Версия // Власть // Запад тайно помогал Хомейни, чтобы Иран не стал просоветским

Запад тайно помогал Хомейни, чтобы Иран не стал просоветским

3399

Тегеран-79

Запад тайно помогал Хомейни, чтобы Иран не стал просоветским. фото: РИА Новости
В разделе

В эти дни исполняется 40 лет революции, создавшей Исламскую Республику Иран. Мало кто знает, что изначально она была совершенно иной, напоминая нашу Октябрьскую и ставя своей целью лишь свержение самодержавия шаха. В исламскую, приведшую к превращению светской страны в государство строгих религиозных догм, революция превратилась при поддержке «элит» Запада, боявшихся укрепления идей социализма и влияния Советского Союза на Среднем Востоке.

Между предреволюционными Россией и Ираном и правда было немало общего. В обеих странах всем заправляла абсолютная монархия – у нас в лице императора, в Иране в лице шаха. В 70-е годы в Иране благодаря нефтедолларам рванула вперёд экономика, появился рабочий класс, а стартовавшая аграрная реформа погнала в города миллионы безземельных иранцев. Около половины семей Ирана провалились в нищету. Говорят, что в Тегеране настолько не хватало воды, что в бедных кварталах люди умывались собственной мочой.

В итоге, как и в России, начался резкий рост влияния социалистических партий. Началом иранской революции, как и в России в 1905 и 1917 годах, стала демонстрация, расстрелянная полицейскими. Через 40 дней, поминая погибших, люди вышли на улицы. Их снова расстреляли – теперь уже из крупнокалиберных пулемётов. Волны демонстраций поднимались всё выше, в них участвовали уже сотни тысяч, затем миллионы. Были запрещены все оппозиционные партии, разогнан парламент, любой протест немедленно подавлялся. Однако власти словно забыли, что иранцы воспитаны на шиитских мистериях битвы добра со злом, связанных с культом мучеников. Поэтому после гибели десятков тысяч протестующих на их сторону стали переходить солдаты.

В январе 1979 года шах оставил свой трон и улетел за границу. В стране тут же начался всеобщий праздник: люди обнимались, солдаты втыкали в дула винтовок цветы. Это был конец старого режима и начало нового – тогда казалось леводемократического – Ирана.

И всё бы ничего, если бы за год до этого, в 1978-м, на Среднем Востоке не произошла ещё одна леводемократическая революция – в Афганистане. К власти там пришли просоветски настроенные социалисты во главе с Тараки, который в декабре 78-го подписал соглашение о дружбе и сотрудничестве с СССР. По тому же леводемократическому пути собирался пойти и революционный Иран с его нефтяными и газовыми сокровищами. Западу это было не надо, а потому было решено сделать Иран не социалистическим, а исламским.

Сделка с Картером

Ставку сделали на лидера иранских мусульман аятоллу Хомейни. На первый взгляд даже пытаться сотрудничать с ним американцам было бесполезно – ультраортодокс Хомейни открыто называл Запад «прибежищем зла». Однако ключик нашёлся и для него.

Просто так вернуться в Иран Хомейни не мог. Мощную силу в стране составляли военные, в силу своей традиции являвшиеся противниками революций. Премьер-министр Бахтияр при одном лишь известии о намерении Хомейни триумфально вернуться в Тегеран направил войска и танки к аэропорту, чтобы не допустить этого. Однако в Вашингтоне учли немаловажный момент: иранская армия оснащалась американским оружием и воспитывалась американскими советниками. Ещё до бегства шаха президент США Джеймс Картер отправил в Тегеран с личной миссией заместителя командующего войсками США в Европе генерала Роберта Хайзера, который вёл непрерывные переговоры с иранскими военными. Ведь на кону стояли поставки нефти и газа, а также тысячи рабочих мест – США рассчитывали и дальше поставлять в Иран оружие, в том числе истребители F-14. В ноябре 1978-го посол США в Иране Уильям Салливан отправил в Вашингтон дипломатическую депешу с предупреждением о скором кризисе. В своём письме Салливан предлагал не только вывезти шаха из страны, но также заключить сделку со вторым эшелоном военной верхушки и аятоллой Хомейни. Вначале Картер принял это предложение в штыки, однако в начале 1979 года изменил своё мнение.

По теме

3 января 1979 года президент США, пообщавшись с ведущими советниками, решил так: одни американские эмиссары будут подталкивать шаха к отъезду, другие – вести переговоры с Хомейни. Аятолла тем временем убеждал власти США в том, что им будет выгодно поддержать его. 5 января, принимая у себя посланца из Белого дома, Хомейни заявил: «У вас не должно быть страхов по поводу нефти. Неправда то, что мы не будем продавать её США». Спустя несколько дней заместитель советника по национальной безопасности США Дэвид Аарон написал своему шефу Збигневу Бжезинскому: «Лучшее, что может дать результат, на мой взгляд, – это сделка между военными и Хомейни».

16 января шах по настоянию Вашингтона навсегда покинул страну. После чего администрация Картера сообщила Хомейни, что не возражает против его организованного возвращения на родину. Условия таковы: Иран не должен пойти по социалистическому пути и распространять по региону консервативный ислам. Хомейни заверил, что так и будет, он готов дружить с американцами: «Советское правительство – атеистическое, выступает против религии. Вы христиане и верите в Бога. Мы считаем, что нам легче быть ближе к вам, чем к русским».

На этом стороны и сошлись, после чего Вашингтон через генерала Хайзера приказал иранскому военному командованию не противодействовать возвращению Хомейни. Посол Салливан сообщил в Вашингтон: «Кажется, военные решили принять возвращение Хомейни и готовы сотрудничать с исламским движением, если будут соблюдаться конституционные нормы». Как сообщал отчёт ЦРУ, военные принципиально не возражали против смены правительства при условии, что перемены проводятся «законно и постепенно».

Революция была утоплена в крови

Однако о «постепенности» речь уже не шла. По возвращении Хомейни отверг предложение о создании правительства «национального единства» и пообещал «выбить зубы этому режиму». С армейскими офицерами, оставшимися в Иране, новая власть расправилась жёстко, казнив более 20 тыс. военных. Это было не единственным нарушением слова, данного Хомейни. Первую годовщину своей победы он отметил заявлением: «Мы экспортируем нашу исламскую революцию по всему миру».

В Иран вернулся тоталитаризм – только теперь в форме теократии. Хомейни говорил в стиле Сталина: «Злодеев надлежит уничтожать – как сорняки. Только когда они будут удалены с корнем, страна очистится». С особой ненавистью власть отнеслась к профессорско-преподавательскому составу и студентам университетов, а также к интеллигенции, получившей образование на Западе. Хомейни назвал университеты «центрами разврата», которые «плодят левых экстремистов и коммунистов». Только в июне 1980 года из вузов были изгнаны 20 тыс. студентов и 2 тыс. преподавателей. Протестовавших студентов арестовывали или просто убивали.

Самое поразительное, что этим репрессиям от исламской теократии продолжал помогать Запад – на этот раз в лице Великобритании. Британский историк Марк Кертис писал: «Правительство Маргарет Тэтчер вооружало новый иранский режим, обучало десятки его офицеров. Тэтчер видела иранскую тео­кратию как противовес советской идеологии. Это приняло ещё большие масштабы в 1982 году, когда Великобритания тайно помогла иранскому режиму окончательно уничтожить левую партию «Туде». Британская разведка МИ-6, работая с ЦРУ, передала иранцам список предполагаемых членов «Туде», приобретённый у советского перебежчика. Десятки её членов были казнены, более тысячи членов арестованы, а партия была запрещена».

Революцию в Иране во многом сделала городская образованная молодёжь – ребята в джинсах и девушки в мини-юбках. Однако и либералы, и коммунисты, и социалисты, несмотря на их серьёзный вклад в победу революции, оказались слишком слабы, чтобы защитить её. С тех пор прошло 40 лет – столько же, сколько понадобилось Моисею, чтоб вывести народ из пустыни. Сегодня около половины населения Ирана составляет молодёжь, которая не хочет жить в экономической и культурной изоляции от внешнего мира. Женщины выкладывают в Сеть ролики, где демонстративно позируют без чадры, или даже бесстрашно делают это на людных площадях, не боясь арестов. По Ирану прокатываются периодически массовые волны политического протеста. В центре Тегерана уже свободно продаются открытки с Че Геварой, Али Шариати и Карлом Марксом...

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.04.2019 18:18
Комментарии 0
Наверх