только строительство объекта уж слишком затянулось. А за время возведения сменилось несколько руководителей. Что примечательно: вместе со старыми руководителями со счетов исчезли десятки миллионов рублей.

Даже не то чтобы исчезли. Все расходные документы вроде имеются. Но суммы, как и в случае с браслетами, чересчур превышают реальную стоимость. Например, каждая закупка производилась через посредническую фирму. А простейшие экспертизы, такие как проверка качества бетона, проводились по нескольку раз и на сотни тысяч рублей. Или ещё один пример – согласно расходникам оплачены работы по проектированию. Кинулись искать… а проекта – нет. И таких случаев масса!

Понятно, почему строительство затянулось?

Нерадивых руководителей с поста «попросили», но почему-то пока не наказали. Растраченных денег тоже ещё не вернули. По факту ведутся проверки.

Сегодня ФГУП возглавили другие люди. И дело сдвинулось с мёртвой точки.

Новая команда работает без выходных – сроки поджимают. Руководители если находятся не на самой стройке, могут у себя в кабинете он-лайн наблюдать за происходящим на объекте. Вместе с ними происходящее вижу и я. Вдруг строители бросили работу и покинули объект. Директор тут же позвонил прорабу: в чём дело? Оказалось, идёт ливень (он на экране не отображается). Рабочие занялись другим делом под навесом.

Интересуюсь, как оптимизировать расходы. Секрет прост – избавиться от коррупционной составляющей.

– В первую очередь наладили систему закупок, – говорит один из руководителей Валерий Каклюгин. – Мы стараемся не работать с посредниками! Размещаем на официальном сайте информацию о предстоящих закупках, чтобы она дошла и до крупных производителей. При этом в приоритете продукция, произведённая в системе ФСИН. Например, сейчас нам нужна газопоршневая станция. Претендентов на её установку – около 15 структур. По итогам проведённых на электронной площадке торгов с победителем заключим договор. Но, несмотря на честную победу, в отношении подрядчика всё равно будет проводиться дополнительная проверка, чтобы работа была выполнена качественно и в срок.

По теме

«Шараги» вернутся?

Одна из основных задач ФГУП ФСИН – привлечение к труду осуждённых. Да, существует много сложностей, и в первую очередь – их квалификация. Понятно, что не все её имеют. Так, для работы на стройке привлекаются имеющие определённые навыки. Но и их тщательно отбирают. Ведь главное даже не само умение, а психологический настрой. Готовы они работать или нет?

По мнению Валерия Каклюгина, в колонии есть многое для создания устойчивого коллектива. (Такой опыт, может, и не очень уместный, уже был. Именовали его «шарагами».) В первую очередь – выделенная охраняемая территория. Но для нормального производства необходимо ещё несколько условий – современное оборудование и профессиональные наставники. При наличии этих составляющих и добросовестной работе стимул у заключённых будет. Это не только условно-досрочное освобождение, но и возможность заработать дополнительные деньги, которые можно отослать семье.

Ну а самое главное, чтобы на результат трудилось и отвечало за каждую копейку само руководство. Особенно бывшее – то, что направило десятки миллионов рублей в неизвестность и при этом продолжает разгуливать на свободе.

А что взамен?

Сегодня права заключённых активно защищают. За соблюдением норм следят прокуратура, множество правозащитных организаций. А что государство получает взамен? Ведь по большому счёту заключённых содержат за бюджетные деньги. Справедливости ради стоит отметить, что зарабатывают они и сами. Например, в прошлом году их доходы составили 39,9 млрд рублей. На первый взгляд цифра внушительная. Однако денег этих на содержание колоний явно не хватает, так как согласно данным, опубликованным на официальном сайте Федеральной службы исполнения наказаний, расходы в 2014 году составили более 270 млрд рублей!

В советские времена исправительные учреждения входили в пятёрку самых прибыльных предприятий Советского Союза и в дополнительном финансировании не нуждались! Некоторые колонии либо сами были градообразующими предприятиями, либо являлись крупными подрядчиками заводов. Последние поставляли в места лишения свободы современное (по тем меркам) оборудование, давали заказ на определённый объём работ. Оклад заключённого составлял около 100 рублей в месяц. 50% этой суммы шло в доход государства, 30% – на его содержание: питание и одежду, и ещё 20% ежемесячно перечислялось на его личный счёт. Понимаете, он не только себя обеспечивал, но ещё зарабатывал и отчислял средства государству. Но дело в том, что тогда и само государство, и система были другими. Исправительные учреждения были обеспечены работой.

С развалом СССР и как следствие – экономики страны эта система перестала работать.

В последние годы ситуация более-менее стабилизировалась. Но до былых результатов далеко.

Чтобы обеспечить заключённых работой, нужны соглашения с частным бизнесом. Но тот пока неохотно идёт на сотрудничество и создание совместных предприятий. Ведь всё это требует огромных вложений. Современное развитие производства предусматривает новые станки и квалифицированные кадры. Где их взять? Правда, в исправительных колониях ведётся активная работа по трудовой адаптации подопечных. Существуют учебно-производственные предприятия, которые готовят специалистов рабочих профессий. Ведь их не хватает не только в колониях, но и на свободе. А значит, после отбывания срока у бывших заключённых есть шанс трудоустроиться.

Несмотря на имеющиеся проблемы, руководство ФСИН уделяет огромное внимание модернизации своих предприятий. И имеет госконтракты, которые и выручают. Так, в исправительных колониях шьют военную форму, обмундирование для самой системы ФСИН и МВД, охотничьи принадлежности, изготавливают мебель, двери, производят даже сельскохозяйственную продукцию.

От редакции. Содержание наших заключённых обходится на порядок дешевле услуг зарубежных тюрем. Условия в современных российских пенитенциарных заведениях уже подходят к иностранным требованиям. Мы готовы и просто содержать заключённых, и предоставлять им возможность трудиться. Бренд

ГУЛАГа слегка отреставрируем да и начнём экспортировать данную услугу? А что, нам оплатят содержания зэков, заодно соберём информацию об иностранном преступном мире.

Опубликовано:
Отредактировано: 08.06.2015 14:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх