// // Ренессанс жанра журналистских разоблачений и «сливов»

Ренессанс жанра журналистских разоблачений и «сливов»

2456

Следствие ведут...

Журнал «Новости СМИ» №10, май 2016 год
Журнал «Новости СМИ» №10, май 2016 год
В разделе

С 2009 года жанр журналистских разоблачений и «сливов» держит в напряжении пользователей интернета и телезрителей. В новом материале НСМИ проливает свет на техническую сторону подобной работы. Рассмотрим, как оформляли злободневный «Панама-гейт», поговорим о том, что было до и что будет после.

В начале апреля Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ) опубликовал материал, связанный с утечкой документов фирмы Mossack Fonseca. Сообщалось, что над материалом работали около 400 журналистов, 100 медиа, включая немецкую газету Süddeutsche Zeitung, которая получила доступ к документам, а также The Guardian, BBC, Le Monde и «Новая газета».

Данный проект был назван самым крупным международным журналистским расследованием в новой истории. Но уже к концу месяца поступила информация об очередном сливе от ICIJ, который должен состояться 9 мая, в 21-00 по Москве. Консорциум собирается опубликовать базу данных с информацией более чем о 200 000 офшорных клиентах в рамках расследования «панамских документов». Это будет самая масштабная публикация базы секретных офшорных компаний и людей, стоящих за ними, сообщают журналисты, участвующие в проекте.

Работа ICIJ уже наделала немало шума в мире. После публикации «панамского архива» последовали громкие политические разбирательства, отставки и скандалы. Сейчас это одна из основных тем в СМИ, однако куда меньше внимания было уделено технической стороне «самого крупного слива», тому, каким образом 400 человек из 70 стран наделали столько шума на весь мир.

Для начала разберемся, кто есть кто.

Международный консорциум журналистских расследований – один из проектов американской некоммерческой организации «Центр за честность в обществе» (Center for Public Integrity (CPI)). CPI занимаются расследованиями с 1989 года. Своей задачей организация считает «разоблачение случаев злоупотребления властью, коррупции и нарушения служебного долга влиятельными государственными учреждениями и частными организациями». Центр имеет более 50 сотрудников, является одним из крупнейших некоммерческих, неполитических исследовательских центров в Америке.

Проект ICIJ был создан в 1997. В состав консорциума входят 160 известных журналистов из разных стран. Для различных расследований ICIJ привлекает журналистов и экспертов со всего мира. Около года назад ICIJ обратился к Центру по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) – некоммерческому проекту, объединяющему целый ряд некоммерческих региональных центров расследовательской журналистики и независимых коммерческих СМИ. На сайте организации сказано: «Цель деятельности OCCRP – помочь жителям разных стран четче осознать, каким образом оргпреступность и коррупция влияют на их жизнь. Для этого мы стремимся создавать глубокие расследовательские репортажи, а также сообщаем последние новости о деяниях оргпреступности и коррупционеров».

Проект OCCRP получает поддержку в виде грантов Фонда демократии ООН, Агентства США по международному развитию (USAID) и Института «Открытое общество» (the Open Society Foundations).

USAID – орган государственного управления Соединенных Штатов Америки в области оказания помощи за рубежом. Администратор Агентства и его заместитель назначаются президентом с согласия Сената и действуют в координации с Государственным Секретарем США.

По теме

Институт «Открытое общество» также известен как Фонд Сороса – это международная благотворительная организация, учрежденная финансистом и филантропом Джорджем Соросом. Фонд инициирует и поддерживает программы в области образования, культуры и искусства, здравоохранения и гражданских инициатив.

После обращения консорциума к OCCRP началось непосредственное расследование. Сооснователь Центра по расследованию коррупции и организованной преступности Дрю Салливан, отвечая на вопрос о финансировании, не скрывал: «Да, мы получаем деньги от USAID и швейцарского правительства. Это примерно половина от нашего финансирования. Средства идут на работу по развитию СМИ и улучшение квалификации их сотрудников во многих странах. Кроме того, мы получаем средства от коммерческих фирм, получаем частные пожертвования, деньги из фондов. Все это отражено в наших ежегодных отчетах».

Одна из самых умалчиваемых тем в рамках «Панама-гейт» – это «технический процесс» и работа журналистов.

Итак, в распоряжение немецкой газеты Süddeutsche Zeitung, ICIJ и OCCRP попали документы панамской компании Mossack Fonseca – четвертого из крупнейших мировых офшорных регистраторов. По некоторым данным, объем материалов составил более 3 терабайт и более 11 млн. документов и писем. Именно это количество информации в течение года обрабатывали четыре сотни журналистов.

ICIJ и OCCRP разработали структуру для пользования базой данных, которая оказалась в распоряжении немецких журналистов, и пригласили расследователей – членов организаций для работы с информацией. Предположительно для общения журналистов был создан специальный форум в deep web, некоторые называли его «секретный Facebook». Общение на закрытом форуме в самых темных уголках мировой сети позволило журналистам эффективно регулировать ход работы. Система была разработана таким образом, чтобы никто посторонний не мог получить доступ к данным. Несмотря на это, журналисты были лишний раз проинструктированы о необходимости соблюдения техники безопасности: не оставлять компьютеры или телефоны без присмотра, использовать сложные пароли и никому их не сообщать, пользоваться шифрованными каналами связи.

Непосредственное расследование началось летом 2015 года. ICIJ как координатор проекта установил следующие правила: до марта участники занимались изучением документов, поиском историй, фактчекингом; с марта журналисты получили право обращаться к фигурантам историй за прямыми комментариями. Еще одним правилом от ICIJ была синхронность. Для обеспечения безопасности расследования журналисты должны были действовать и работать одновременно, синхронно. Помимо этого, все привлеченные расследователи обязательно должны были быть членами ICIJ или OCCRP, так как внутри каждой организации есть определенные стандарты, обязательные для всех членов: профессиональный уровень доказательной базы, уровень работы с документами и фактчекинга.

Также известно, что в процессе работы журналисты проводили международные совещания, на которых обсуждали план работы и план выхода публикаций. На встрече коллективно решалось, какие темы выпускать и в какой последовательности. При этом журналистов просили не разглашать технические детали подготовки «Панама-гейт», поскольку с имеющейся базой данных до сих пор ведется работа. Участники проекта уточняют: «Сайты ICIJ и OCCRP подвержены постоянным атакам в попытках завалить базу данных. Это онлайн-база, доступ к ней достаточно сложный, через несколько запароленных шагов».

О правилах, установленных ICIJ и касающихся безопасности, также упоминали сотрудники «Новой газеты», активно принимающие участие в проекте. В частности, речь шла о внутренних ограничениях, касающихся того, какие документы и в каком виде можно публиковать, – это было связано и с содержащимися в них персональными данными, и с необходимостью обеспечить безопасность источника утечки. Со всеми журналистами, которые участвовали в расследовании, проговаривали эти «правила игры». Более того, существовала универсальная памятка, которая была написана не в форме приказа, а как просьба. В ней говорилось о том, как работать с поиском, с платформой, с самими документами. Вместе с тем участники проекта утверждали, что никаких жестких условий, рамок или ограничений не было, они просто писали о том, что будет интересно читателю.

По теме

Не секрет, что российской частью проекта занимались четыре журналиста: Дмитрий Великовский, Олеся Шмагун, Роман Анин и Роман Шлейнов.

Приблизительно так выглядит техническая сторона «самого крупного международного журналистского расследования нового времени». Но, несмотря на колоссальные объемы проделанной работы, проект не избежал сравнения с организацией Джулиана Ассанжа WikiLeaks.

Пятая власть

2012 год. На балконе посольства Эквадора в Лондоне стоит человек с белыми волосами. Под балконом около здания собралась пара сотен взволнованных граждан вместе с журналистами. Человек говорит:

«США должны быть гарантом мира, а не преследовать журналистов за то, что они открывают правду о преступлениях. США должны поклясться, что не будут преследовать наших сотрудников и сторонников. Они должны отпустить того солдата, который рассказал Правду. Брэдли Мэннинг уже больше 800 дней находится под стражей без суда, хотя по закону его должны были отпустить через 120 дней. А этот человек – герой, он оказал нам неоценимую услугу. Нас угнетают, и мы должны объединиться в ответ».

2016 год. На том же балконе тот же человек сообщает собравшейся внизу толпе:

«Это победа, которая не подлежит отрицанию. Это историческое и важное решение рабочей группы ООН важно не только для меня, но и для моей семьи. Оно доказывает независимость системы ООН!

Кто дал право властям Великобритании и Швеции запретить моим детям не видеть своего отца пять с половиной лет? Я этого никогда не забуду. Рано или поздно это должно быть решено…».

Речь, продолжавшаяся около 11 минут, сопровождалась выкриками из толпы: «Ассанж! Мы любим тебя», «Здесь твои друзья, Джулиан!» и другими поддерживающими лозунгами.

Говоря о сливах и крупных политических расследованиях, невозможно обойти стороной фигуру Ассанжа.

Бывший хакер Mendax приобрел известность в 2006 году в связи с работой над сайтом WikiLeaks, основанным для публикации секретных документов. В 2010 году сайт предал огласке секретный видеоматериал американских военных, на котором можно было увидеть, как после атаки американского вертолета в Багдаде в 2007 году погибли как минимум 18 мирных жителей. В 2010 году сайт начал также публикацию 250 тысяч американских документов дипломатического характера. В связи с публикацией этих данных с 2012 года Ассанж укрывается в посольстве Эквадора.

Напомним, WikiLeaks – международная некоммерческая организация, которая публикует секретную информацию, взятую из анонимных источников или при утечке данной информации. Целью проекта объявлена «неотслеживаемая публикация и анализ документов, ставших доступными вследствие утечки информации». Проект Ассанжа не только вывел на новый уровень жанр журналистских расследований, навсегда изменив соотношение сил в этой области, но и стал частью мировой поп-культуры. Сегодня во всем мире WikiLeaks является символом обязательного торжества справедливости, а также надеждой для тех, кто становится жертвами внутренних игр политиков и силовиков.

Деятельность журналистов, хакеров, криптографов и компьютерных гиков под эгидой Ассанжа нередко называют «пятой властью» по аналогии с «четвертой властью» – как известно, так именуют прессу в связи с ее влиянием на социум. Небезынтересным фактом также является то, что существует достаточно неплохой британский художественный фильм под названием «Пятая власть», посвященный работе Джулиана Ассанжа над WikiLeaks, с Бенедиктом Камбербэтчем в роли беловолосого программиста.

О деятельности и удивительной судьбе бывшего хакера сказано более чем достаточно, в том числе на страницах журнала НСМИ. Но именно этот человек стал «отцом-основателем» журналистских сливов, и обойти вниманием его фигуру в процессе подготовки материала о расследованиях просто невозможно.

В то же время, если говорить о российском опыте публикаций сливов и расследований, нельзя не упомянуть хакерскую группировку «Анонимный интернационал» и входящую в ее состав группу ShaltayBoltay.

По теме

Ровно год назад, в апреле 2015 года отечественные СМИ наперебой обсуждали и анализировали «слив» личных переписок от «Анонимного интернационала». Тогда главными действующими лицами стали заместитель начальника управления по внутренней политике администрации президента РФ Тимур Прокопенко, депутаты Ольга Баталина, Ирина Яровая, главред сайта «Газета.ру» Светлана Бабаева, бывший главред интернет-издания Lenta.ru Алексей Гореславский и актер Михаил Галустян. Любопытно, что публикация компромата вызвала ответную реакцию в виде «разоблачений» самих хакеров. Например, Lenta.ru выложила материал «Кремлевские сказки. Кто стоит за хакерской группировкой ShaltayBoltay». Но наиболее исчерпывающее «расследование» с привлечением неназванных экспертов, связанных с IT и силовыми структурами, появилось на ресурсе «Газета.Ru» спустя две с половиной недели после слива от «Анонимного интернационала».

«Лента» рассматривала несколько версий о мотивах и задачах хакеров, начиная с удивительной, где ShaltayBоltay – искренние филантропы, ратующие за справедливость, и заканчивая полным конспирологическим набором о сговоре внутри Кремля и причастности западных спецслужб. В свою очередь, «Газета.Ru» сделала акцент на технической составляющей взломов и практически не рассматривала версию о «честных хакерах за справедливость».

Действительно, многое в деятельности группировки, функционирующей с 31 декабря 2013 года, может показаться настораживающим. В частности, «исследователи» сходятся на том, что наиболее подозрительными являются продолжительность их активизма, а также отсутствие каких-либо явных проблем с органами надзора и правопорядка. Проще говоря, деятельность хакеров попадает под несколько статей, в особенности под действие ст. 272 УК РФ – неправомерный доступ к компьютерной информации. Однако новостей об аресте или хотя бы задержании людей, причастных к «Анонимному интернационалу», никто не видел. Из этого вытекает вполне традиционная догадка – если тебя не прессуют и не пытаются ограничить, значит, ты имеешь определенные связи, ты необходимый винтик в более сложном механизме. На подобных размышлениях формировалась масштабная версия о связи хакеров и людей из администрации президента. По данной версии, ShaltayBоltay – инструмент подковерных игр одной из кремлевских внутриправительственных группировок.

Зимой 2014 года на англоязычном ресурсе buzzfeed.com появился объемный материал, автор которого, киевский корреспондент Max Seddon, описывал свою встречу с представителем хакерской группировки по прозвищу Шалтай.

При встрече хакер сообщил, что беседа будет проходить буквально на ходу, что он не горит желанием быть вычисленным по отпечаткам пальцев на кнопках клавиатуры или по следам подошв на песке. Он настаивал на движении по замкнутому кругу в течение 90-минутного интервью, чтобы избежать обнаружения.

Интересно, что информацию, обнародованную Max Seddon, отечественные СМИ использовали очень выборочно. Проигнорировав детали, из которых складывается интереснейший образ хакера XXI века, они акцентировали внимание только на самых острополитических, по их мнению, частях материала. Скажем, все, кто писал в российских СМИ статьи о ShaltayBoltay, не ленились подчеркивать, что группировка имеет некие смутные связи с Владиславом Сурковым. Причем сами хакеры не делают из этого никакой тайны. Говоря о структуре группы, взломщик Шалтай намекал на связи с силовыми структурами в лице дружественных оперативных сотрудников и с правительственными политическими аналитиками. Хакер упомянул, что лично знаком с бывшим помощником президента Сурковым, однако «Анонимный интернационал» не является проектом Кремля.

На основании этих утверждений некоторые известные СМИ сделали несколько неоднозначных выводов-версий. Одна из которых: «Анонимный интернационал» и ресурс ShaltayBoltay – проект ФСБ.

На этот счет другой участник группы заявлял: «Мы знаем о результатах некоторых «расследований»: бывает смешно читать о себе некоторые версии. Они пытались выйти на нас через своих силовиков-кураторов. До этого «конкордовцы» через СБ и МВД пытались нас найти. Сейчас, как мы знаем, над этим работают и ФСБ, и ФСО, и структуры Минобороны. Если кого-то вычислят – а мы допускаем такую возможность, – работа команды все равно будет продолжаться: всех вычислить невозможно».

Нужно отметить, что «слитым» политикам и медиаперсонам было выгодно уличать «Анонимный интернационал» в «порочных связях», однако наличие этих связей до сих пор официально не подтверждено. Таким образом, расследование о расследовании зашло в тупик.

В заключение

Напряженная обстановка во внешней и внутренней политике России довольно часто заставляет забывать о событиях, волновавших общество два-три года назад. Тем не менее, как уже было сказано, жанр «сливов» активно существует с 2009 года. При этом сама организация ICIJ давно знакома следящим за новостями пользователям. Еще в 2013 году консорциум громко заявил о себе в связи со скандалом, связанным с собранным компроматом на владельцев офшорных счетов из разных стран мира.

Затем было расследование 2015-го года, посвященное привычным антикоррупционным обличениям. И каждый раз власть реагировала на публикацию неоднозначных данных одинаково. Сначала показное игнорирование, а позднее подключение полиции, давление, обыски.

Несмотря на агрессивную реакцию, данный жанр прочно закрепился на фундаменте средств массовой информации. Аудитория жадно следит за новыми расследованиями и готова материально и морально поддерживать журналистов, собравшихся докопаться до истины.

Редакция НСМИ уверяет, в ближайшее время скучать не придется. Буквально на днях хакеры слили в сеть личную переписку Дмитрия Киселева «весом» 11 гигабайт.

Смысл подобной деятельности только в том, что ни одно высокопоставленное лицо сегодня не застраховано от взлома, от того, что его договоры не будут обнародованы. Необходимо признать, что журналисты, заручившись поддержкой хакеров, в состоянии изменить мир к лучшему. Каждое независимое расследование – это мощный удар по произволу, коррупции и лжи. И, судя по динамике, данный жанр будет развиваться все больше. Будем надеяться, что это развитие послужит надежной основой для грядущего построения гражданского общества в стране.

Журнал «Новости СМИ» №10, май 2016 год

Опубликовано:
Отредактировано: 27.05.2016 16:02
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • MISHA TURUNOVSKIY 27.05.2016 15:33

    Прочитал на одном дыхании, как захватывающий детектив.:)

Еще на сайте
Наверх