// // Специальный корреспондент «Нашей Версии» Марат Хайруллин передаёт из Донецка

Специальный корреспондент «Нашей Версии» Марат Хайруллин передаёт из Донецка

2504

Мира на украине нет. И не будет

3
В разделе

Сегодня, когда я пишу эти строки, сидя в центре Донецка, спустя почти неделю после заключения перемирия, город буквально содрогается от канонады. Судя по звукам, лупят из всех калибров и видов тяжёлого вооружения.

Я ещё путаюсь, но в целом уже могу определять, где «вход» и «выход», – по моим, не слишком твёрдым, прикидкам, активно воюют обе стороны. Причём «работает» именно тяжёлая артиллерия. То есть если это и мир, то явно не «минский», где чётко обозначено: никакого тяжёлого оружия на передовой.

Ещё в день моего приезда неделю назад командир разведчиков (по условиям секретности я не могу раскрывать его имя) качал головой и говорил:

– Не верю я в этот мир. Судя по положению на фронте, украинцы и не думают останавливаться. Наоборот, идёт активное наращивание сил…

Речь шла о положении дел в тылу ВСУ. Изюм, Славянск, Мариуполь, Волноваха, Артёмовск – в этих опорных пунктах украинских войск накапливаются техника и бое­припасы. По тому, что там происходит, можно судить о том, что произойдёт завтра на фронте. Так вот, за день до прекращения огня разведчики утверждали, что украинцы, судя по всему, даже не собираются прекращать войну.

Разведка не ошиблась. Во время нашего разговора с командиром группы канонада стояла такая, что тряслись стены дома, в котором мы укрылись от выстрелов. Тяжёлые гаубичные снаряды ложились буквально в центре Донецка, один прилетел даже в район площади Ленина, угодив в Первую городскую детскую больницу.

Минские переговоры оказались прикрытием для наращивания сил

Мир заключён, но фактически его нет. Причём с обеих сторон регулярно работают «грады» – кажется, здесь уже и забыли, что эти установки признаны оружием массового поражения и использование их по населённым пунктам категорически запрещено всеми международными конвенциями. Более того, незаметно дело дошло до применения более серьёзных установок – «Ураган» и «Смерч», чья поражающая способность в разы выше, чем у «градов». Всё это свидетельствует об одном: вопреки всем заявлениям эскалация конфликта только нарастает.

– Это и есть главный итог перемирия, – говорит разведчик. – Украинцы нарастили силы. Уверяю, если сейчас снова установится перемирие, оно быстро кончится. Тогда ситуация с применением тяжёлого вооружения станет хуже в разы.

Его слова подтверждает оперативная информация, пришедшая накануне сдачи номера в печать: из Изюма выдвинулась украинская колонна. Как минимум 12 машин с боекомплектами для «Ураганов». То есть украинцы продолжают воевать и ополченцам приходится отвечать. За неделю моего присутствия ВСУ потерпели сокрушительное поражение под Дебальцевом. Просто чудовищное. Я видел Иловайский котёл – поверьте, здесь всё было гораздо хуже. Потому что Порошенко в Минске на весь мир объявил, что в Дебальцеве котла нет, и тем самым фактически приговорил находящихся там бойцов. В результате эта позиция украинского президента стала настоящей красной тряпкой для ополченцев: ну что ж, нет – значит, и не будет.

По теме

Здесь надо пояснить ситуацию. Армия Донецкой республики регулярно бьёт украинцев. При этом ситуация просто парадоксальная: армия ДНР явно меньше украинской и, что бы ни говорил Киев, в разы хуже оснащена. При этом в большинстве случаев украинские войска гораздо реже заходили в оставленные ополчением населённые пункты, нежели брали их с боем. Но при этом украинские генералы и вообще власти очень жёстко и, я бы даже сказал, высокомерно относятся к своим оппонентам.

Всё это вызывает у бойцов ярость. И поэтому, когда Порошенко отказался признавать Дебальцово, находившиеся в котле части моментально оказались под угрозой уничтожения. В итоге у украинских властей появилась новая головная боль – судя по всему, следующей целью ополчения может стать Мариуполь. И самое неприятное для украинской власти заключается в том, что спровоцировал армию ДНР на это не кто иной, как Турчинов, объявивший на весь мир, что полк «Азов» отбил у ополченцев село Широкино, являющееся фактически пригородом Мариуполя.

За гранью презрения

Широкино – большое богатое село в 20 километрах от Мариуполя. О его штурме Турчинов объявил ещё 10 февраля. Правда, штурмом это можно было назвать с трудом.

– Широкино находилось в буферной зоне, у нас никогда никого не было, – рассказывает мне местный предприниматель Ирина Владимировна. Мы встречаемся с ней в больнице Новоазовска, куда её, раненную при эвакуации из Широкина, привезли ополченцы. – К нам только время от времени заходили разведгруппы ДНР. А тут в последнее время ополченцы отодвинули свои посты от Широкина. Перестали его контролировать, ну, украинцы и воспользовались этим.

Утром 10 февраля батальон «Азов» провёл артподготовку по мирному селу, заняв его. Это и был тот самый штурм, о котором громогласно объявил Турчинов.

– Да вы шо, ни було вояк в селе – старики да бабы, – с характерным украинским акцентом рассказывает мне 82-летняя бабушка Оля. Снаряд попал в её дом. Старушку завалило в собственной кухне, потом соседи её откопали, и она вместе с ними ещё шесть дней жила в подвале.

Но самое страшное началось после того как украинские военные захватили село:

– Они стали ходить по домам и предлагать всем эвакуироваться, – рассказывает Ирина Владимировна. – А как только люди выехали, стали вскрывать хаты и выносить всё. Вон, можете сами посмотреть, грузили на «КрАЗы». Один ополченцы на мосту подбили, до сих пор горит.

По словам местных жителей, военные из «Азова» вывозили даже унитазы и ванны, срезали кованые ворота.

– У меня в магазине высыпали сахар на землю, мешки забрали – шмотки складывать. Брали даже женское бельё. У моих работниц, девчат, телефоны побили ногами, типа чтобы не снимали, – рассказывает Ирина Владимировна.

Людям не дают выезжать из села

Украинцы грабили мирных жителей три дня. 13 февраля в село вошли ополченцы. И вояки из «Азова» тут же побежали, практически без боя. Об этом мне рассказывает командир штурмового отряда спецназа с позывным «Зоркий».

По теме

– У «Азова» было многократное преимущество в живой силе, но стоило нам войти в боестолкновение, как они тут же побежали. Причём в домах, где жил «Азов», мы нашли вот такие флаги.

Бойцы отряда демонстрируют мне нацистский флаг, захваченный ими в селе.

– Самое неприятное – они вышли из села и закрепились на стратегической высоте на окраине, – говорит командир спецназовцев. – И простреливают всю округу. Людей эвакуировать очень трудно. По селу работает артиллерия, танки. Снайперы простреливают дорогу, не дают мирным жителям выезжать.

На двух машинах мы на огромной скорости несёмся на окраину Широкина, петляя по просёлку, чтобы снайперы не успели взять на прицел. На окраине села зияют воронки. Один из бойцов кладёт рядом с ней компас, демонстрируя, что обстрел мирного села шёл со стороны позиций батальона «Азов». Увидев камеру, люди начинают подтягиваться из окрестных домов:

– Ой, ребятки, страшно-то как, – рассказывает пожилая женщина. – У меня двое сыновей в Донецке в ополчении. А эти как вошли в село, так в первые дни начали ходить по домам искать родственников ополченцев. Слава богу до меня не дошли. А когда убегали, то бросали гранаты в подвалы, где люди прятались. В дом Кораблёвых, Лонгвиновых бросили, это улица на той стороне через речь, по-над кладбищем.

Но Зоркий категорически отказался везти нас туда:

– Там идёт боестолкновение, категорически нельзя, мы и так засветились здесь.

Словно в подтверждение его слов, начинает работать «зеушка» – так здесь называют зенитные установки, которые устанавливают на самосвалы. Народ на улице разбегается, мы рассаживаемся по машинам и несёмся в обратную сторону.

Уже выехав из-под обстрела, командир спецназовцев на прощанье мне говорит:

– Знаешь, никакого перемирия и не было, все бойцы считают, что нам теперь останавливаться нельзя. Тот же Мариуполь мы можем взять буквально сходу. Если почти 600 вояк «Азова» побежало, стоило нам ударить небольшими силами, то что будет, если сюда подтянутся основные силы после Дебальцева.

Следующая цель – Харьков

Действительно, на месте украинских властей я бы серьёзно подумал на эту тему. Несмотря на то что армия ДНР, объединившись с луганчанами, стянула к Дебальцеву основные силы, всё равно их было меньше, чем засевших в котле украинских военных. Дебальцевский котёл показал, насколько мощные удары может наносить армия ДНР – в Дебальцеве стояла самая сильная группировка украинцев, создававшаяся не один месяц. И она была разгромлена буквально за считанные дни. Это поражение в разы тяжелее иловайской трагедии, как до сих пор то сражение называют украинские СМИ. Нетрудно представить, что произойдёт, если такая объединённая группировка ударит по практически беззащитному Мариуполю. Это и есть цена провокации Турчинова – если бы батальон «Азов» не атаковал Широкино, то на южном направлении у ополченцев не было бы повода начинать боевые действия. А теперь, поскольку бой продолжается, у армии ДНР есть все основания, что называется, на плечах отступающего врага захватить Мариуполь.

Широкино – Новоазовск – Донецк

Опубликовано:
Отредактировано: 23.02.2015 09:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх