Версия // Власть // Зачем арестованный в России Магомед Магомедов судится в США с Вексельбергом, Блаватником и Лебедевым

Зачем арестованный в России Магомед Магомедов судится в США с Вексельбергом, Блаватником и Лебедевым

9584

Bratva всё вспомнила

Зачем арестованный в России Магомед Магомедов судится в США с Вексельбергом, Блаватником и Лебедевым. фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС
В разделе

В США намечаются два громких судебных процесса между российскими миллиардерами, вспомнившими обиды 20-летней давности. Магомед Магомедов, Ахмед Билалов и Леонид Лебедев решили вытряхнуть на публику грязное бельё Виктора Вексельберга и Леонида Блаватника. Дело касается борьбы за контроль над «Нижневартовскнефтегазом» в конце 1990-х – начале 2000-х. Что заставило крупных бизнесменов вспомнить дела давно минувших дней и какие последствия могут быть у этого судебного процесса?

15 августа 2018 года Верховный суд штата Нью-Йорк должен рассмотреть иск бывшего российского сенатора Леонида Лебедева к Виктору Вексельбергу и Леониду Блаватнику. Дело касается событий вокруг приватизации и борьбы за контроль над компанией «Нижневартовск­нефтегаз» (ННГ) – одним из ключевых активов будущей ТНК-BP. Леонид Лебедев считает, что бывшие партнёры задолжали ему 2 млрд долларов. Все трое участников спора являются ответчиками по другому иску, который связан с теми же событиями. Находящийся в российском СИЗО бизнесмен Магомед Магомедов и его двоюродный брат Ахмед Билалов требуют от Лебедева, Вексельберга и Блаватника 1,3 млрд долларов.

Ситуация эта интересна не только потому, что спустя 20 лет бывшие акционеры ННГ внезапно вспомнили старые обиды. Претензии, заявленные в обоих исках, раскрывают неизвестные ранее детали мутных схем приватизации российских нефтяных компаний в 90-е. Кроме того, оба судебных процесса можно считать уникальными для США. Как правило, российские олигархи предпочитают судиться в Британии. Американские журналисты уже сравнивают разбирательства между Магомедовым, Билаловым, Лебедевым, Вексельбергом и Блаватником с легендарной судебной тяжбой, которую вели в Высоком суде Лондона Борис Березовский и Роман Абрамович.

Тогда в британской столице западный деловой мир хорошо усвоил значения слов bratva и krysha, звучавших из уст респектабельных английских юристов. По результатам грядущих слушаний в Верховном суде штата Нью-Йорк международный деловой лексикон, вероятнее всего, пополнится новыми словами. Американскому судье, по-видимому, предстоит разобраться с термином «тайный акционер», определение которому вряд ли можно найти в законодательстве какой-либо страны. Впрочем, в отличие от тяжбы между Березовским и Абрамовичем не все участники спора смогут лично присутствовать в суде. Виктор Вексельберг находится под американскими санкциями, а Магомед Магомедов сидит в российском СИЗО.

Момент настал

Во второй половине 90-х, вскоре после приватизации «Нижневартовскнефтегаза», в компании разгорелся корпоративный конфликт. Виктору Вексельбергу и Леониду Блаватнику тогда принадлежали 40% компании, аналогичная доля находилась у руководителя ННГ – «красного директора» Виктора Палия. Магомед Магомедов и Ахмед Билалов владели 5% предприятия и собирались объединить свой пакет с акциями другого миноритария – Леонида Лебедева. Магомедов и Билалов якобы подписали с Лебедевым соответствующее соглашение.

В свою очередь, Виктор Вексельберг и Леонид Блаватник, стремившиеся получить контроль над компанией, предложили братьям продать свою долю. Магомедов и Билалов отказались от сделки, сославшись на соглашение с Лебедевым. Тогда Вексельберг и Блаватник договорились с Лебедевым о выкупе его доли. Вскоре после этой сделки акции Магомедова и Билалова также перешли под их контроль. За свою долю в ННГ миноритарий Лебедев, со слов Люксемберга и Блаватника, получил сполна: якобы ему досталось почти 2% в Тюменской нефтяной компании (ТНК) и более 600 млн долларов, но Лебедев утверждает, что ему ничего из этого не досталось. Магомед Магомедов и Ахмед Билалов считают, что если бы не сговор Лебедева с Вексельбергом и Блаватником, они также могли бы претендовать на эти активы. Но главная претензия Леонида Лебедева, а также Магомеда Магомедова и Ахмеда Билалова связана с тем, что Вексельберг и Блаватник позднее продали ТНК за 13,8 млрд долларов. Отсюда и миллиардные исковые требования.

По теме

Причина, по которой для разбирательства между бывшими акционерами ННГ выбран суд на территории США, по всей видимости, связана с американским гражданством Леонида Блаватника (последний, впрочем, имеет и британское подданство). Но, вполне возможно, свою роль здесь сыграла и политическая напряжённость между Москвой и Вашингтоном. Санкции привели к заморозке счетов компаний Виктора Вексельберга. По разным оценкам, в иностранных банках у него зависло как раз 1,5–2 млрд долларов. Вполне вероятно, что бывшие партнёры владельца «Реновы» хотели бы «списать» эти деньги по судебному приказу.

«Теневой акционер»

Борьба за контроль над «Нижневартовскнефтегазом» во второй половине 1990-х и Тюменской нефтяной компанией в начале 2000-х, пожалуй, могла бы стать сюжетом для толстого романа. Мы не будем пересказывать все нюансы отношений между бывшими акционерами этих структур. Важно то, как Вексельберг и Блаватник ответили на претензии Леонида Лебедева в 2018 году. В начале августа миллиардеры направили в суд штата Нью-Йорк заявление, в котором попросили не рассматривать иск Лебедева и обвинили его в лжесвидетельстве. Они доказывают, что рассчитались с Лебедевым, а бывший сенатор просто забыл о своём офшоре. Речь идёт об участии бывшего сенатора в ирландской компании Coral Petroleum. Ответчики по иску Леонида Лебедева утверждают, что именно эта компания в 2003 году подписала соглашение, согласно которому Вексельберг и Блаватник заплатили ему те самые 600 млн долларов за долю в тюменском нефтяном бизнесе. По их словам, Лебедев намеренно ввёл суд в заблуждение, сообщив, будто никогда не владел и не контролировал Coral Petroleum. Однако, как считают ответчики, связь Лебедева с этой компанией видна из документов французского банка BNP Paribas, раскрытых суду в рамках другого дела.

Есть в деле и другой поворот. Господин Лебедев утверждает, что на момент продажи ТНК за 13,8 млрд долларов он по-прежнему имел отношение к компании. По его словам, бывшие партнёры «скрыли» его участие в ТНК при подготовке к созданию совместного предприятия с British Petroleum. Якобы Вексельберг и Блаватник опасались отказа британцев от сделки на фоне негативных публикаций в прессе о бывшем партнёре Лебедева по бизнесу. По всей видимости, речь идёт о Дмитрии Стершинском, который в начале 2000-х фигурировал в деле о контрабанде оружия в Италии (впоследствии всех фигурантов дела оправдали). Теперь ответчики намерены доказать, что расплатились с Лебедевым через Coral Petroleum, а он – что оставался так называемым тайным или теневым акционером. Как оценит этот странный термин американская Фемида, мы скоро узнаем.

Политика подыграет?

Леонид Лебедев начал предъявлять претензии к Виктору Вексельбергу и Леониду Блаватнику в 2014 году. В 2017-м иск против всех троих бизнесменов подали Магомед Магомедов и Ахмед Билалов. Последний, к слову, был вице-президентом Олимпийского комитета России и главой совета директоров «Курортов Северного Кавказа». В 2013 году Ахмед Билалов покинул Россию, после того как стал фигурантом уголовного дела о злоупотреблениях при подготовке к Олимпиаде-2014 в Сочи. Что касается Магомеда Магомедова, то в конце марта этого года он и его родной брат Зиявудин – владелец и руководитель группы компаний «Сумма» – были заключены под стражу. Российские правоохранительные органы подозревают их в хищении 2,5 млрд рублей и создании преступного сообщества.

Не будем гадать, как повлияют эти обстоятельства на результаты рассмотрения иска Магомедова и Билалова в Верховном суде штата Нью-Йорк. Однако очевидно, что этот судебный процесс, основанный на мутной истории с приватизацией «Нижневартовскнефтегаза», может быть использован горячими головами американской политики для дальнейшего давления на Россию. «Смотрите, какие там все мошенники и бандиты», – скажет какой-нибудь сенатор, убеждая коллег в необходимости новых санкций. В случае проигрыша в суде Виктор Вексельберг, по всей видимости, снова попросит правительство России поддержать группу «Ренова». Весной стало известно, что перешедший в государственную казну Пром­связьбанк предоставил ей средства для погашения кредитов в иностранных банках. То есть может получиться, что за дела приватизаторов нефтяных компаний снова заплатят российские налогоплательщики.

«Наша Версия» продолжит следить за развитием этого уникального дела.

КСТАТИ

Если нью-йоркский суд решит взыскать деньги с Вексельберга и Блаватника, может случиться так, что за их бурную деятельность вокруг тюменской нефти заплатит звукозаписывающая фирма Warner Music Group, входившая когда-то в один холдинг со знаменитой кинокомпанией Warner Brothers. Кто бы мог представить такое 20 лет назад? В 2011 году Warner Music Group была приобретена принадлежащей Леониду Блаватнику компанией Access Industries за 3,3 млрд долларов. Что касается суммарного состояния Блаватника, то оно, по некоторым данным, превышает 13 млрд фунтов стерлингов. В 2014 году газета The Sunday Times назвала его самым богатым британцем, хотя на тот момент бизнесмен ещё не был подданным Соединённого Королевства.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.08.2018 12:58
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх