// // Что стоит за подавлением сопротивления оппозиции в Бахрейне

Что стоит за подавлением сопротивления оппозиции в Бахрейне

948

Позиция внутренней силы

Что стоит за подавлением сопротивления оппозиции в Бахрейне
В разделе

Историю восстания в Бахрейне 14 февраля 2011 года вкратце можно описать так: массовые демонстрации и неудачные переговоры; кровавые репрессии правительства; небрежная попытка примирения и диалога; политический тупик, ставший результатом распрей в королевской семье и поляризации сектантов

Облавы на инакомыслящих

Эта тупиковая ситуация закончилась решением правительства об аннулировании гражданства шейха Исы Касима, самого видного шиитского мусульманского клирика королевства и духовного вдохновителя главного оппозиционного блока Вифак.

Этот шаг стал лишь одним из серии недавних облав на инакомыслящих.

Также властями был повторно задержан откровенный критик правительства Набиль Раджаб, и введен запрет на поездки активистов, планировавших попасть на заседание Совета по правам человека ООН в этом месяце в Женеве.

Правительство также до девяти лет увеличило срок заключения секретарю Вифака шейху Али Салману, и представило новый закон, запрещающий религиозным лидерам состоять в политических обществах.

На первый взгляд такие решения, казалось бы, указывают на становление режима, наконец-то решившего перестать использовать отговорки и заняться серьезными реформами – власти уверились в своей способности справиться с неизбежными внутренними и международными последствиями усилившихся политических репрессий.

По крайней мере на дипломатическом фронте такой вывод, несомненно, является правильным. Поскольку бойкот Вифаком парламентских выборов в 2014 году в знак протеста против отсутствия значимых уступок со стороны государства, ранее поддерживавшие его чиновники из посольств США и Великобритании стали избегать группу.

Министерство иностранных дел Великобритании, в частности, заявило прямо, что оппозиция сама определила свою судьбу, отказавшись от сотрудничества в рамках существующей политической структуры, которая, действительно, не идеальна, и ей теперь придется самой справляться с трудностями.

Примерно в то же время на региональном уровне начался рост популярности так называемого «Исламского государства» (ИГ - террористическая группировка, запрещенная в РФ и ряде других стран) в Сирии и Ираке, из-за чего США и их союзники оказались сильнее, чем раньше, заинтересованы в Бахрейне и других арабских государствах Персидского залива.

В обмен на их дипломатическую и (номинальную) военную помощь лидеры залива потребовали большую свободу действий во внутренней политике. В случае Бахрейна западная критика и участие существенно уменьшились с тех пор.

Следуя саудовской стратегии?

Менее ясно, однако, свидетельствуют ли последние шаги Бахрейна, предпринятые против оппозиции, о позиции внутренней силы, или их следует воспринимать как уязвимость. По меньшей мере три отдельных фактора в игре. Примечательно, что два из трех имеют больше общего с экономикой, чем с политикой.

Первая суннитская мусульманская община Бахрейна оказала существенную поддержку правящей семье в 2011 году путем организации встречных митингов, которые помогли остановить импульс восстания. Но вместо того, чтобы исчезнуть с окончанием массовых демонстраций, многие из этих популистских суннитских коалиций превратились в политические движения, выдвигающие собственные требования государству, часто устно, добиваясь повышения заработной платы и ужесточения мер реагирования для обеспечения безопасности из-за протестов.

По теме

Опасаясь, что эти группы потенциально могут привести к возникновению нового феномена суннитской оппозиции, государство перекроило границы избирательных округов во времени выборов 2014 года таким образом, что поставило в невыгодное положение кандидатов таких групп, которые не смогли выиграть ни одного места.

Анализируя эти избирательные махинации, в сочетании с новым запретом на политическую деятельность для религиозных деятелей, становится ясно, что не просто шииты являются мишенью притеснения государства, но политически активные сунниты также.

Это не сулит ничего хорошего двум крупнейшим и наиболее авторитетным политическим обществам страны после Вифака, которые представляют салафитов и последователей Братьев-мусульман. Для обычных суннитов такие шаги стали предательством, после помощи, которую они оказали государству в прошлом.

Падение цены на нефть

Вторым фактором, который может помочь объяснить выбор времени авторитарного поворота Бахрейна, является финансовый кризис, причиной которого стало резкое падение цен на нефть.

Бахрейнцы, за последние шесть месяцев существенно обедневшие, по стандартам Персидского залива, были вынуждены принять меры по сокращению расходов, которые стали причиной роста цен на продукты питания, воду и электричество, а также автомобильное топливо.

Государство обещает дальнейшее ужесточение бюджетной политики в виде налога на НКУ в масштабах всей добавленной стоимости, увеличение стоимости госуслуг и даже изменения в пенсионных выплатах.

В Саудовской Аравии также проходят болезненные экономические реформы. Там их началу предшествовали выступления диссидента-священнослужителя шейха аль-Норм Нимра, что большинством наблюдателей было истолковано как прозрачная попытка умиротворения основных суннитских сторонников режима. Может быть Бахрейн просто идет по стопам Саудовской Аравии?

Королевское маневрирование

Наконец, возможно, что шаги Бахрейна в сторону авторитарного сокращения расходов отражают борьбу за влияние в раздробленной семье Халифа.

В частности, из-за экономических проблем страны в центре внимания вновь оказался наследный принц Салман бин Хамад, который был маргинализован после неудачной попытки переговоров с лидерами Вифака в феврале 2011 года.

Повестка экономической реформы кронпринца решительно противоречит инициативам его дяди, премьер-министра Халифа бин Салмана.

Смелые шаги против оппозиции могут таким образом быть сообщением, ратующем за реформы Салману, что ему не следует рассчитывать на развитие политической карьеры из-за его экономических знаний.

Не менее вероятно, что опыт прошлых пяти лет приблизил наследного принца к более консервативным членам его семьи. В лучшем случае он воспринимает распри с оппозицией как пустую трату времени, в худшем - как повторение серьезной ошибки. А потому гораздо лучше покончить с ней вообще.

Оригинал материала: http://www.bbc.com/news/world-middle-east-36581449
Опубликовано:
Отредактировано: 28.06.2016 11:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх