// // Экспертные заключения БЮРО СМЭ Волгоградской области по делу о волгоградском ДТП с участием федерального судьи специалисты называют катастрофой

Экспертные заключения БЮРО СМЭ Волгоградской области по делу о волгоградском ДТП с участием федерального судьи специалисты называют катастрофой

4089

«Пьяного мальчика» сменил автомобиль, ездящий боком

5
В разделе

Отвечая на вопрос журналистов о роли эксперта в деле «пьяного мальчика» профессор судебной медицины Виктор Колкутин так отозвался о враче «обнаружившем» алкоголь в крови погибшего в ДТП ребенка: «Когда стоишь на потоке и знаешь, – что бы ты ни написал, все сойдет с рук, — быстро утрачивается чувство края». На очереди не меньший скандал с заключением БЮРО СМЭ Волгоградской области по ДТП с участием судьи.

История «пьяного мальчика», увы, не беспрецедентная, а халатные или заведомо недостоверные экспертизы, не единичное и даже не редкое явление. Они и правда поставлены на поток. Не успело отшуметь дело пьяного мальчика, как в Волгоградской области набирает обороты новая скандальная экспертиза о ехавшем боком автомобиле. Здесь, в интересах версии, как и в деле «пьяного мальчика», различные экспертизы, похоже, стали предметом манипуляций, призванных исказить картину гибели двух волгоградцев, точнее повлиять на определение виновника трагедии. Напомним, что государственное судебно-экспертное учреждение находится в непосредственном подчинении органа управления здравоохранением субъекта РФ.

На днях в Волгограде завершилось расследование дела о ДТП со смертельным исходом, случившееся еще в апреле 2015 года. Дело вскоре будет рассматриваться судом. Жертвами той трагедии стали два человека. Официально признанными участниками ДТП стали четыре автомобиля. Это ВАЗ 2114 (водитель Шмелева), Kia Sportage (Рыжих), грузовик ISUZU (Зотов) и седан Chevrolet Aveo (Лисютин). У каждого из этих автомобилей во время аварии был контакт с телами погибших. Обвиняемой по делу проходит водитель Kia Татьяна Рыжих.

Если оценивать картину случившегося субъективно, то погибшие, злостно нарушившие правила дорожного движения, виноваты в случившемся сами – фактически сами бросились под колеса. И действительно, они переходили оживленную трассу в неположенном месте, один из них был нетрезв, произошло все в темное время суток, оба были в темной одежде, разумеется, без всяких светоотражающих элементов... А уже объективную картину должны были дать необходимые экспертизы.

Справка:

Согласно ст.196 УПК РФ, следователь обязан назначать различные судебные медицинские экспертизы для установления причины смерти при ДТП. Другие экспертизы должны быть назначены исходя из диспозиции ст.264 УК РФ, для установления наличия или отсутствия нарушений правил ПДД всеми участниками. Кроме того, при нарушениях ПДД необходимо установить причинно-следственную связь между нарушениями ПДД и наступившими последствиями, поскольку нарушения ПДД не всегда связаны с наступившими последствиями.

С самого начала, еще до возбуждения уголовного дела, с проведением экспертиз начали происходить некоторые странности.

Надо сказать, эксперты, чьи подписи стоят под результатами судебно-медицинских экспертиз от 08.06.2015, во время исследования, вероятно, даже не взглянули на трупы, а свои выводы они основывали на актах вскрытия. Возможно, иногда этого бывает достаточно. Но только не в тех случаях, когда экспертиза строится на неполных и неточных данных. Дело в том, что проводившие вскрытие специалисты, по-видимому, даже не были официально предупреждены об уголовной ответственности и по странному стечению обстоятельств, описывая повреждения, врач-эксперт «забыл» указать, ни много ни мало, что тела сбитых пешеходов еще и переехали. В результате, выводы судебно-медицинской экспертизы делались на недостоверном акте вскрытия.

Как утаивание части информации способно повлиять на результаты, можно продемонстрировать на другом примере из этого же дела. Одним из главных оснований для возбуждения уголовного дела и предъявления обвинений водителю автомобиля Kia стали результаты автотехнической (выявление нарушений ПДД) экспертизы, проведенной в ФБУ Южный региональный центр судебной экспертизы Минюста России. В своем исследовании эксперт оперировал лишь теми выборочными материалами, которые были предоставлены следователем. Но когда тот же самый эксперт в том же самом госучреждении проводил новое независимое исследование, имея в своем распоряжении все материалы дела, он пришел к прямо противоположным выводам, доказывающим, что водитель автомобиля Kia Татьяна Рыжих не нарушала правил дорожного движения в момент аварии.

До возбуждения уголовного дела по инициативе следствия также была проведена трасологическая экспертиза (исследует повреждения автомобилей). Ее выводы указывают на то, что погибшие пешеходы были отброшены на автомобиль Kia Sportage после удара, нанесенного другим транспортным средством. Это опровергает выдвинутые следствием обвинения в адрес г-жи Рыжих, что, очевидно, не устраивает следователя. И тогда он вновь проявляет «забывчивость». Направляя материалы для проведения еще одной – автотехнической экспертизы (14.08.2015) – следователь не обозначил результаты вышеуказанной трасологической экспертизы от 30.06.2015 г.

«Забывчивость» обвинителей стороне защиты пришлось компенсировать привлечением лучших независимых экспертов. И вскоре стало понятно, почему следствие может так бояться получить достоверные обстоятельства ДТП.

Так, проведенная экспертами Центра судебных экспертиз по Южному округу трасолого-автотехническая экспертиза подтвердила «забытые» выводы одной из ранних экспертиз о том, что пешеход был отброшен в левое крыло и зеркало Kia Sportage с приданным ускорением от встречного автомобиля. А судебно-медицинская экспертиза, проведенная доктором медицинских наук, профессором, заслуженным врачом судебно-медицинским экспертом Российской Федерации Виктором Колкутиным, исключает возможность наезда на пешеходов автомобилем Kia Sportage и подтверждает, что первым на пешеходов совершил наезд встречный автомобиль ВАЗ 2114. К выводу об ударе бампером «ВАЗа» экспертов, в частности, привело исследование переломов голеней покойных на высоте сопоставимой, с высотой повреждений бампера, а также отсутствие фронтальных повреждений на автомобиле Kia.

Еще одна судебно–медицинская экспертиза проведена кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры судебной медицины Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова Министерства здравоохранения РФ Эдуардом Тумановым. Г-н Туманов делает неутешительный вывод о фундаментальных нарушениях государственными судмедэкспертами Волгоградского БЮРО СМЭ, проводившими экспертизы до возбуждения уголовного дела. А нарушение ими порядка проведения судебно-медицинских экспертиз привело к возможности сокрытия ряда обстоятельств.

Эдуард Туманов: «В результатах проведенных в рамках этого дела экспертиз содержится, мягко говоря, полная глупость, что свидетельствует о ненадлежащей квалификации судебно-медицинских экспертов. От удара зеркалом смерть, как правило, не наступает. Учитывая скорость, такие повреждения тел, которые отмечены в данном случае, бывают при сильных фронтальных ударах, нанесенных бампером автомобиля, следы каковых имеются на автомобиле ВАЗ, но не Kia Sportage, которым управляла Рыжих.

У одного из пострадавших и вовсе были скрыты повреждения, указывающие на перекатывание по телу колеса автомобиля, имеющего форму протектора с прямоугольными элементами.

Следствие, на мой взгляд, к устранению противоречий, в избытке имеющихся в деле, мер не приняло. Я считаю, что участникам этого ДТП необходимо добиваться всеобъемлющих объективных экспертиз, которые расставят точки над «i». Потому что имеющиеся на сегодняшний день данные – это, извините, не результаты экспертиз, а сапоги всмятку…

Вылилось это в то, что факт переезда тел автомобилями вообще не появился в экспертизах. И это при видимых даже невооруженным взглядом следов протектора от шины автомобиля на теле трупа! Как следствие – сокрытие четвертого участника ДТП, грузовика ISUZU (водитель - Зотов).

Между тем, вскрытые независимыми экспертами факты заставляют иначе относиться и к показаниям других участников ДТП. На фоне хронической «забывчивости» следователя и его экспертов особенно впечатляюще проявляются озарения отдельных участников аварии. По мере появления новых экспертных заключений они «вспоминают» все новые и новые подробности случившегося в уже далеком 2015 году столкновения. И кардинально меняют ранее данные ими же самими показания. Так, водитель «Жигулей» г-жа Шмелева в корне изменила свою позицию после того, как экспертиза определила, что ее «Жигули» были первым автомобилем, сбившим пешеходов. А водитель г-н Зотов, чей грузовик ISUZU, как показали независимые экспертизы, проехал по телам сбитых «Жигулями» и отброшенных на Kia пешеходов, стал регулярно менять свои показания, чутко реагируя на новые данные экспертиз. Так, за два с половиной года он прошел путь от полного незнания, как тела попали под колеса его автомобиля, до подробных свидетельств в поддержку версии следствия о виновности водителя Kia.

А ведь проведенные экспертизы Волгоградского БЮРО СМЭ, в том числе экспертиза от 10.07.2015г., не содержат научного описания так называемых фаз наезда, проще говоря, - последовательности касаний тел с каждым из четырех автомобилей. Привлеченные следователем эксперты с одной стороны утверждают, что не могут установить достоверно, какие повреждения были нанесены каждым из автомобилей, но в то же время всю совокупность повреждений, повлекшую летальный исход, произвольно приписывают автомобилю Kia.

Наконец, совместное комплексное исследование (проводилось Эдуардом Тумановым совместно с доцентом кафедры «Безопасности дорожного движения» Московского государственного автомобильно-дорожного технического университета, экспертом Валерием Вздыхалкиным), доказывает, что пешеходы находились в движении, а не как утверждает следствие – в статичном положении.

Валерий Вздыхалкин: «Я участвовал вместе с судмедэкспертом в комплексном исследовании обстоятельств этого ДТП, - рассказал Валерий Вздыхалкин. – Вообще-то, сколько экспертов – столько и мнений, но в данном случае мы с коллегой были солидарны: дело это темное. Тут даже ряд обязательных в таких случаях следственных экспертиз не был проведен. Что касается конкретного виновного, то назвать его – дело суда. Но, как эксперты, мы считаем, что на жертв первым наехал ВАЗ 2114 – на это указывает ряд однозначных признаков, которые иначе трактовать невозможно, после наезда ВАЗа несчастных уже отбросило на машину судьи Рыжих. А после обоих переехали автомобили, двигавшиеся за автомобилем ВАЗ 2114 (водитель Шмелева).

Более того, мы с коллегой установили следы от протектора автомобильной шины, на теле одного из пострадавших. Сличив рисунок протекторов колес автомобилей, бывших на месте дорожно-транспортного происшествия, с формой ссадин на теле пострадавшего в ходе комплексной экспертизы с привлечением экспертов-автотехников и судебно-медицинских экспертов, возможно установить автомобиль, совершивший переезд тела. Однако, данная экспертиза следствием не проводилась.

Водитель еще одного автомобиля, участвовавшего в этом происшествии, ISUZU, не раз менявший показания, на наш взгляд, не фантазировал только в первоначальном варианте показаний – когда заявил, что слышал только удар, но ничего не видел»...

Надо ли говорить, что напуганный свидетель – лучший друг следователя. А добросовестно проведенная экспертиза, выходит,… худший или даже недруг, раз следствие так упорно ее избегает. Иначе экспертам не приходилось бы объяснять следователям, что автомобиль не может ехать боком, как это должен был делать Kia Sportage чтобы подтвердить версию следствия.

Между тем, по словам представителей защиты, все назначенные следователем экспертизы по делу о злополучном ДТП как до, так и после возбуждения уголовного дела, являются незаконными. Следователь незаконно отказал Рыжих в участии в экспертизах на стадии проверки. Волгоградский областной суд обязал следователя после возбуждения уголовного дела повторно провести все ранее проведенные экспертизы и обеспечить участие обвиняемой и возможность постановки необходимых вопросов на экспертизы. Такой же позиции придерживается и Конституционный суд в ответе на запрос стороны защиты. Однако после возбуждения дела следователь сначала экспертизы назначил, а затем в последующем их отменил. С такими нарушениями дело в настоящее время направлено в суд.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 01.12.2017 12:53
Копировать текст статьи
Комментарии 2
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх