// // Почему раньше русский язык атаковала иностранщина, а теперь - феня

Почему раньше русский язык атаковала иностранщина, а теперь - феня

15713

Полный зашквар

В разделе

Блатное арго все прочнее входит в обиход молодежи. Например, недавно в моду вошло слово «зашквар», берущее корни из тюремной лексики. Многие из нас даже не осознают, что часто говорят на стилизованной фене. Более того, преступный мир через свой язык вводит для общества и свои уродливые понятия.

Вступил в контакт с …

Сначала об актуальном слове, которое сейчас в топе жаргонизмов. Посмотрите в любом поисковике слово «зашквар» - сразу идут ссылки на то, что выражение нынче модно в молодежной и подростковой среде. Оно означает стыд, позор и относится чаще всего к тем, кто немодно одевается. Другое значение – если сказал что-то глупое. Ну, или просто человек, как считает местечковое «общество» - полный «отстой».

Есть версия, что жаргонизм вышел из тюремной среды, и это, наверное, ключевой момент. «Зашквар» - так в местах лишения свободы не говорят, только «зашквариться», «зашкварился». Это означает, что осужденный вступил в какой-то контакт с «опущенным», либо с его вещами. Если «опущенный» (еще их порой называют более мягко – «обиженные», но это определение придумали уже сотрудники спецучреждений) заключенный или осужденный получил такой статус в результате ритуальных действий с ним (по канонам, решение о переводе человека в такой статус принимает воровская сходка, выполняющая роль суда), то «зашкваренный» сам переходит в такое положение в результате случайности либо незнания тюремных законов.

Например, поступил в исправительную колонию новичок, он еще плохо знает местный контингент, и поздоровался за руку с «петухом» - все, «зашкварился». Но куда чаще процесс выглядит еще глупее: дотронулся до посуды «опущенных» либо их каких-то личных вещей. Ну, случайность. Однако, как и в гражданском мире, в тюремном незнание законов также не освобождает от ответственности. Что с ними, «зашкварившимся», происходит дальше? Они не становятся «петухами» по статусу, но проживают в соответствующих отрядах и «порядочные» арестанты с ними контактов не имеют. А то сами «зашкварятся».

Вот такой зашквар получается, а потому употреблять это слово всуе не очень уместно.

Что говорят специалисты?

Ветеран ФСИН России Сергей Егоров удивляется в беседе с корреспондентом «Нашей версии»: «Насколько я знаю, сейчас такой статус, «зашкваренный», очень редкий в местах лишения свободы. Да и вообще осужденные все меньше «играют в тюрьму». А что касается слова «зашквар» в молодежном сленге, то да, забавно, никак не ожидал. Хотя ведь и популярное у молодежи слово «косяк» (или «косякнул») пришло из тюрьмы. Причем, оно очень страшное. За косяк по решению «воровского суда» могли лишить жизни или отрубить руку той же «крысе». Слышал, некоторые говорят: мол, в России блатная культура вошла в гражданское общество, вот даже язык формирует. Отчасти это так, все-таки сколько людей сидело. А феноменальная популярность блатных песен? Наверное, это не слишком нормально».

Доктор филологических наук, научный сотрудник Института русской литературы Елена Колесникова «копает» вглубь: «Морфологически тюремный глагол «зашквариться», означающий «оскверниться», произошел от слова «шквара» приставочным способом. А его этимологию, т.е., происхождение значения, ученые до сих пор точно не выяснили. Высказывалась версия, что оно происходит от звукоподражательного слова «шкварки», обозначающего шипящие на сковороде куски сала. Но надо помнить, что такие слова как «опущенный» и связанный с ним глагол «зашквариться» являются для уголовников перформативными, т.е., вершащими ритуальное действие (слово=дело).

По теме

Как, например, слова работника ЗАГСа «объявляю вас мужем и женой» приравниваются к действию, т.к. именно после их произнесения люди обретают иной матримониальный статус. Поэтому можно предположить, что тюремный глагол восходит к древнерусскому «сквара», одно из значений которого – «жертвоприношение» (Этимологический словарь М. Фасмера). Тем более, как утверждают лингвисты, одним из способов формирования русского уголовного арго являются заимствования из древнеславянского и славянских языков. На этом основании они полагают, что в основу «зашквариться» могло лечь обозначение скворца в сербохорватском языке – «шквограк» или в псковском диалекте – «шкворень», названного так по издаваемому им скрипучему свисту».

Криминальное меньшинство навязывает обществу свою мораль

Как говорят филологи, интервенция русского языка со стороны блатного лексикона началась в 1990-х. Михаил Грачев, заведующий кафедрой русского языка и общего языкознания Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А. Добролюбова, доктор филологических наук, пишет, что с этого времени «преступное арго в огромном количестве употребляется в разговорном языке, газетно-публицистическом, в художественной литературе. Фактически криминальное меньшинство навязывает законопослушному большинству свою культуру, мораль, язык. Во все времена, когда начинается разброд политический, резко активизируется преступность и криминализируется правосознание общества. При этом действует так называемый принцип пирамиды, когда ненормативная лексика спускается от вершины к основанию, и человек, услышав тюремное слово по радио, телевидению, прочитав в газетах или журналах, начинает бездумно употреблять его в своей речи. Заговорили на блатном языке политики и журналисты: стрелка (встреча), беспредел, разборка (политическая, спортивная и др.)»

Возвращаясь к молодежи. Она, конечно, наиболее восприимчива к блатному арго. Именно среди подростков в 1990-е стало модным «забивать стрелу» (причем это просто обычная встреча), говорить «ну и косяк» (ныне звучит невинно, а в тюрьме «косяк» означает дальнейшее серьезное наказание за него) и т.д.

Как отмечает Михаил Грачев, в нулевые годы терминология блатного мира стала популярна в ряде школ и профессиональных училищ: «Учеба ассоциируется с местом лишения свободы: зона — «школа, профессиональное училище», хозяин — «директор школы (у преступников — «начальник исправительного учреждения»), пастух, чабан — «классный руководитель» (у преступников — «начальник отряда в исправительном учреждении»).

В некоторых школах-интернатах в речи воспитанников появились тюремные лексемы, свидетельствующие о перенятии ими уголовных традиций и обычаев, разделения данной категории учащихся на касты, см. арготизмы: пацан, шерстяной — «неофициальный лидер в школе-интернате» (у преступников пацан — «неофициальный лидер в воспитательно-трудовой колонии», шерстяной — «профессиональный преступник, систематически нарушающий порядок в ИУ»), шестерка, шнырь — «тот, кто прислуживает пацанам и шерстяным».

Исследователь современного русского языка Любовь Смирнова добавляет: «В разговорах между детьми часто можно услышать слова тюремного происхождения — лох, отстой, касьян, хилай, гон. Их употребление часто приводит к конфликтным ситуациям. Охранникам школ и учителям нередко приходится разнимать на переменах кидающихся в драку мальчишек, один из которых обозвал своего соперника «позорным» жаргонным словечком, и наблюдать слезы на глазах девочек, которых обозвали касьянкой. Дети объясняют, что боятся говорить о своих проблемах дома, потому что в случае утечки информации могут прослыть в своем родном классе «шестерками» и стать «чучелом». Поясню, что касьянка, чучело, шестерка в арго имеют следующие соответствующие значения: «крестьянка, буквально деревенщина»; «дурак; глупый человек»; «прислужник; человек на побегушках». Страшным оскорблением у школьников (и у предпринимателей) является лексема лох — «дурак; неполноценная личность» (в арго — «жертва преступления; дурак»)».

Недаром российские педагоги сейчас бьют тревогу по поводу так называемого АУЕ - в школах и «путягах» действительно настоящий бум блатной романтики. И криминальное меньшинство через свой язык действительно навязывает обществу свои понятийные манеры. Пример. Уже кучу раз слышал, как люди опасливо произносят: «Не надо говорить «садитесь» - правильно – «присаживайтесь». Дело в том, что у криминальных элементов имеется табу на употребление слова «садитесь» («садиться можно в тюрьму»). Поэтому уголовники используют слово «присаживаться».

Но «присаживаться» в толковых словарях означает 1. «Согнув колени, опуститься». 2. «Сесть на короткое время или в недостаточно удобной спокойной позе».

Вот таким «макаром» и размывается правильный русский язык, который деформируется преступным арго.

Как говорят специалисты по русскому языку, современный наш язык испытает большую ломку. Но если в прежние годы его атаковали иностранные словечки, и возникал «французско-нижегородский язык» или исковерканный англо-саксонский, то теперь русский язык атакует феня. И с большим успехом, как видим.

Справка

Феня (еще язык преступников называют байкой, сонькой, музыкой), по сути, пошла от иврита и идиша. У нее одесское происхождение. К примеру, «малина», то есть воровской притон - от слова «малон» (идиш), что означает отель. А всем известное выражение «шмон» на идише – число восемь. В царские времена в одесских тюрьмах обыски происходили именно в 8 часов – что утра, что вечера.

В России одним из первых исследователей блатного лексикона был Владимир Даль – он написал рукопись «Условный язык петербургских мошенников, известный под именем музыки или байкового языка» (1842 год). «Байковый» происходит от слова байка — «побасенка, сказочка». А в 1908 году появился словарь Трахтенберга «Блатная музыка (Жаргон тюрьмы)».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.05.2018 18:30
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх