// // Бывает, хороший врач оказывается бездарным управленцем

Бывает, хороший врач оказывается бездарным управленцем

887

Минздрав не здрав

2
В разделе

За пустую болтовню с министра особый спрос. И месяца не прошло с тех пор, как глава Минздрава Вероника Скворцова дала основание полагать, что у нашей страны есть вакцина от лихорадки Эбола. А на днях она заявила, что опытные образцы лекарства будут готовы, оказывается, лишь через полгода. Если в одном из двух случаев Скворцова откровенно лгала, то имеет ли она моральное право занимать своё кресло? Если же министра ввели в заблуждение её подчинённые, то не свидетельствует ли это о неполном служебном соответствии Скворцовой как управленца высокого ранга?

Вопросы эти, понятное дело, риторические, но в воздухе повисают и предметные вопросы к министру Скворцовой – от аудиторов Счётной палаты, прокуроров и представителей Федеральной антимонопольной службы. Разобраться бы, почему так?

Говорят, что Скворцова – первый российский врач-практик, занявший кресло министра здравоохранения. Наверное, она действительно неплохой доктор – летом прошлого года Скворцова вовремя оказала первую медицинскую помощь сотруднику администрации президента, которого во время заседания Государственного совета чуть не разбил инсульт. А прошлой осенью на заседании президиума правительства во время доклада министра здравоохранения упал в обморок сотрудник Федеральной службы охраны – и Скворцова, отложив свой доклад, лично привела его в чувство.

Но хороший врач – это одно, а компетентный управленец – другое. Да ещё на министерском посту. Вот как прикажете понимать такое: 5 сентября информ­агентство ТАСС цитирует слова Скворцовой, что якобы российская вакцина против лихорадки Эбола успешно прошла доклинические испытания, и «её можно применять». «В принципе, – уточнила Скворцова, – мы готовы её применять точно так же, как американцы свою экспериментальную вакцину используют». Если понадобится, пообещала Скворцова, «мы её применим».

А вот текст сообщения ТАСС от 15 октября: «Через шесть месяцев у нас будут готовы опытные образцы вакцины против вируса геморрагической лихорадки Эбола и против некоторых других вирусов», – отметила глава Минздрава в ходе поездки на создающийся в Рязанской области фармацевтический кластер ФОРТ.

Так есть эта вакцина или же её нет? Да и появится ли эта вакцина вообще? Госпожа министр зря дала нам повод надеяться?

Иногда бывает так, что левая рука управленца просто не в курсе, что творит его правая рука? Для Минздрава подобное – чуть ли не норма. Вот, к примеру, такая история. Есть в столице знаменитый на всю страну онкологический центр им. Н.Н. Блохина, оснащённый по последнему слову медицинской техники. Ежедневно сюда обращаются тысячи иногородних, мечтающих излечиться от смертельной напасти. А что делать, если в регионах немало своих талантливых специалистов, но при этом катастрофически не хватает современного оборудования? Они бы и рады помочь всем страждущим – да нечем! Казалось бы, чего проще – взять да закупить необходимое медоборудование, установить его – и успевай только людей спасать. Ан нет.

В прошлом году компания «МСМ-Медимпэкс» выиграла конкурс на поставку нового линейного ускорителя самарскому онкоцентру. После установки и монтажа оборудования сотрудники онкоцентра написали письмо в Следственный комитет: оборудование Elekta, поставляемое «МСМ-Медимпэкс», якобы несовместимо с уже установленной в диспансере техникой Varian от другого поставщика. Пока онкобольные из Самары томились в очередях московских клиник – а куда деваться, если на малой родине врачи разобраться не могут с техникой?! – поставщики и руководство самарского онкоцентра затеяли судебное разбирательство. В итоге судебный процесс проиграл онкоцентр, поскольку экспертиза установила, что новое оборудование полностью совместимо со старым. Казалось бы, при чём здесь Минздрав?

По теме

А при том, что именно в профильном министерстве и должны были проконтролировать процесс оснащения онкодиспансеров современным оборудованием, чтобы жизненно важное оборудование налаживалось в срок, а не простаивало в ожидании, пока стороны бодаются друг с другом в судах.

В советские времена бывало такое: предприятие закупало за рубежом дорогостоящее оборудование, получало его и… отправляло на склад. Там оборудование ржавело годами – иногда по причине безалаберности управленцев, иногда из-за того, что у предприятия не находилось специалистов, которые могли бы наладить это оборудование. Но если о подобном узнавали наверху, в профильных министерствах, директоров предприятий отдавали под суд.

А тут «не смогли правильно подключить» аппарат стоимостью в 161 млн рублей, и никто не понёс наказания – почему? Что хочешь, то и думай: может быть, дело было вовсе не в неумении, а в банальном лоббизме другого поставщика?

Региональные лоббисты «осваивают» бюджеты, а Минздрав – в стороне

А что, и такое случается. Поставки современного лучевого и радиооборудования в онкодиспансеры, осуществляемые в рамках Национальной онкологической программы, нередко сопровождаются скандальными историями. Заинтересованные лица пытаются «перетянуть одеяло на себя». Как вам, к примеру, такой случай: онкодиспансер Забайкальского края устроил конкурс на закупку и установку новой радиологической техники. Конкурс выиграл уже упоминавшийся выше «МСМ-Медимпэкс», и руководитель читинского диспансера Сергей Лесков подписал договор с этой структурой. Но у регионального минздрава, вероятно, были свои виды на жирный контракт стоимостью 229 млн рублей. Говорят, там даже якобы пытались изменить техническое задание под оборудование некоей компании-поставщика. А поскольку руководство диспансера позволило себе не прислушаться к рекомендациям свыше, региональный минздрав обратился в суд с заявлением о нарушении процедуры подписания контракта. Одновременно исполняющий обязанности министра здравоохранения Забайкальского края Михаил Лазуткин уволил Сергея Лескова с должности главного врача краевого онкодиспансера.

Описанное произошло прошлой осенью. А в январе арбитражный суд края отказал компании «Юникс» в требовании отменить результаты конкурса и подписание контракта. Не согласившись с решением контролирующего органа, региональный минздрав обратился в арбитражный суд Забайкальского края. И проиграл. Тем не менее всю весну и часть осени продолжались суды. Арбитраж успел отказать в признании незаконными действий фининспекции, согласовавшей покупку диспансером спецоборудования у «МСМ-Медимпэкс». И подтвердить, что региональный минздрав пытался принудить онкодиспансер покупать оборудование низкого качества.

И вот он, итог! Краевого министра Лазуткина оштрафовали на 15 тыс. рублей за нарушение антимонопольного законодательства. А что же федеральное министерство? А ничего – там делают вид, что и знать ничего не знают о манипуляциях, происходящих в Чите.

Помнится, год назад член комитета Совета Федерации по правовым вопросам Руслан Гаттаров вроде заподозрил руководство Министерства здравоохранения в многократном завышении цен на госконтракты. «В ходе торгов, – отмечал Гаттаров, – цена контракта упала более чем в три раза. Это демонстрирует грубые ошибки в расчёте стартовой цены департаментом информационных технологий Минздрава России. При этом от стартовой цены зависит размер залогового обеспечения, который также ограничивает конкуренцию».

Российский бюджет, таким образом, видимо, недосчитался миллиардов рублей. Такое, вероятно, могло произойти при попустительстве со стороны министра Вероники Скворцовой, писали The Moscow Post, отмечая, что якобы «чиновники Минздрава могли украсть до 2,35 млрд рублей». И что же? А опять ничего: до сих пор проводятся вялотекущие проверки, силовики и чиновники огрызаются в прессе, но внятного ответа на поставленный Гаттаровым вопрос «Куда подевались 2,5 млрд рублей?» как не было, так и нет.

Врачи из глубинки влачат жалкое существование, а Минздрав – в стороне

По теме

А пока в регионах то тут, то там вспыхивают скандалы вокруг госконтрактов стоимостью в сотни миллионов рублей, местные врачи вынуждены влачить жалкое существование на нищенскую зарплату. И всё чаще доведённый до ручки медперсонал идёт на крайние меры. На днях возобновили голодовку сотрудники «Скорой помощи» в Уфе шесть врачей, девять фельдшеров, медбрат и семь медсестёр. Перед тем как заново начать протестную акцию (впервые её устроили 9 сентября), уфимские медики пытались призвать на подмогу федеральный Минздрав, чтобы оттуда хоть как-то повлияли на региональные власти. Но журналисты так и не обнаружили активных действий министра Скворцовой в отношении чаяний медперсонала уфимской неотложки. А ведь протестующие и требовали-то всего-навсего оплатить им ночные дежурства и назначить надбавки за увеличенный объём работы в неукомплектованных бригадах. Могли ли эти люди оставаться спокойными, да ещё в то время, как местная пресса сообщила о миллионных хищениях, вскрытых Контрольно-счётной палатой Башкирии (этой информации, к слову, хода так и не дали). Специалистов лишили надбавок, а без них заработки упали донельзя: у фельдшера с 27-летним стажем – 17 тыс. рублей. В Москве одним росчерком пера увеличили число водителей «скорой помощи» на отдельных станциях. Вот только денег на их финансирование не добавили, и теперь реальные заработки уменьшились чуть ли не вдвое. Зарплаты упали с 55 до 28 тыс. рублей, а каптёрки забиты шофёрами до отказа. Водители реанимационных бригад 9-й подстанции «Cкорой» даже устроили протестную акцию. А в Калининградской области врачи начали экстренно увольняться. Причина – около 80% бригад недоукомплектованы. Кадровый дефицит компенсировали за счёт имевшихся сотрудников. Результат – нестерпимая нагрузка. Выходило по 20 вызовов в смену на одну бригаду.

Не так давно в ответ на замечание аудиторов Счётной палаты, отметивших, что в прошлом году «оплата труда медиков за один час работы практически не выросла», Минздрав отрапортовал, что-де среднемесячная заработная плата врачей увеличилась по сравнению с 2012 годом на 24% и превысила 42 тыс. рублей. На самом же деле заработки врачей в регионах плачевны. В Иванове врач, работающий на «скорой», получает оклад 3300 рублей. В Омске врач-педиатр первой категории получает ставку 10 500 рублей, принимая за смену по 60 детей. Да, и если кому-то кажется, что уж в столице медики точно жируют, скажем: средний оклад в «блатной» больнице управделами президента страны составляет 25 тыс. рублей.

А согласно прошлогодней статистике на реформу здравоохранения истратили астрономические 630 млрд рублей, но за время ее проведения из государственных больниц уволились более 200 тыс. специалистов – треть персонала! Как же соотносятся мизерные зарплаты российских врачей с тем, что государственная программа развития здравоохранения, реализуемая до 2020 года, обойдётся бюджету в 33 трлн рублей? Где деньги, Зин?

Важно

После того как Скворцова возглавила Минздрав, там отредактировали госпрограмму «Развитие здравоохранения», избавившись от своей ключевой задачи – обеспечения системности организации охраны здоровья. Это заметили в Счётной палате – не так давно аудиторы заподозрили руководство Минздрава в занижении основных показателей базовой программы «Развитие здравоохранения». Выяснилось и то, что часть показателей, например обеспеченность врачами на душу населения, для чего-то занизили. В тексте госпрограммы, констатировали аудиторы, отсутствуют или изменены около 20 показателей, в том числе «распространённость повышенного артериального давления среди взрослого населения», «охват диспансеризацией подростков», «распространённость ожирения среди взрослого населения», «первичная инвалидность у детей» и – о ужас! – даже показатель материнской смертности! Создаётся ощущение, делились своими наблюдениями аудиторы, что Минздрав пытается достичь показателей ради самих показателей, а не ради улучшения системы здравоохранения.

Со Счётной палатой у Минздрава сложились не самые лучшие отношения.Казалось бы, кому, как не главе СП Татьяне Голиковой, в недавнем прошлом возглавлявшей Минздрав, понимать сложность проблем, возникающих у Вероники Скворцовой, ведь Скворцова – её бывшая подчинённая. Но понять их, видимо, мудрено. Насколько надо было запустить дела, чтобы Голикова во время чтения текущего бюджета в Госдуме воскликнула: «Если соответствующие системы и механизмы не будут созданы, то с 1 января 2014 года качество и доступность медицинской помощи будут резко снижены в федеральных учреждениях на соответствующих территориях, а это, как правило, столичные регионы – Москва и Санкт-Петербург». Видимо, права была Голикова, что сложившаяся система во главе с Вероникой Скворцовой не может справляться со снижающимся финансированием. В общем, нынешние проблемы Минздрава могут являться начальным этапом полного разрушения российского здравоохранения. Не иначе.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.10.2014 11:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх