// // Документы особой важности теряют по пьянке и выносят сейфами из здания МВД

Документы особой важности теряют по пьянке и выносят сейфами из здания МВД

778

Папка с секретом

Фото: lori
Фото: lori
В разделе

Режим секретности в России не соблюдали никогда. Бумаги из тайных канцелярий и архивов пропадали и при царе-батюшке, и во времена СССР, пропадают они и сегодня. При этом суровость наказания варьируется: при Сталине за это расстреливали, при Брежневе – сажали, а при Ельцине в лучшем случае лишали премиальных. Что происходит сегодня с теми, кто утратил бдительность, а вместе с ней и служебные документы, составляющие государственную тайну, знают немногие. Какой-никакой порядок в деле секретного делопроизводства всё же навели, на всякий случай засекретив для прессы и сами факты утраты бумаг с грифом секретности. Впрочем, периодически истории о разинях с доступом к гостайне становятся достоянием гласности. Корреспондент «Нашей Версии» пытался понять, что чаще всего стоит за потерей бдительности: корысть, разгильдяйство или обычное несоответствие некоторых людей занимаемым должностям.

На минувшей неделе глава Службы безопасности Украины поведал общественности о том, что в руки сотрудников его ведомства попали несколько секретных документов, принадлежащих Черноморскому флоту России. Как вышло, что бумаги «ушли» за пределы штаба ЧФ, почему сознательные граждане притащили их именно в СБУ, а не отнесли назад, в штаб флота (при том, что севастопольцы считают моряков-черноморцев своими, а украинских спецслужбистов – нет и в разнице между теми и другими прекрасно разбираются)? Об этом генерал Наливайченко не сообщил: «Наше дело – сторона. Пусть разбираются сами, проводят внутренние расследования».

В промежутке между потерей документов и пресс-конференцией главы СБУ в Севастополе застрелился начальник топографической службы 810-й отдельной бригады морской пехоты Черноморского флота РФ. 28-летний капитан-лейтенант заступил в суточный наряд, получил пистолет ПМ и патроны к нему и спустя полчаса пустил себе пулю в голову, оставив на столе в служебном кабинете записку: «Прошу в моей смерти никого не винить». Говорят, что между этими двумя событиями имеется определённая связь, но, пока ведётся следствие, что-то определённо сказать нельзя. Доследственная проверка в рамках статьи 110 Уголовного кодекса РФ «Доведение до самоубийства» закончится уже на следующей неделе.

Глава СБУ, на пресс-конференции откровенно торжествовавший, видимо, позабыл, как пару лет назад и сам угодил под служебное расследование об утрате секретных документов. Международный женский день глава украинских разведчиков и контрразведчиков в одном лице праздновал в фитнес-центре престижной киевской гостиницы. Напраздновался генерал так, что уснул, а когда проснулся, обнаружил, что у него пропал портфель. Позже он стал путаться в показаниях: то ли портфель у него пропал, то ли бумажник, водительские права, кредитные карточки и несколько сотен долларов пропали отдельно, а портфель остался… Но дело в том, что в портфеле могли находиться некие секретные бумаги, во всяком случае, коллеги показали, что их начальник ушёл в тот день со службы, прихватив «кое-что», «чтобы поработать дома». Тогда дело окончилось тем, что главе СБУ указали на неполное служебное соответствие и пару лет ему пришлось проходить в должности с приставкой «и.о.».

Фамилия Наливайченко вспоминается и в связи с другим инцидентом, касающимся пропажи секретных документов. Не так давно с Украины выслали советника-посланника посольства России Владимира Лысенко: сделано это было практически бесшумно, и мало кто знает, что высылка дипломата могла быть связана с пропажей секретных документов из российского посольства. Документы попали в руки тогдашнему первому заместителю министра иностранных дел Украины Юрию Костенко, который и передал их в СБУ, предложив предать их гласности. Но секретные бумаги так никто и не обнародовал. Между тем стало известно, как именно они оказались в руках Костенко. В российском посольстве работала симпатичная юная особа, имевшая возможность проникать в служебные помещения. Секретную документацию юная пани собирала буквально со столов: оказывается, мало кого заботил режим секретности и все бумаги сотрудники бросали там же, где с ними работали. К Костенко попала уйма бумаг, в том числе и связанных с деятельностью русскоязычных организаций Украины. Таким образом, сотрудники посольства буквально подставили этих людей.

По теме

Теряют секретную документацию не только дипломаты. Три года назад из здания МВД на Житной улице исчезли два сейфа с секретными оперативными документами департамента уголовного розыска. В здании шёл ремонт, а сейфы с бумагами, чтобы не мешали, выставили в коридор. Простояли они там несколько недель. А потом вдруг пропали. Доложили министру Рашиду Нургалиеву, началась служебная проверка. Чтобы не потерять лицо, сотрудникам объяснили так: ни документов, ни сейфов никто не крал, просто рабочие по ошибке спустили шкафы во внутренний двор МВД, а оттуда их, приняв за списанные, отправили на пункт сбора металлолома. Вместе с секретной документацией, разумеется. Сотрудники МВД обыскали всю площадку сбора металлолома, но сейфов так и не нашли. В итоге несколько высокопоставленных офицеров были уволены, но большинство отделались дисциплинарными взысканиями.

От милиционеров не отстают и военные. В сентябре этого года во время пожара в воинской части в Тамбове сгорели документы особой государственной важности. Огонь нанёс серьёзный ущерб секретке, где хранились документы. Так, во всяком случае, сообщили прессе. А вот о чём журналистам не сообщили: воинская часть была не чем иным, как штабом бригады спецназа ГРУ, расположенной в центральной части города на территории бывшего училища химической защиты. Проверка показала, что двери секретки могли быть вскрыты ещё до пожара. Что было в секретной части, какие документы в ней хранились и почему им был присвоен столь высокий гриф секретности – неизвестно. Пока неизвестно.

В военкоматах дела обстоят не лучше. Не так давно секретные документы Минобороны России контрразведчики обнаружили в городе Кемерове, в доме у неприметной жительницы-бобылки. Среди найденного – приказы, списки позывных и мобилизационные планы одного из райвоенкоматов. Считалось, что все эти бумаги давно уничтожены. Контрразведчики выяснили, что хозяйка дома работала в военкомате и занималась секретным делопроизводством. Помимо секретных бумаг у неё во дворе нашли ящик со снарядами для 30-миллиметровой пушки! Офицеры ФСБ установили, что бывшая сотрудница военкомата собиралась документы продать, для чего вступила в сговор с гражданином одной бывшей советской прибалтийской республики.

Масса секретных документов пропадает и из научных учреждений. Не так давно при попытке пересечь государственную границу России был задержан житель Комсомольска-на-Амуре, бывший капитан ВВС. Пограничники изъяли у него документы с секретной информацией об образцах вооружения, устанавливаемых на боевых самолётах семейства «Су». Эти материалы составляли государственную тайну, и в случае несанкционированной передачи их иностранному государству Россия понесла бы ущерб, исчисляемый не одной сотней миллионов рублей. Документы бывший военный купил за 3 тыс. долларов у сотрудника оборонного предприятия.

Учёный Виктор Калядин был признан виновным в том, что передал представителю США секретное техническое описание комплекса активной танковой защиты «Арена». Эти материалы учёный получил через посредников из Коломенского конструкторского бюро машиностроения. Дали Калядину 14 лет тюремного заключения. А уголовное преследование в отношении сотрудников КБМ – начальника сектора противодействия технической иностранной разведке и его коллеги, которые вынесли этот секретный документ, – прекратили в ходе следствия. Вроде бы по амнистии, но, как мы считаем, сажать в тюрьму этих людей было просто-напросто нельзя – слишком серьёзными секретами они владели. Мало того, что их не посадили, их ещё и оставили на прежней работе.

Сотрудники ФСБ при плановых проверках режимных предприятий, секреток различных воинских частей и научно-производственных объединений довольно часто выявляют факты ознакомления с секретными сведениями лиц, не имеющих на это соответствующих допусков, немалое число фирм работает с информацией, составляющей гостайну. На три проверки – одно нарушение. Халатности сотрудников, имеющих дело с секретной документацией, способствует и то, что до сих пор не разработаны единые положения о спецчасти для хранения документов – о той самой злополучной секретке. Не определены и единые должностные обязанности специалистов по режиму секретности. Ну а то, что журналы учёта лиц, осведомлённых о секретных сведениях, заводятся несвоевременно или не заводятся вообще – общее место всех проверок. Из-за отсутствия ведомственных перечней сведений, подлежащих засекречиванию, определение степени секретности осуществляется произвольно. Отсюда вытекают и нарушения: секретные документы отправляются или передаются в другие организации как несекретные, а доступ к ним имеет всякий интересующийся.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.11.2009 17:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх