// // За сбор подарков у населения отдавали под трибунал

За сбор подарков у населения отдавали под трибунал

46

Все для фронта

За сбор подарков у населения отдавали под трибунал
В разделе

«Версия» продолжает серию публикаций, посвящённых 60-летию Победы в Великой Отечественной войне, в которых мы постараемся рассказать читателям о малоизвестных эпизодах фронтовой жизни. «Всё для фронта, всё для Победы» — под этим лозунгом страна отправляла на фронт не только танки и самолёты, но и эшелоны подарков для своих защитников. Гуманитарная помощь приходилась весьма кстати. Продукты, туалетные принадлежности, тёплые вещи пользовались большой популярностью на передовой. Однако, судя по оказавшимся в распоряжении «Версии» архивным документам, эта трогательная забота населения об армии скорее доставляла Красной армии больше хлопот, нежели пользы. Сталину даже пришлось взять под личный контроль процесс раздачи подарков, которые на самом деле нечасто доходили до своих адресатов.

Подарки на фронт шли эшелонами

Военная пропаганда активно раскручивала тему подарков для фронта. Оно и понятно. Что могло лучше подчеркнуть всенародный характер борьбы с врагом? Сообщения о том, что делегация какого-нибудь города прибыла с грузом подарков на фронт, моментально попадали на страницы центральных газет. Между регионами даже началось негласное соревнование за титул главного спонсора действующей армии. Отличилась Челябинская область, которая за годы войны отправила на фронт 613 вагонов с продуктовыми и промтоварными подарками. Основной упор делался на тёплые вещи. Уральцы передали войскам более 10 тысяч полушубков, 45,5 тысячи пар валенок, 70 тысяч пар варежек. Приветствовались и частные пожертвования. Так прославился самарский пчеловод Ферапонт Головатов, который, как писали газеты, на свои средства приобрёл для фронта истребитель Як-1. Однако на самом деле купить истребитель Ферапонт Иванович физически не мог. Как сообщалось, он перечислил фронту 100 тыс. рублей, тогда как, согласно документам, минимальная оптовая цена такого истребителя составляла 360 тысяч. Что, впрочем, нисколько не умаляет значения его поступка.

Распределение помощи контролировал Сталин

Поначалу в действующей армии попросту не знали, что делать с подарками и как их распределять. Большая часть помощи не подлежала никакому учёту и оседала у тех, кто был ближе к «кормушке», как правило в штабах фронтов и армий. Естественно, такая несправедливость не могла не волновать солдатские и офицерские массы. О складывающейся ситуации узнали и в Кремле. Сталин решил навести и здесь железный порядок. Первой ласточкой стало постановление Государственного комитета обороны CCCP «Об улучшении организации доставки по назначению и упорядочении учёта подарков, поступающих для Красной армии от населения страны», которое вышло в свет 18 мая 1942 года. Отныне все пребывающие на фронт подарки подлежали строгому учёту. Так, начальнику Главного управления продовольственного обеспечения Красной армии было приказано ежемесячно представлять специальный отчёт о количестве пребывающих на фронт подарков и об их расходовании. Для их приёма, хранения и распределения внутри страны были сформированы специальные базы. Был также разработан чёткий механизм распределения. Например, «ценные вещевые подарки (часы, портсигары и т.п.)» передавались в военные советы фронтов, армий и соединений и выдавались «военнослужащим, отличившимся в боевых операциях с противником». В свою очередь, бойцам, получившим подарки, рекомендовалось посылать ответные письма.

«За неправильное использование подарков, разбазаривание и утрату, за плохой учёт и хранение подарков на базах, складах и в войсковых частях виновных в этом должностных лиц привлекать к уголовной ответственности» — такими словами заканчивался этот суровый документ.

Сбор подарков у населения был тягчайшим преступлением

Однако подарков, поступавших от населения, было не так много, как того хотели в действующей армии. «Если гора не идёт к Магомету, то Магомет пойдёт к горе», — решили на фронтах и взяли на вооружение тактику, которая позднее чуть не стоила головы некоторым военачальникам. Части и соединения стали командировать в тыл своих представителей, на которых была возложена специфическая задача: фронтовики скитались по городам и сёлам и просили подсобить продуктами.

По теме

Дело это было не совсем безопасным. 2 января 1943 года в Алма-Ате военной комендатурой был задержан представитель 8-й воздушной армии, который ходил по местным организациям со специальным письмом от командарма генерала Рябцева, в котором последний обращался к жителям Алма-Аты с просьбой «оказать помощь в приобретении товаров».

Известие быстро докатилось до Москвы и вызвало серьёзный гнев Сталина. Уже через четыре дня в действующую армию был спущен разгромный приказ главковерха за № 013, в котором он категорически требовал подобные безобразия прекратить. Вот выдержки из приказа: «За последнее время наблюдаются случаи командирования фронтами и армиями «делегаций» и «уполномоченных» в областные и краевые центры с ходатайствами об оказании помощи»... «Красной армии наша страна даёт всё самое необходимое для жизни и боевой деятельности войск. Трудящимися республик Советского Союза за время войны послано в действующую армию большое количество разнообразных подарков. В таких условиях посылка из фронтов и армий в тыл страны для сбора подарков всякого рода ходатаев и попрошаек, дезорганизующих к тому же транспорт и местный рынок, является тягчайшим преступлением». В завершение текста Сталин приказал «попрошаек» выявлять, арестовывать и предавать суду военного трибунала.

Подарки для фронтовиков генералы отправляли домой

Но даже после этого приказа страсти вокруг подарков вовсе не утихли. Самым громким «подарочным делом» стали махинации, выявленные контролёрами Госконтроля СССР в управлении командующего бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Украинского фронта в июне 1944 года. Дело обстояло так. В мае 1944 года на фронт прибыло несколько вагонов с подарками из Монголии. Однако, после того как они были разгружены, автоколонна с подарками пошла не к линии фронта, а в обратном направлении — на Москву, где груз был распределён между семьями руководителей бронетанкового управления 1-го Украинского фронта. Это было более 15 тонн мяса, 2 тонны колбасы, 3 тонны сливочного масла, 2 тонны печенья, около тонны конфет и многое другое. «Эти безобразнейшие факты свидетельствуют о потере чувства ответственности перед государством за сохранность народного достояния» — такую разгромную резолюцию оставил на материалах ревизии заместитель наркома обороны маршал Василевский. За ревизией последовал суд военного трибунала, на котором виновные офицеры и генералы были привлечены к уголовной ответственности.

Дарёные иномарки заставили вернуть Родине

Последнее время в газетах всё чаще появляется информация о том, что между Красной армией и населением освобождаемых от фашистов территорий, особенно в Европе, складывались весьма специфические отношения. Наши, мол, безжалостно грабили освобождённых. Так, говорят, что особой популярностью у командования пользовались экспроприированные у местного населения легковые автомобили. Мы решили разобраться в этом вопросе и выяснили, что с машинами всё обстояло не так просто. Поначалу автотрофеи обретали нового собственника весьма незатейливым способом. Машины оформляли как ценные подарки за достигнутые успехи в службе, после чего «добро» отправлялось в Советский Союз. Однако 3 августа 1944 года вышел приказ первого заместителя наркома обороны СССР маршала Георгия Жукова № 148, который халяву прикрыл. Маршал категорически запретил «награждение легковыми и всякими другими автомобилями из наличного парка и трофеев Красной армии кого бы то ни было без специального разрешения правительства в каждом отдельном случае». А военным советам фронтов, армий и округов все выданные таким способам машины «немедленно изъять и обратить на штатное укомплектование частей».

Рядовые бойцы разживались у местного населения в основном продуктами. «Да, когда мы вошли в Румынию, забирали у местных продукты, — рассказывает заместитель председателя Московского комитета ветеранов войны генерал-лейтенант в отставке Дмитрий Наливалкин. — Они воевали против нас, и почему они должны ходить сытыми, а мы голодными?» Однако в Москве такое положение дел устраивало далеко не всех. Тыловые органы регулярно спускали в войска директивы, которые требовали прекратить «бесконтрольное употребление мяса в пищу». Весь изымаемый скот и птицу требовали ставить на учёт и подвергать ветеринарно-эпидемиологическому контролю. Судя по оказавшимся у нас документам, всего в годы войны на территории иностранных государств Красная армия съела у местного населения более 430 тыс. тонн мяса, 2259 тыс. тонн зерна, 390 тыс. тонн сахара, 10 тыс. тонн рыбы и т.д. Хотя вопреки распространённому сегодня мнению Красная армия не только забирала, но и сама подкармливала европейцев. В качестве гуманитарной помощи иностранным государствам с военных складов отпустили 572 тыс. тонн зерна, 60 тыс. тонн мяса, 90 тыс. тонн сахара, 146 тыс. тонн овощей, 15 тыс. тонн соли и многое другое.

Опубликовано:
Отредактировано: 22.10.2016 17:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх