Версия // Опросы // Ужесточение уголовной ответственности – временное явление или системный тренд?

Ужесточение уголовной ответственности – временное явление или системный тренд?

11238

Гаечный хруст

Гаечный хруст
Версии читателей
Проголосовало: 29 человек

Думский комитет по законодательству ужесточает наказание за госизмену вплоть до пожизненного заключения. Одобрены поправки в УК, усугубляющие ответственность за диверсии и терроризм. Всё чаще заходит речь о возвращении смертной казни. Гайки закручиваются всё туже.

Хочешь сварить лягушку – не бросай её живой в кипяток, она из него выскочит. Посади её в прохладную воду и поставь на огонь – и она постепенно сварится. Депутаты варят лягушку по всем правилам. От введения пожизненного срока за измену Родине, за диверсии и терроризм, а далее – в соответствии с общественным запросом. На прошлой неделе законодатели «вернули авторам» законопроект 2001 года – о том, чтобы из УК убрать норму о смертной казни как мере наказания. Казус в том, что двое из трёх авторов – Борис Немцов и Егор Гайдар – умерли. Теперь настаёт черёд склеивать ласты их политическому наследию. В своё время в России ввели мораторий на исполнение смертных приговоров как высшей меры наказания, а саму норму между тем оставили в законодательстве. Немцов и Гайдар намеревались эту норму оттуда изъять – для того, чтобы сделать максимально сложным её восстановление. И хотя глава Конституционного суда Валерий Зорькин утверждает, что для возвращения смертной казни придётся принимать новую Конституцию, а выход России из Совета Европы «действия моратория [на смертную казнь] не прерывает», практика показывает, что при необходимости всегда можно найти решение. Так что вернуть смертную казнь много проще, чем многим кажется. Вопрос политической воли, а не редакции Основного закона. А между тем усугубляется и правоприменительная практика. Если раньше за поджог административного здания (чаще – военкомата) вполне можно было отделаться штрафом за мелкое хулиганство, то теперь это расценивается как терроризм. На прошлой неделе Центральный окружной военный суд приговорил двух жителей Челябинской области, Романа Насрыева и Алексея Нуриева, к 19 годам лишения свободы каждого – за поджог администрации города Бакала. Одни пишут, что поджигатели – рок-музыканты, другие – что бывшие силовики, служащие МЧС и Росгвардии. Кем бы они ни были, таких сроков ещё не давали, небывалый для правоприменительной практики приговор. И он вполне может стать прецедентом. Вот и думай: временное ли явление это закручивание гаек или дальше будет ещё жёстче?

По теме

Версия 1

Закручивание гаек – временное явление

Время нынче, сами знаете, какое. В начале месяца Дарья Трепова – как выяснила ФСБ, завербованная украинскими спецслужбами – взорвала в Питере клуб. Погиб известный военкор. На новых территориях то и дело взрывают силовиков и сотрудников администраций. Дроны атакуют российские военные базы и аэродромы, и, судя по невысокой дальности беспилотников, запускать их могут совсем не с Украины. Счёт задержанным за попытки поджогов военкоматов и повреждения железнодорожной инфраструктуры уже идёт на десятки. Как тут быть? Остаётся только продемонстрировать, что следует за такое поведение. Чтобы не повторяли. Депутат Алексей Чепа отмечает: «Есть опасение, что могут возрасти риски террористических актов, как в Петербурге. Попытки рассмотреть возможность вернуть смертную казнь – это способ минимизировать угрозы». Смертная казнь – это плохо, соглашается законодатель, но общество должно решить для себя, что важнее – демократические идеалы или уверенность в завтрашнем дне. «С одной стороны, мы знаем, что возникает угроза лишить человека жизни по ошибке. Такие случаи были. Но, с другой стороны, смертная казнь – наиболее эффективная сдерживающая мера. Террористам, как правило, плевать на наказание в виде лишения свободы. А боятся они только смерти. Так что пусть свою оценку даст общество», – призывает Чепа. При этом речь не идёт о том, чтобы заморозить эту норму в законодательстве навсегда – изменятся времена, изменятся и подходы.

Версия 2

Происходящее – только начало

Нет ничего более постоянного, нежели временное. И нет такого закона, который нельзя было бы обойти по причине «целесообразности». В мае 1947 года президиум Верховного совета СССР издал указ, отменяющий смертную казнь и заменяющий её 25 годами заключения в ИТЛ. Формально этот указ действовал до принятия нового УК РСФСР в 1961 году. Тем не менее преступников продолжали казнить. «Наша Версия» недавно напомнила, как в августе 1950-го расстреляли трёх генералов – Гордова, Кулика и Рыбальченко – за телефонную болтовню, в которой они резко высказывались о советской власти и Сталине. В октябре того же года казнили участников «ленинградского дела» – высший руководящий актив, секретаря ЦК ВКП (б) Кузнецова, председателя Госплана СССР Вознесенского и председателя Совмина РСФСР Турко. Собственно, казни на тот момент шли нон-стоп, и указ президиума ВС СССР никому был не указ. Судьям в том числе. Механизм – проще пареной репы. Собирается военная коллегия Верховного суда, она же выносит приговор по делам особой важности. Верховный суд у нас есть, повод собрать военную коллегию – тоже. И ни тебе Конституцию переписывать, ни редактировать законодательство. Как не редактировали его с 1947-го по 1961-й. Интрига же в том, что правоприменительная практика может возобладать над буквой закона, и остановиться будет непросто. Хрущёв жал на тормоза целых семь лет – при том, что, казалось бы, в стране у него была абсолютная власть.

Влад КРЫМСКИЙ
Опубликовано:
Отредактировано: 16.04.2023 14:13
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх