// // Заключённых Льговской колонии действительно избивали

Заключённых Льговской колонии действительно избивали

53

По лезвию бритвы

Заключённых Льговской колонии действительно избивали
В разделе

Скандал, вызванный массовой акцией протеста в Льговской колонии № 3, уже успел получить широкую огласку. Подробно рассказывать о ходе событий, которые произошли 27 июня этого года, мы на этот раз не будем. Напомним лишь, что около 350 заключённых порезали себя лезвиями от безопасных бритв. Общаться с местным начальством бунтари не пожелали, а потребовали свидания с руководством областного управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН). Заключённые предъявили ряд требований, например уволить начальника колонии и некоторых других сотрудников. Сразу же после акции протеста появилась информация о жестоком отношении к заключённым в колонии № 3, однако представители Курской областной прокуратуры утверждают, что проверки в колонии проводятся каждый месяц, и никаких жалоб от осуждённых на действия администрации до сих пор не было. Несмотря на противоречивую информацию, прокуратура области всё же возбудила уголовное дело по статье 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Итоги расследования обнародуют ещё не скоро, однако «Версии» стало известно, что именно послужило истинной причиной этой акции протеста. Нам удалось поговорить с бывшим первым заместителем прокурора Курской области Василием Изотовым, который рассказал, что избиения заключённых в колонии № 3 начались ещё несколько лет назад, однако до сих пор вся информация об этом тщательно скрывалась.

— Василий Михайлович, когда вы впервые узнали о жестоком отношении к заключённым в Льговской колонии?

— Я работал заместителем прокурора области с 1991 года, а с 2000 года — первым заместителем прокурора. Всё это время в мои обязанности входило следить за исполнением законов при исполнении уголовных наказаний. Тревожные новости из колоний стали поступать уже несколько лет назад. В прокуратуру области приходили письма от заключённых и их родственников, в которых те жаловались на жестокое обращение и избиения. Все письма приходили мне напрямую, поэтому я и стал заниматься этим вопросом лично. Больше всего жалоб поступало именно из колонии № 3 г. Льгова. Надо сказать, что колония в этом плане считалась самой неблагополучной.

Обо всех жалобах я неоднократно докладывал прокурору Курской области Александру Бабичеву и обращал на них внимание начальника Управления исполнения наказаний по Курской области Виктора Федичева. В 2001 году на расширенном заседании коллегии УИН я публично потребовал принять меры, чтобы прекратить рукоприкладство и издевательство над заключёнными. Реакция последовала довольно скоро, однако она была совсем не той, которую я ожидал. Прокурор просто освободил меня от кураторства, передав все мои обязанности Тамаре Сазоновой.

— А чем Бабичев мотивировал это решение?

— Как таковых объяснений не было. Он просто сказал мне, что я слишком загружен работой. Но на мой взгляд, женщине физически трудно справиться с теми обязанностями, которые я выполнял. Это же не только заседания и общение с начальством, но и поездки по колониям, встречи с заключёнными, общение с ними с глазу на глаз. Когда я поинтересовался у Бабичева, как со всем этим справится женщина, он ответил, что будет ей помогать.

И действительно помогал. Вместе с Федичевым они ездили по колониям. Несколько месяцев назад по региональному телевидению показали, как Бабичев пробует еду, приготовленную заключёнными. Кстати, было это именно в той злополучной колонии № 3.

— А вы часто встречались с заключёнными?

— Конечно. Правда, зачастую они отказывались разговаривать в присутствии представителей колонии, поэтому со многими я разговаривал наедине.

— И что они рассказывали?

— Знаете, зэки вообще не очень общительный народ. Скажут два слова и молчат. Поэтому каких-то подробностей от них добиться было сложно. Рассказывали, что бьют, часто устраивают обыски без видимой причины, отбирают личные вещи, вызывают на допросы. Однако потом, когда мы устраивали официальные проверки, никаких нарушений, естественно, не обнаруживалось. Человек, который ещё несколько дней назад жаловался на побои, замолкал либо отказывался от своих слов. Думаю, всем понятно, почему это происходило.

— А почему прокурор не предпринимал никаких действий?

— Я предупреждал Бабичева уже давно. Говорил, что нужно срочно принимать меры, но... Бабичев с Федичевым хорошие друзья. Живут рядом, ходят вместе в баню, тесно общаются и на работе. Например, дочь Федичева устроилась на работу в областную прокуратуру. И это при том, что молодые юристы годами ждут, пока их возьмут на работу. А вот ещё один любопытный факт. В 2001 году областная Счётная палата проводила проверку законности предоставления жилья нашим чиновникам. После неё выяснилось, что 3-комнатную квартиру площадью 130 квадратных метров в центре города Федичев получил с нарушениями. Об этом прямо говорится в акте проверки. Когда Бабичев получил этот акт, он пообещал провести проверку сам, но воз и ныне там.

Теперь же дело вряд ли удастся решить тихо. Оно уже получило серьёзную огласку, несмотря на все заверения представителей прокуратуры, что акция протеста не имеет под собой серьёзных оснований, а все вскрытия вен — обычная показуха. Даже если ранения несмертельные, всё это можно было предотвратить ещё несколько лет назад.

Опубликовано:
Отредактировано: 31.10.2016 20:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх