// // Сбербанк, ВТБ и «Роснефть» могут уйти в частные руки

Сбербанк, ВТБ и «Роснефть» могут уйти в частные руки

4295

Последний распил

3
В разделе

Наконец-то карты открылись. Все оптимистичные заявления чиновников о нащупанном дне российской экономики, недооценённости рубля, скором росте цен на нефть перечеркнул Гайдаровский форум 2016 «Россия и мир: взгляд в будущее».

Взгляд этот оказался весьма мрачный: на нефть надежды больше нет – цены на «чёрное золото» могут сохраниться низкими на десятилетия. И потому в сложившейся ситуации не остаётся другого выхода, кроме как распродавать в частные руки принадлежащие государству пакеты акций крупных компаний.

Масштабное мероприятие, которое называют российским Давосом, вновь собрало в столице ведущих политиков и экономистов. Его ждали, как никогда прежде. Стоимость нефти падает ниже самых «реалистических» прогнозов, доллар столь же неуклонно растёт, а с ним и цены на всё. Вот соберутся лучшие умы России и сообща выработают программу если не оживления, то хотя бы выживания…

Однако форум оказался похож на коллективное зачитывание приговора. Такого пессимизма российская общественность от своих экономических руководителей ещё не слышала. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев призвал готовиться к худшему сценарию. Министр экономического развития Алексей Улюкаев признал, что роста цен на нефть ждать не стоит. Экс-министр финансов, а ныне глава Комитета гражданских инициатив и, предположительно, будущий председатель Экономического совета при президенте Алексей Кудрин сообщил, что количество бедных будет расти.

Последние надежды развеял председатель правления Сбербанка России Герман Греф: «Мы проиграли конкуренцию, надо честно сказать. И это технологическое порабощение – мы оказались в числе стран, которые проигрывают, в списке стран-дауншифтеров». При этом, по его словам, нынешний разрыв между лидерами и аутсайдерами будет «больше, чем во время прошлой индустриальной революции».

Это высказывание прозвучало так болезненно, что из Думы тут же раздались голоса, призывающие Грефа уйти в отставку.

Очень удобный кризис

Одновременно Силуанов не исключил, что если в ближайшее время не будет оптимизирован бюджет РФ, то существует угроза повтора кризиса 1998–1999 годов. Правда, министр всё же явил долю оптимизма, пообещав, что сокращение расходов бюджета на 10% в 2016 году сэкономит 512 млрд рублей и не коснётся социальных обязательств.

Дальше – только распродажа оборонных предприятий. О такой возможности ещё летом этого года говорил руководитель госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов. Он приводил в пример концерн «Калашников», 49% которого были переданы двум частным инвесторам.

В результате ожидание неминуемого скорого краха немного отступило: тот кризис пережили, переживём и этот! Но одновременно возникло подозрение. Если уже всем, кроме экономического блока правительства, очевидно, что нынешняя ситуация хуже и безнадёжнее кризиса тех лет, то тогда чего стоит этот экономический блок? С кем мы входим в экономический коллапс, если сравнение с предыдущим тяжёлым кризисом звучит как успокоение? Вот и директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев в своём блоге на «Эхе Москвы» уточнил сравнение: «Кризис дефолта августа 1998 года был вызван тем, что государство «заигралось» в пирамиду ГКО (государственных краткосрочных облигаций). Пирамида рухнула, рубль стремительно обесценился, инфляция резко выросла, экономика ушла столь же резко в кризис. Сегодняшний кризис – кризис структурного характера (в экономике накопилась масса структурных несоответствий и диспропорций). И одно это уже предопределяет его тяжёлый и продолжительный характер».

По теме

Тем временем Международный валютный фонд ухудшил прогноз развития экономики России в 2016 году. Раньше эксперты думали, что объём нашего ВВП сократится на 0,6%, а теперь уже МВФ прогнозирует 1%. Из-за низких цен на нефть и зарубежных санкций российская экономика и дальше будет пребывать в рецессии, считают в Международном валютном фонде.

А аналитики агентства Bloomberg составили топ-5 худших экономик мира, куда попала и Россия. В связи с этим эксперты предсказывают: резервные фонды правительства при нынешней конъюнктуре будут исчерпаны уже к началу 2017 года. Чем заткнуть дыру? Минфин нашёл выход – продажа самых сладких государственных активов.

Как заявил Силуанов, ведомство всерьёз рассматривает возможную приватизацию «Роснефти». Поступившие средства станут источником для замещения дополнительных расходов Резервного фонда в случае снижения доходов бюджета. В свою очередь, Алексей Улюкаев объявил, что Минэкономразвития подготовит предложения по приватизации Сбербанка и ВТБ. Правда, для этого придётся менять законодательство. Однако с этим проблем, конечно же, не будет.

Хотя с продажей всё не так просто. Советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов оценивает перспективы такой сделки как туманные: «К сожалению, приватизация в условиях, когда экономика находится в состоянии спада, очень сложна. Во-первых, нелегко получить высокую цену за те активы, которые предлагается приватизировать, во-вторых, достаточно сложно найти инвесторов с учётом того, что внутренние инвесторы не располагают большими ресурсами, а зарубежные инвесторы проявят большую осторожность. Бюджет остро нуждается в деньгах, поэтому вполне вероятно, что подготовительный процесс займёт не более чем три месяца». А дальше будь что будет.

Греф против Грефа

Осторожные предположения о возможности продажи государственных банков частным инвесторам в последнее время уже звучали. Особенно тревожными они были по поводу этих самых частных инвесторов. Понятно, что Запад не проявит интереса к активам, которые находятся под санкциями, как Сбербанк и ВТБ. Потому одни аналитики с надеждой смотрят на Китай, другие же высказывают предположения, что возможность купить активы в первую очередь будет предоставлена текущим собственникам – мол, они более квалифицированны и в теме. Однако сразу же возникает предположение: а что, если «инвесторы» возьмут кредиты в том же Сбербанке, увеличат доли и потом отдадут долги подешевевшими рублями? Ведь таким образом крупнейший банк окажется продан буквально в стиле пресловутых залоговых аукционов! Есть предположения и пострашнее: Сбербанк и ВТБ будут проданы «нужным» людям по заниженной цене для конкретных целей, а каких – страшно даже предположить.

Любой сценарий выглядит вполне реалистично. Размер тревоги усугубляют предположения о том, что планируемая продажа Сбербанка связана с возможной дырой в капитале банка. На это указывает активность главы Сбербанка Германа Грефа, который обеими руками бьётся за продажу. В январе 2010 года на форуме в Давосе Греф уже предлагал снизить дефицит бюджета за счёт сокращения доли государства в банковском секторе, и первым таким донором он видел свой банк.

Сейчас в интервью немецкому изданию Handelsblatt руководитель Сбербанка даже дошёл до странного признания: частные акционеры «с точки зрения развития банковского дела могут лучше контролировать руководство компанией». То есть лучше лично его, Грефа? Или это будет уже другой глава банка? Тогда ради каких прекрасных перспектив Греф так старается изъять из рук государства крупнейший банк страны? Чтобы под шумок кризиса определённые люди смогли набить карманы?

И главное: насколько реальны утверждения о том, что эта продажа (а в распоряжении у ЦБ сейчас 50% плюс одна голосующая акция Сбербанка) принесёт государству средства, в которых оно остро нуждается?

Любой знает, что продавать что-либо следует в наиболее подходящий момент ценовой привлекательности. Да, сейчас положение Сбера выглядит стабильным после массового оттока средств граждан в декабре 2014 года. Тогда вкладчики сняли со счетов 19,4 млрд евро. Но вскоре ситуация переменилась. По данным отчётности РСБУ, на 1 ноября 2015 года в Сбербанке лежало 9,8 трлн рублей средств физических лиц. При этом только в октябре объём средств граждан увеличился на 30 млрд рублей – в основном за счёт притока в сберегательные сертификаты. После серии банкротств и масштабного отзыва лицензий у банков – более 160 только за последние два года – многие стали спасать свои капиталы в самом надёжном банке страны. «Думаю, что прирост средств во вклады и сертификаты Сбербанка связан как с уходом с банковского рынка крупных игроков, так и с общей нестабильностью в экономике» – таково мнение аналитика ФГ БКС Ольги Найдёновой.

По теме

По итогам октября 2015 года Сбербанк получил прибыль 33,9 млрд рублей, а его акции на Московской бирже с августа выросли на 55%. Но долго ли продлится такое положение? Вероятно, недолго – на пессимизм наводит новый раунд предпродажной активности: с чего так спешат-то?

Возвращение чулка

Трагедия озвучиваемой сделки заключается не в сроках и даже не в цене вопроса, а в объекте продажи. Это ведь не стадо баранов, а жизненно важные накопления людей. Они и отдавали их именно государственному банку в расчёте на сохранность и стабильность, защищённые самим государством. Ведь и 20 лет не прошло с 1998 года, когда вклады были практически украдены государством, заигравшимся в приватизацию и финансовые пузыри.

И вот опять. Где теперь людям искать защиту своим сбережениям, которые вскоре – помимо воли вкладчиков – попадут в неизвестно чьи руки?

Тем временем сигнал принят и широко обсуждается. Понятно, что большинство вкладчиков не станет ждать смены владельца, а поспешит сохранить средства в надёжном месте, каковым по нынешним временам всё более представляется старый добрый чулок. А первыми, кто доверит свои деньги именно ему, станут вкладчики, на чьих счетах покоятся суммы, превышающие установленный государством размер страхового возмещения в 1,4 млн рублей. Ведь после продажи Сбербанк лишится «иммунитета» от отзыва лицензии.

Таким образом ситуация для массового бегства капиталов из «надёжных» хранилищ созрела. Причём создаётся она руками самих чиновников. Власти хотели приватизировать госбанки? Как бы на выходе они не получили в итоге панику в обществе и крах всей банковской системы.

Кому «Роснефти»?

Впрочем, глава Минфина считает, что приватизация крупнейших госбанков возможна, но начать всё-таки лучше с «Роснефти». «Мы в первую очередь говорим о пакете, который должен был быть продан ещё несколько лет назад. Это пакет «Роснефти» – 19,5%», – сказал Силуанов.

Сейчас государство владеет 69,5% акций нефтяной компании. Стоит отметить, что у правительства был план приватизировать «Роснефть» как раз к 2016 году. Правительство возлагает на приватизацию большие надежды, а значит, крупнейшая в стране нефтяная компания может пойти с молотка. И уж на неё-то покупатели найдутся. Так, к вышеуказанному пакету проявлял интерес Китай.

Пока неизвестно, кто будет курировать столь ответственную распродажу. Уже появились слухи о том, что ради серьёзной сделки главу Росимущества Ольгу Дергунову заменят. Если так, то кадровые изменения говорят о серьёзном настрое Белого дома.

В свою очередь, журналист The Financial Times Ник Батлер увидел в приватизации «Роснефти» политический аспект. По его мнению, для Владимира Путина это «возможность новых инвестиций и появление на Западе ещё одного союзника, который готов ратовать за отмену санкций». То есть индейцы радовались бусам, за которые продали Манхэттен, а нам теперь предстоит радоваться даже не бусам, а отмене санкций?

С критикой идеи приватизации выступили коммунисты. «Экономическая политика нынешней правящей группировки проста, как железнодорожная шпала. Она заключается в примитивной идее: «нам бы день простоять, да ночь продержаться» – заткнуть зияющие дыры в бюджете, а там хоть трава не расти. Призыв главы Минфина приватизировать Сбербанк и «Роснефть» – показатель полного тупика, в котором оказались российские горе-вожди», – считает депутат Госдумы от КПРФ Вячеслав Тетёкин. Также коммунист напомнил: «Что касается Сбербанка, то мало кто знает, что 49% акций этого крупнейшего банка в стране уже принадлежат неким частным собственникам. Скорее всего иностранным. А ведь мы по привычке думаем, что это наше общее, самое надёжное национальное достояние. И несём туда деньги, полагаясь на Сбербанк, как на гранитную скалу».

Больше не национальное достояние

Вот и Анатолий Чубайс заявил, что Управляющая компания «Роснано» рано или поздно должна стать частной. Глава госкорпорации считает, что объём контролируемой государством собственности в стране сейчас избыточен и значительная часть этой собственности работает менее эффективно, чем если бы она находилась в частных руках.

Хорошо, приватизируем всё вот это, деньги быстро проедим, а что дальше? Продадим «Газпром»? На мысли о том, что и газовый концерн может пойти с молотка, наводит недавняя история. Глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев рассказал, что именно он добился запрета на использование «Газпромом» слогана «национальное достояние». По его словам, это произошло на совещании у президента, который также был недоволен слоганом. «Национальным достоянием могут быть недра, но никак не акционерное общество», – объяснил свою позицию глава ФАС. В связи с чем возникли подозрения: теперь точно будут продавать. Ведь вон сколько лет называли «Газпром» национальным достоянием – и ничего, никто не придирался. А теперь вдруг переиграли. Не для того ли, чтоб народ не ворчал: продали национальное достояние!

Хорошо, проедим и «Газпром». Дальше – только распродажа оборонных предприятий. О такой возможности ещё летом этого года говорил руководитель госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов. Он приводил в пример концерн «Калашников», 49% которого были переданы двум частным инвесторам – Андрею Бокареву («Трансмашхолдинг», «Кузбассразрезуголь») и Алексею Криворучко («Аэроэкспресс»). Причём Чемезов тогда не исключал продажи акций предприятий оборонно-промышленного комплекса даже зарубежным стратегическим инвесторам.

О том, что произойдёт со страной после того, как все крупные активы будут проданы, на Гайдаровском форуме не сказали ничего.

Михаил Леонтьев, журналист и политолог – о Гайдаровском форуме 2016:

– Может, это звучит несколько грубо, но я бы эту встречу назвал «сборищем идейных банкротов». Ситуация доходит до смешного: участники форума не могут ответить ни на один вопрос. Причём это позорит даже имя Гайдара, потому что, при всём неоднозначном отношении к Егору Тимуровичу, он был учёным и старался в рамках определённых парадигм искать истину, а на форуме никто ничего не ищет. У них нет ответов даже на самые простые и элементарные вопросы. Потому что, если они откроют глаза и увидят реальность, они должны просто пойти и повеситься. Ситуация похожа на классический старый анекдот, когда человеку говорят: «Вон!», а он говорит: «Где?» Заявление Силуанова о том, как должны вести себя корпорации, вообще за пределами добра и зла, когда с трибуны форума он посоветовал сокращать расходы. А то без его советов никто не догадался бы. Ну просто пора присуждать Нобелевскую премию по экономике. А вопрос о том, будут ли меняться экономическая концепция и люди в экономическом блоке, остаётся риторическим.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Кому должен – всем прощаю?

Французское издание Agora Vox сообщило, что президент РФ планирует внести в Думу законопроект, разрешающий компаниям не возвращать долги странам, которые ввели против России санкции. Никаких подтверждений этому, впрочем, нет, и скорее всего речь идёт об информационном вбросе. Однако стоит отметить, что с подобной идеей в сентябре прошлого года уже выступал советник президента Сергей Глазьев. Свои предложения экономист отразил в докладе о мерах по преодолению эффекта от западных санкций к заседанию межведомственной комиссии по безопасности в экономической и социальной сфере Совета безопасности России. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тогда сообщил, что экспертная точка зрения советника «далеко не всегда является отражением позиции президента и администрации президента». Но дыма без огня, как известно, не бывает.

Опубликовано:
Отредактировано: 31.01.2016 02:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх