// // В заповедной зоне России зреет очередной браконьерский скандал?

В заповедной зоне России зреет очередной браконьерский скандал?

529

Закон – тайга

РИА Новости
РИА Новости
В разделе

В Туве продолжаются поиски вертолёта Ми-8, пропавшего 10 октября в труднодоступном Тоджинском районе. Спасатели обследовали уже свыше 40 тыс. квадратных километров территории, однако до сих пор никаких данных даже о приблизительном месте нахождения вертолёта, на борту которого находились 12 человек, получить не удалось. Зато с каждым днём возникает всё больше вопросов: зачем, собственно, совершал полёт в глубь тайги исчезнувший Ми-8? И похоже, что ответы на них могут вызвать немалый скандал.

Напомним, что пропавший борт выполнял рейс Кызыл – Соруг – Кызыл. Соруг – название небольшой горной речушки на северо-западе Тоджи, берущей своё начало в горах на административной границе с Иркутской областью. Из Кызылского аэропорта Ми-8 вылетел 7 октября, обратно он должен был вернуться спустя двое суток, однако из-за плохих погодных условий вылет пришлось отложить. Последний раз экипаж вышел в эфир 10 октября, запросив разрешение на взлёт. С тех пор связи с бортом больше не было. Спасатели МЧС практически мгновенно отправились на поиски. Были подключены наземные службы, параллельно начали опрашивать дорожников, егерей, рыбаков, оленеводов – всех, кто мог что-либо пояснить. Подключили даже Роскосмос, однако удалось лишь установить, что последний раз вертолёт видели в воздухе в районе Мюнского перевала. С тех пор свыше 800 человек день и ночь пробираются сквозь тайгу, пытаясь отыскать исчезнувший вертолёт.

Зачем уролог для аэрофотосъёмки?

По официальной версии, вылет в Тоджинский район осуществлялся на коммерческой основе сотрудниками крупной хакасской компании «Стройлайн». По данным властей региона, рейс был связан с необходимостью проведения аэрофотосъемки перед установкой снеговых мачт для Саяно-Шушенской ГЭС. Версия выглядит достаточно убедительно. Однако рушиться она начала почти сразу же, как только Главное управление МЧС России по Туве обнародовало список с фамилиями экипажа и пассажиров.

Кого берут на борт, если стоит цель исключительно провести аэрофотосъёмку? Понятно, что профильных специалистов. В полёт же, как сообщает медиапортал «Абакан.ру», отправились следующие пассажиры. Во-первых, финансовый директор компании «Стройлайн» Сергей Стрельников. Во-вторых, сервисный инженер компании «Фармконтракт-Сервис» Андрей Власов. В-третьих, директор ГУЧ «Управление эксплуатации Саянских водохранилищ» Николай Мохов. Компанию им составили Пётр Рябцев и Михаил Прудников, о профессиональной принадлежности которых не сообщается. Наконец, ещё одним пассажиром был заведующий урологическим отделением республиканской больницы Александр Кормилкин – как сообщается, брат заместителя директора по экономике Саяно-Шушенской ГЭС.

Согласитесь, перечень довольно странный. Однако такое же недоумение возникает, если смотреть и список экипажа. Так, в числе находившихся на борту был директор компании «Тува авиа» Юрий Шин.

Руководитель авиапредприятия, топ-менеджер строительной фирмы, врач-уролог и чиновник за какой-то надобностью лично летят за тридевять земель в тайгу. Кто верит, что всего лишь для того, чтобы сфотографировать с неба места для будущей установки столбов?

Октябрь – месяц браконьеров

Неудивительно, что моментально появилась иная версия, кажущаяся куда более правдоподобной. К примеру, местная газета «РИСК» откровенно предположила: вертолёт был арендован для браконьерства. «Почему в пятницу, в конце рабочей недели, всё крупное начальство полетело в заповедные места «замерять глубину снега», когда тот только-только выпал»? – задаётся вопросом издание.

По теме

К тому же начала появляться новая информация: на борту пропавшего вертолёта, возможно, было больше 12 человек. 21 октября в интервью телеканалу ГТРК «Тыва» родственница члена экипажа, участвующая в поисках на территории Тоджинского района, призналась, что в числе прочих в Ми-8 находился ещё и брат одного из членов экипажа. Зачем он полетел в Тоджу, она не знает.

В результате всё чаще исчезновение Ми-8 сравнивается с другим похожим происшествием. 9 января 2009 года в Республике Алтай пропал вертолёт Ми-171. На его борту находился полпред президента России в Госдуме Александр Косопкин, вице-премьер правительства Республики Алтай Анатолий Банных, глава республиканского комитета по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира Виктор Каймин, командир горно-алтайского лётного отряда Владимир Подопригора и ещё несколько высокопоставленных лиц. Как выяснилось позже, они отправились в тайгу браконьерски охотиться на архаров, отстреливая их с недопустимо малой высоты. В связи с этим в Туве слышны разговоры: может, и Ми-8 следует поискать в местах, где водится много краснокнижной дичи?

Разговоры эти рождаются не на пустом месте. Как призналась в телефонном разговоре жительница села Тоора-Хем – районного центра Тоджинского района – Снежана Амаран-Стрельцова, октябрь – месяц браконьеров. В это время они прилетают в заповедную Тоджу буквально отовсюду. Ловят хариуса, ленка, другую рыбу.

Заодно Снежана посетовала, что власти не привлекают к поисковым работам местных жителей.

«В эти дни многие тоджинцы ушли в тайгу на охоту и рыбалку, если бы их попросили и заплатили хоть какие-то деньги, то они охотно подключились бы к поискам», – отметила она.

Интересно, не потому ли, что, найдя вертолёт, простые граждане могут начать слишком уж прямо рассказывать, что увидели вовсе не последствия «аэрофотосъёмки», а совсем другие вещи, о которых в Туве не принято говорить вслух?

Опубликовано:
Отредактировано: 27.10.2014 11:53
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх