Версия // Общество // Получить за деньги качественное медобслуживание невозможно даже в самых лучших клиниках

Получить за деньги качественное медобслуживание невозможно даже в самых лучших клиниках

8115

Здоровье не купить

фото: РИА Новости
В разделе

Где лечиться – в частной или в государственной клинике, по программе ОМС или ДМС, прикрепиться ли к ведомственной клинике или выбрать профессора с громким именем, каждый сегодня решает сам исходя из своих возможностей.

Однако проблема в том, что государственные медучреждения всё чаще вынуждают своих пациентов искать специалистов вне своих стен. Готовы ли коммерческие клиники принять бывших пациентов районных поликлиник? И главное – на каких условиях? Журналист Ирина Мишина разбиралась в этом на собственном опыте.

Где лечиться – в частной или в государственной клинике, по программе ОМС или ДМС, прикрепиться ли к ведомственной клинике или выбрать профессора с громким именем, каждый сегодня решает сам исходя из своих возможностей. Однако проблема в том, что государственные медучреждения всё чаще вынуждают своих пациентов искать специалистов вне своих стен. Готовы ли коммерческие клиники принять бывших пациентов районных поликлиник? И главное – на каких условиях? Журналист Ирина Мишина разбиралась в этом на собственном опыте.

Вшколе, где учится моя дочь, грянула эпидемия ветрянки. На три класса – уже около 10 случаев. Обратившись в районную поликлинику, я узнала: после первой прививки от ветряной оспы, которую дочери сделали в 3 года, должна быть повторная вакцинация. Завотделением, опытный врач, подтвердила факт эпидемии ветрянки в школах и детских садиках района, а после развела руками: «Инъекций от ветряной оспы, равно как и от пневмококков, нам больше не поставляют. Эти вакцины теперь только в частных медцентрах».

Куда делись вакцины – вопрос риторический. «В ближайшие два года в соответствии с принятым законом в Российской Федерации расширяется национальный календарь профилактических прививок. Государственное финансирование вакцинопрофилактики увеличено с 6,2 млрд рублей в 2014 году до 10,2 млрд рублей в 2015 году», – рапортовал два года назад Минздрав. «Однако вакцины до районных поликлиник в массе своей так и не доходят», – подтверждает Фонд независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье».

Зная о положении дел в государственной медицине, я давно начала подыскивать для своего ребёнка частную клинику. Районная поликлиника, при всём моём уважении к её врачам и медсёстрам, в период оптимизации начала лишаться материальной базы. Сначала закрыли кабинет физиотерапии, потом изъяли стоматологию, затем уволился опытный ортопед, после этого об уходе намекнула отоларинголог – один из лучших специалистов округа. Анализы тоже превратились в фикцию. Их возили в головной офис, на что уходило до недели, в результате чего решение о назначении антибиотика врач зачастую принимал интуитивно или исходя из опыта. Конечно, рядом был офис частной лаборатории, но там стоимость анализа крови для ребёнка составляла около 2 тыс. рублей…

Свой выбор в итоге я остановила на ФБГУ «Поликлиника № 4» Управления делами президента РФ, что на Кутузовском проспекте. Ведомственная поликлиника лечит чиновников высшего ранга, а значит, врачи там должны быть самые что ни на есть квалифицированные, решила я. Туда мы с дочкой и отправились делать прививку.

Прививка – до рождения!

На въезде нас встретила платная парковка и шлагбаум, через который пропускали машины с госномерами. В глаза также бросались два вооружённых охранника, стоящие у шлагбаума, и ещё несколько – в караульной будке. Тех, кто пришёл лечиться за деньги, от остальной поликлиники отделял турникет с охраной. Таким образом чётко обозначены территория для избранных и зона для всех остальных.

По теме

Первым делом пришлось проследовать в бухгалтерию. На вопрос, зачем приехали, я ответила, что нужно сделать прививку от ветрянки. Женщина в белом халате, не вдаваясь в детали, с ходу начала составлять прайс-лист. Стоимость анализа мочи и крови составила 3450 рублей, сюда же входила и консультация педиатра. Сама вакцинация оплачивалась отдельно – 2500 рублей. На вопрос, почему так дорого, мне ответили: «Так ведь по сito. Вам же срочно?

К тому же ребёнок приехал натощак, кушать захочет скоро». Возразить было нечем.

В лаборатории нам выдали для анализа мочи контейнер. Правда, полученная узенькая пробирочка с ложечкой на самом деле предназначалась для анализа кала на дисбактериоз. Сдать в неё анализ мочи, тем более ребёнку, было проблематично. Но в лаборатории отрезали: «Иной тары нет». Лишь после обращения к старшей медсестре и её долгих переговоров с кем-то по телефону нам в конце концов всё же выдали нужный контейнер.

Через 1 час 10 минут результаты анализов были получены и нас направили на консультацию к педиатру. Поиски его стали отдельной историей. Узнав, что мы «платники», в детской регистратуре сказали коротко: «Идите ищите свободного педиатра».

Так мы с дочкой начали стучаться во все двери подряд. Где-то нам отвечали, что заняты, где-то говорили, что работают только с «прикреплённым контингентом» – в общем, поняв, что ходить бесполезно, мы сели возле пустого кабинета с открытой дверью и начали ждать. Вскоре в него вошла врач Ирина Четвергова. Узнав, что мы на вакцинацию, она пояснила, что отказывает нам «согласно приказу «№ 271 от 31. 03.211 Прививочного календаря» (креативное летоисчисление было введено доктором самолично). Дескать, детей Минздрав распорядился прививать от ветряной оспы однократно. Потом, прочитав наш прививочный календарь, уточнила: «Вас прививали в 2013 году. Повторная прививка через пять лет. Напряжённый иммунитет у ребёнка пока ещё сохраняется». Тем самым г-жа Четвергова косвенно подтвердила необходимость повторной вакцинации от ветрянки.

Дело в том, что частный эскулап, написав отказ в вакцинации, даже не удосужилась прочесть в нашей прививочной карте вид сделанной нам прививки – «Варилрикс». В инструкции этой вакцины чётко сказано: она проводится детям дважды.

Потому потребовала выписку с причинами отказа. В бумажке, составленной педиатром Четверговой, моя дочь, родившаяся 17.03.2009 года, значилась как родившаяся 01.11.2013 года. Далее доктором было указано: «Первая вакцинация проведена в августе 2013 года». То есть по логике педиатра Четверговой ребёнка вакцинировали ещё до рождения? После этого выяснилось, что наша карта, выданная в коммерческом отделе, имеет два номера. Я поинтересовалась, почему нам так повезло. «Вам присвоили номер, по которому уже заведена карта на другого пациента. В скобках поставим второй номер, ничего страшного», – последовал ответ.

«Вы – люди с улицы!»

Возникает вопрос: зачем надо было направлять на дорогостоящие анализы, к тому же по завышенной цене, срочно, если можно было начать с приёма педиатра, который с ходу отказал бы в прививке? Или, возможно, посоветовал бы сдать столь необходимые анализы в районной поликлинике бесплатно. Да и мы не стали бы настаивать на вакцинации, узнав, что у ребёнка на 2 единицы повышены эозинофилы, что говорит об аллергии. Все эти вопросы я задала доктору Четверговой. Видимо, та не нашла что ответить, а потому для моральной поддержки позвала в кабинет своих коллег. Одна из них представилась как и.о. завотделения. Настроена она была по-боевому. «Вы – люди с улицы, – кричала она мне в лицо в присутствии ребёнка. – Мало ли какую инфекцию вы принесёте нам сюда? У нас прикреплённый контингент, обследованный, а вы – с улицы! Поэтому сначала анализы, потом – приём и всё остальное». Её поддержал заместитель главного врача по педиатрии: «Вы забыли, что живёте при рыночной экономике? Сначала вы платите за колбасу, а потом её едите!» Под колбасой замглавврача, видимо, подразумевал медицинские услуги… Кстати, оплаченный осмотр ребёнка педиатром так и не был проведён, что зафиксировано в выписке. Зато все три эскулапа блестяще проявили себя как ораторы.

По теме

Ну а потом выяснились вещи и вовсе не красивые. Заглянув в прайс-лист, я увидела, что анализ крови из пальца нам «посчитали» как анализ крови из вены. Денежную разницу, правда, затем вернули и даже извинились. Однако известие о том, что разговор записан, привело «платных педиатров» в ярость. Мне строго указали, что любая аудио- и видеозапись на территории частной клиники запрещена и за это тут наказывают. Кстати, почему? Я представилась врачам, сказала, что являюсь журналистом, для которого всё происходящее представляет профессиональный интерес. Отчего же в федеральном, а вовсе не частном лечебном учреждении, решили установить столь строгие правила? Что от нас пытаются скрыть?

Лечение по ОМС, или мелочи жизни

Мои претензии к платной клинике относятся даже не к оскорбительным выражениям в присутствии восьмилетнего ребёнка, который потом долго спрашивал, почему мы «люди с улицы». Дело в профессионализме, точнее, как мне кажется, в его отсутствии. Один из ведущих педиатров-инфекционистов, декан педиатрического факультета РМАПО Минздрава России, доктор медицинских наук, профессор, врач высшей категории Андрей Заплатников прокомментировал наш случай так: «В данной ситуации прежде всего ребёнка направляют сдать анализ на антитела к ветряной оспе. Если титр антител низкий, значит повторная вакцинация показана. Тем более в условиях эпидемии. И конечно же, перед вакцинацией ребёнок должен быть осмотрен педиатром. Опытному врачу после сбора анамнеза иногда и без анализов бывает ясно, надо ли делать вакцинацию сейчас либо стоит повременить и подлечиться».

Моё мнение о непрофессионализме сотрудников коммерческого отдела медучреждения с громким названием «поликлиника Управления делами президента», увы, не единично. Если довериться отзывам о работе этой поликлиники, можно узнать следующее: «У девушки случилось что-то в голеностопе, позвонили заранее в 10 утра, нам сказали, что есть запись к травматологу, кандидату наук, на вечер, за 2050 руб­лей. Отправляю девушку на приём, приходит обратно с листочком, на котором написано: «предположительно, травма». Да это мы и сами знаем. Т.е. этот кандидат наук даже не направил на УЗИ, а просто поставил предположительный диагноз. В регистратуре предложили ещё раз записаться на приём за деньги».

Возникает логичный вопрос: может быть, стоит всё же лечиться по ОМС? Число клиник сокращается, но в оставшихся, оптимизированных, зарплата на уровне «майских указов» и очереди электронные? Ведь задачу подтолкнуть всех в платную медицину пока не заменили на задачу совсем убить ОМС. Недавно не чужой редакции человек попал в обычную городскую больницу в подмосковном Долгопрудном с подозрением на камни в почках. Он лежал там много дней без лечения и адекватного обследования. Потом сбежал делать диагностику за деньги в ЦКБ. Почему же врачи медлили неделю? Чего они ждали? Закон ОМС прост: за койко-день больного деньги в клинику идут. Они даже оперировать не были готовы – просто оттягивали проведение КТ. На вопрос, что было бы в случае обострения, сказали, что отправили бы в профильную клинику. Думаю, у каждого, кто попадал в обычную городскую больницу, возникали вопросы: почему так долго не лечат, когда же наконец назначат обследование? Вот так теперь для отчётности приходится, видимо, греть койки живыми людьми.

Семь лет назад я с грудным ребёнком попала в инфекционное отделение. Нас сразу предупредили: «Неделю тут пробудете, не меньше». Но шли дни, а лечение не назначалось. Ребёнок кричал не переставая, желудочные колики заставляли его изгибаться дугой. А напротив, через стекло, медсёстры что-то увлечённо обсуждали, смеялись, пили чай... Мамам было категорически запрещено выходить из бокса, чтобы не принести новую инфекцию детям. Но я всё-таки вышла. Медсёстры нехотя поднялись и пошли искать врачей. Через полчаса в палате нарисовалась дежурный врач, совершила ритуальное прослушивание ребёнка (хотя болел живот, а не грудная клетка) и велела ждать до утра. Бессонная ночь наконец подошла к концу, но ребёнок по-прежнему заходился криком. Медсёстры флегматично сообщали: «У врачей конференция... У врачей пятиминутка... Совещание у заведующего отделением...» Давно прошло время обхода и завтрака, а врачей всё не было. Наплевав на возможные инфекции, я проникла в ординаторскую. Никаких совещаний там и в помине не было. Доктора просто пили чай с тортом.

Государственная медицина всё больше сливается с частной. Выбор в этих условиях только один: путём проб и ошибок находить «своего» врача – того, кому можешь доверить себя и своего ребёнка. Но в этом везёт не всем. Неудивительно, что всё чаще россияне ставят себе диагнозы и назначают лечение сами: посмотрят по телевизору программу о здоровье – и бегут в аптеку лечиться.

Конкретно

Несмотря на снижение платёжеспособности в кризис, частные клиники в 2016 году продолжали наращивать обороты темпами около 10%. Некоторые крупные игроки заработали и того больше. Например, сеть клиник «Мать и дитя» в первом полугодии 2016 года нарастила выручку на 28% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года.

Тем временем по итогам 2016 года, согласно данным Росстата, численность медицинских работников сократилась более чем на 66 тыс. по сравнению с аналогичным периодом 2015 года. По словам директора Фонда независимого мониторинга «Здоровье» Эдуарда Гаврилова, «оптимизация» проводилась «в отрыве от учёта плотности и возрастного состава населения. Медицинские организации закрывались без общественных слушаний».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2017 13:00
Комментарии 1
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх