Версия // Общество // В Санкт-Петербурге для сердечников и онкобольных из-за большого риска закрылись спецклиники

В Санкт-Петербурге для сердечников и онкобольных из-за большого риска закрылись спецклиники

6333

Как рак «зимует» в ковид

Российский научный центр радиологии и хирургических технологий им. академика А.М. Гранова
В разделе

После того как Санкт-Петербург накрыла третья волна коронавируса, а число ежедневно поступающих больных превысило тысячу, знаковые больницы города перешли на ковид-режим. Речь о тех, где делают эксклюзивные операции на сердце и по онкологическим показаниям. Отменены плановые, но остро необходимые операции. Насколько это разумно? Неужели «корона» страшнее рака или аритмии сердца?

Расскажем о людях, для которых ковидные ограничения стали риском для жизни. Таких в Санкт-Петербурге без преувеличения тысячи. Странным образом получается, что заботливые карантинные меры от властей некоторых граждан просто сводят в могилу. Благими намерениями известно что... Итак, конкретные примеры.

Сердечная рана

Алексей Колесников, 58 лет, инвалид второй группы, живущий в Выборгском районе, в последний год страдает от мерцательной аритмии. Это нарушение ритма сердца, смертельно опасное. За год скорую его супруга вызывала уже 14 раз — в половине случаев забирали в больницу. Там он, к слову, и ковидом заразился. Постоянно был риск смерти. И есть. Сердце «шумит» безбожно. С большим трудом Алексею Ивановичу удалось записаться на операцию в Национальный медицинский центр им. В.А. Алмазова — единственное учреждение на северо-западе, где делают сложные операции на сердце. Ему сообщили, что он записан в очередь (платные операции, конечно, делаются сразу, но денег у инвалида таких нет), ждать придется полтора месяца. Все сроки оказались просрочены, а на днях инвалиду пояснили: «Больница закрывается на ковид, операция отменяется, очередь аннулируется». Конечно, Колесников был шокирован, ведь в любой момент может отдать концы. Но права не качает, человек мягкий, всегда правильно голосующий, говорит: «Наверное, государство знает, что делает, третья волна пройдет ковида же когда-то...»

Корреспонденту «Нашей версии» не удалось, несмотря на многочисленные попытки, связаться с руководством центра Алмазова, упорно молчит в таких случаях и комитет здравоохранения Смольного. Потому что им не нравится конкретный вопрос: «Зачем закрывать «на ковид» узкоспециализированные больницы, где борются с сердечно-сосудистыми заболеваниями и онкологией?». Операции там — последний шанс для тысяч людей.

Где раки зимуют

С онкологией в Питере действительно беда. Город один из лидеров по раковым заболеваниям в стране. Нелепо, но страшно — комздрав похвастался, что в 2020 году количество вновь выявленных случаев онкологических заболеваний уменьшилось на 15% (в абсолютных цифрах — в 2019 году было выявлено 23 732 новых случая заболеваний онкологического характера, а в 2020 – 20224). Вот только за счет того, что «из-за ковида» была приостановлена плановая госпитализация. А ведь всем, даже далеким от темы людям, известно, что рак успешно лечится только на ранней стадии, когда есть еще возможности для оперативного вмешательства. Огромное количество людей, вполне вероятно, потеряли шанс на излечение.

Пример. Алексей Л. (не пожелал открыть полное ФИО) раковый больной из Приморского района. Ему в 2019 году удалили почку вместе с 10-сантиметровой опухолью. Теперь ему необходимо ежеквартально делать компьютерную томографию оставшейся почки, носить снимки врачу, потому что орган под угрозой. А если удалять и вторую почку — это почти верная смерть. Однако Алексей уже год не может пробиться к профильному врачу — в Российском научном центре радиологии и хирургических технологий им. академика А.М. Гранова. Центр отгородился от больных, делая только самые срочные операции. Та же ситуация во втором петербургском онкоцентре — Национальном медицинском исследовательском центре онкологии им. Н.Н. Петрова. Оба размещаются в поселке Песочный — это на стыке границ Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Корреспондент «Нашей версии» побывал там в «ковидный режим» - тяжкое зрелище. Люди, которые нуждаются в срочной помощи, от которых зависит их жизнь, и это не преувеличение, пытаются порой штурмом взять медицинские учреждения, но их блокирует массированная охрана. Особенно страшно выглядит очередь из детских колясок... Детский, даже младенческий рак ныне уже норма жизни в северной столице, да и везде...

По теме

«Денег решили сэкономить?»

Совершенно непонятно, чем ковид страшнее рака или острых сердечных болезней — почему под его предлогом тысячи людей ставят под угрозу смерти? Анонимно один из сотрудников «петровского» онкоцентра кое-что пояснил: «Три питерских онкоцентра (еще помимо Песочного на пр. Ветеранов), которые занимаются лечением и операциями тяжелых больных (и не только из Петербурга и Ленобласти, кстати) относятся к федеральному Минздраву. Проводят дорогостоящие операции, а бесплатные для человека — за счет квоты от города. Это деньги, выделяемые из городского бюджета, идущие по линии комитета по здравоохранению. Обычно выделяются раз в квартал, так чиновникам проще по бухгалтерии. За это время многие «срочники» по операциям порой и умирают. Но не об этом сейчас речь. Когда начался ковид-19, то произошло нечто странное. Совсем не онкоцентры были инициаторами закрытия, а комздрав через местный Роспотребнадзор. Конечно, у нас обсуждали эту тему, и обсуждают — то ли денег в нашем правительстве под карантин решили сэкономить, то ли глупость полная какая вышла?.. Ситуация дурацкая, а для многих реально трагическая. Перед больными же неудобно нам. Да что там неудобно... Стыд и срам вышел».

2255 умерших человек никогда не состояли у врача

Стыд и срам, действительно. Именно плановые посещения онкологов (и других врачей, они тоже могут выявить онкологические симптомы) способны предотвратить, излечить серьезные формы рака. При том что правительство Петербурга само же как-то опубликовало любопытные цифры в документе «Об утверждении региональной программы Санкт-Петербурга «Борьба с онкологическими заболеваниями» на 2019-2024 годы», в котором указывалось, что в 2017 году абсолютное число пациентов, умерших от злокачественных новообразований, составило 13516. Из них 2255 человек никогда не состояли на учете у врача! Понятно, что у нас население не любит посещать врачей без крайней необходимости, темпы вакцинации это показывают. Но лишать раковых больных этого права официально — это что? И как это назвать?

Кому война, а кому мать родна. Давнее утверждение в эпоху коронавируса еще более утверждается. Вселенской эпидемией, такое впечатление, пользуются в своих целях чиновники по всему миру. А ведь в Питере уже давно прорубили окно в Европу. Но в данном случае, кажется, не в том месте.

Официально

В правительственной прессе, конечно, проблемы с онкобольными в ковид не видят. Так, директор Санкт-Петербургского клинического научно-практического центра специализированных видов медицинской помощи (онкологического) профессор Владимир Моисеенко говорит: «В марте 2020 года появилась информация от наших китайских коллег из Уханя, что чуть ли не треть онкобольных умирает в результате заболевания Covid-19. Тогда во всем мире было принято решение: из-за большого риска все онкоцентры прекращают хирургические вмешательства при доброкачественных и предраковых новообразованиях, отказываются от некоторых видов лекарственного лечения. Оставались только те хирургические вмешательства, которые позволяют излечивать больных. Потом оказалось, что это – ошибочное мнение».

Мнение ошибочное, однако клиники по-прежнему де-факто закрыты...

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 10.08.2021 16:00
Комментарии 0
Наверх