// // 20 лет осетино-ингушскому конфликту. Последствия не ликвидированы по сей день

20 лет осетино-ингушскому конфликту. Последствия не ликвидированы по сей день

1437

Непроходящая боль

Фото: Лаура Ильина
Фото: Лаура Ильина
В разделе

20 лет назад на Северном Кавказе разгорелся один из крупнейших межнациональных конфликтов на территории бывшего СССР. По разные линии фронта с оружием в руках встали ингуши и осетины, причиной кровавого спора стал Пригородный район Северной Осетии, где на момент развала СССР проживали, по различным данным, более 70 тыс. ингушей. Большинство из них в результате конфликта были вынуждены покинуть обжитые места. Основа конфликта была заложена ещё в сталинские времена: до 1944 года Пригородный район входил в состав Чечено-Ингушской автономной республики, но после депортации чеченцев и ингушей эти территории отошли Северо-Осетинской АССР и были в основном заселены выходцами из Южной Осетии. В 50-х годах минувшего столетия ингуши начали возвращаться из депортации в Пригородный район. Нельзя сказать, что между ними и поселившимися в их домах осетинами складывались братские отношения, но до открытого вооружённого противостояния дело дошло лишь в октябре-ноябре 1992 года. По официальным данным, жертвами конфликта стали 350 ингушей и 192 осетина, пропали без вести более 200 человек. Неофициальные источники называют в разы большие цифры. По единодушному мнению экспертов, осетино-ингушский конфликт не урегулирован по сей день и, по сути, представляет собой бомбу замедленного действия, которая может взорвать весь Кавказ. О возможных путях решения конфликта и обстановке на спорных территориях «Нашей Версии» рассказывает бывший заместитель председателя правительства Ингушетии, общественный деятель Багаудин Цолоев.

– Багаудин Дзарахметович, после принятия в 1991 году закона «О реабилитации репрессированных народов» Ингушетия получила полное право на возврат потерянных после депортации территорий, в том числе и Пригородного района. Почему в этом направлении до сих пор нет никаких подвижек?

– Закон «О реабилитации репрессированных народов», принятый Верховным Советом РСФСР, стал для ингушского народа долгожданным актом по восстановлению справедливости, поруганных прав народа, актом памяти о десятках тысяч граждан ингушской национальности, погибших от голода, холода и насилия в период депортации 1944 года. Но для ингушей закон так и остался на бумаге. Более того, всем, кто хоть немного знаком с обстановкой в регионе, понятно, что осетино-ингушский конфликт 1992 года был спровоцирован осетинскими властями только с целью притормозить или вообще заблокировать реализацию этого закона.

В результате этой военизированной провокации осетинские власти добились с помощью тогдашнего руководства федерального центра воплощения своей мечты – поголовной этнической чистки и второй депортации ингушского населения из Пригородного района и города Владикавказа.

Прошло уже 20 лет со дня трагедии, но до сих пор этому не дана ни правовая, ни политическая оценка.

– А что мешает ингушам уже сейчас, без всяких программ и изменения границ, вернуться на земли, которые они покинули в 1992 году? Северная Осетия – это же не другое государство, а такая же часть России, как и Ингушетия…

– Основной причиной, тормозящей процесс ликвидации последствий конфликта, нагнетания обстановки в зоне конфликта, является позиция глав и чиновников местного самоуправления, руководствующихся так называемой «концепцией невозможности совместного проживания осетин и ингушей и неблагоприятным морально-психологическим климатом».

Эта ущербная во всех отношениях концепция, рождённая и растиражированная в стенах госаппарата, а также ряд постановлений правительства Републики Северная Осетия (РСО) – Алания, которыми закрыто возвращение вынужденных переселенцев в ряд населённых пунктов, стали непреодолимым препятствием в завершении процесса урегулирования конфликта.

– А в чём конкретно выражается это давление?

– Из всех населённых пунктов Северной Осетии, где ранее компактно проживали ингуши, некоторые и по сей день остаются закрытыми для их возвращения.

Анализ ряда постановлений о так называемой водоохранной зоне, а также меры, принятые органами власти РСО – Алания по их реализации, прямо свидетельствуют о том, что эти акты научно и технически не обоснованы, носят искусственный характер. Подтверждением тому является не только проживание до настоящего времени в указанных населённых пунктах граждан различных национальностей, кроме ингушей, но и продолжающие функционировать там предприятия, в том числе противотуберкулёзная больница, известковый завод, фельдшерско-акушерские пункты и другие предприятия. При этом необходимо отметить, что в населённых пунктах Терк и Чернореченское, где незаконно установлен 1-й пояс ЗСО (зона санитарной охраны) на всю территорию, проживало 99% ингушей. Так, спрашивается, куда же им возвращаться?

По теме

– Может, власти, в том числе и федеральные, опасаются, что массовое возвращение ингушей в Пригородный район спровоцирует новый конфликт в регионе?

– 20-летний опыт постконфликтного строительства как в зеркале отразил весь конгломерат беззакония, нарушений прав человека, творящийся до сих пор в отношении граждан ингушской национальности, вынужденных в 1992 году покинуть места проживания в Пригородном районе РСО – Алания и во Владикавказе.

Как известно, в июне 2002 года президентом РФ В.В. Путиным было дано поручение ряду руководителей федеральных структур, полномочному представителю президента РФ в ЮФО, а также президентам РСО – Алания и Республики Ингушетия о разработке и реализации комплекса мер по завершению ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта.

Подписано соглашение между Республикой Северная Осетия – Алания и Республикой Ингушетия «О развитии сотрудничества и добрососедстве» в октябре 2002 года, которое должно было стать весомым шагом в развитии общественно-политических, экономических и культурных отношений между двумя соседними народами. Кроме того, федеральными органами власти было принято более 120 нормативно-правовых актов по проблемам возвращения вынужденных переселенцев в места постоянного проживания. Однако всё это пока не даёт реальных результатов.

– Какими вам видятся пути урегулирования и ликвидация последствий осетино-ингушского конфликта?

– Для начала власти Северной Осетии должны принять все меры для того, чтобы ингуши, проживавшие на территории республики, обладали такими же правами и свободами, как и представители других национальностей. Чтобы они могли нормально работать, учить своих детей, лечиться, отдыхать в соответствии со своими конституционными правами.

Создать компетентную рабочую группу из федеральных органов власти для осуществления проверки соблюдения законодательства РФ в области прав и свобод человека на территории Пригородного района и города Владикавказа. Обеспечить возвращение в свои жилища и подворья вынужденных переселенцев во все без исключения населённые пункты РСО – Алания.

Принять срочные меры по выполнению Распоряжения МВД России от 21 июля 2005 года № 1/4904 по решению вопроса о подчинении КПМ-105 (Черменский круг) мобильному отряду МВД России. Ведь многие знают, что провокации, особенно в адрес представителей ингушской национальности, происходят на этом посту.

– Сегодня возникла ситуация с необходимостью определения границы между Чечнёй и Ингушетией. Как вы можете это прокомментировать?

– Что касается ситуации вокруг чечено-ингушской границы, вспоминается недавнее интервью вице-премьера Хлопонина ведущему телеканала «Вести», в котором он заявил, что для решения этого вопроса создана и работает компетентная комиссия. Но эта проблема надуманная. Руководству СКФО следовало бы заняться не этой проблемой, а свои усилия и власть направить на исполнение закона о реабилитации, в том числе и территориальной реабилитации ингушского народа. Без этого мира и спокойствия на Северном Кавказе нельзя ожидать.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.10.2012 09:19
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Мага Ингушский 21.11.2016 09:56

    Выполнить закон о реабилитации репрессированных народов и всё решится.

Еще на сайте
Наверх