Письмо

1080
В списках Интерпола Гази Лугуев не значится
В списках Интерпола Гази Лугуев не значится
В разделе

В № 33 газеты «Наша Версия» была опубликована статья «Крыша депутата» (автор Сергей Демидов), в которой, в частности, идёт речь о бизнесмене Гази Лугуеве. Эта статья является дословной перепечаткой из информационного издания «Вслух.Ру» (свидетельство о регистрации Эл No.ФС77-31686 от 15.04.2008 ФСНСМК РФ). Гази Лугуев направил в адрес редакции газеты письмо, в котором выражает возмущение приведёнными в статье сведениями. В рамках закона «О СМИ» редакция газеты «Наша Версия» предоставляет Гази Лугуеву право на ответ.

Уважаемый господин главный редактор!

Я, Гази Джалалович Лугуев, гражданин Российской Федерации, обращаюсь к Вам с требованием об опровержении сведений, опубликованных в номере Вашей газеты «Наша Версия» от 30 августа 2010 года. В статье «Крыша депутата» были изложены ложные сведения о моей биографии и об отношениях с депутатом Государственной думы Российской Федерации Ашотом Егиазаряном. Я требую в соответствии с законом о СМИ опубликовать моё письмо в виде опровержения статьи «Крыша депутата».

Как я могу быть «крышей депутата», если я вложил деньги в лоббируемый им проект? Тогда уж Ашот Егиазарян – моя политическая «крыша», под его гарантии и договорённости с правительством Москвы я вложил очень немалые деньги. Поскольку о сути конфликта вокруг гостиницы «Москва» в статье говорится весьма туманно и путано, я не вижу необходимости пересказывать свои претензии к тем, кто пытается отодвинуть меня от объекта, построенного на приведённые мной деньги.

Об этом достаточно подробно говорится в письме, обрывки из которого печатала газета. Речь идёт о моём письме в адрес председателя правительства России Владимира Владимировича Путина, которое было приведено в качестве иллюстрации к статье. При этом изображение текста письма было произвольно разорвано редакцией на куски. Возникает сразу несколько вопросов.

Первый: каким образом личное письмо, направленное премьер-министру гражданином страны, попало в руки тех, кто передал его редакции?

Второй вопрос: демонстративное разрывание текста письма – это выявление отношения к его автору? К сути поставленных в письме проблем?

Вот и третий вопрос. В статье так и не приведена мотивация моего обращения к премьер-министру, нет доказательств правомерности моей позиции, а именно они содержатся в отрывках, вырванных из текста письма.

Уже в подзаголовке статьи содержится заявление, посягающее на мою репутацию. Подзаголовок гласит: «Заступничество одного из лидеров дагестанской организованной преступной группировки может поставить Ашота Егиазаряна в ряд крупных международных махинаторов». Поскольку никакие другие дагестанцы в статье далее не фигурируют, получается, что я – «лидер дагестанской организованной преступной группировки». И далее в тексте содержится повторенный в двух местах абзац об этом: «Гази Джалалович Лугуев, если верить картотеке российских борцов с организованной преступностью, и в самом деле весьма авторитетный человек. По данным РУБОП, именно этот человек в своё время считался одним из лидеров дагестанской ОПГ в Центральном административном округе Москвы, промышляющей разбоями, кражами и грабежами. Почтительное отношение к Гази Джалаловичу демонстрирует Интерпол, присвоивший ему учётный номер 18809/ЕС/76/95».

Никаких документальных данных, подтверждающих эти голословные обвинения в мой адрес, в статье не приводится. Какой такой номер мне присвоил Интерпол и на основании чего? Ни одна из стран, входящих в эту международную организацию, никогда не предъявляла мне никаких уголовных обвинений. Ссылка на несуществующий ныне в системе МВД РУБОП выглядит также голословной, а данные о моей деятельности в Центральном административном округе Москвы взяты из интернетного компромата, где фигурирует, кстати, некий Газим Лугуев. Я действительно имею отношение к этому району Москвы, поскольку владею квартирой на Тверской улице. Получается, именно там, может быть, – в родном подъезде? – я занимался «разбоем, грабежами и кражами»?!

По теме

В статье содержится одно серьёзное противоречие, незамеченное, очевидно, в силу недостаточной грамотности автора и проверяющих его работников редакции. В Швейцарии невозможно получить вид на жительство, если даже тебя увидели на одной фотографии с человеком криминальной репутации. Я в Швейцарии живу с семьёй и работаю уже 15 лет, а в статье обо мне написано как об одном из криминальных авторитетов: «Один из них, проживая в благополучной Швейцарии, недавно заступился за Егиазаряна, отправив смелое письмо в адрес российского премьер-министра. Причём, по мнению экспертов нашего издания, в распоряжении которых оказался этот любопытный документ, только осложнил своим заступничеством положение скандально известного депутата».

Если предыдущее высказывание выявляло пробелы автора статьи в знании западной жизни, то следующее говорит о несвободе поведения. Ему привычнее подобострастие, поэтому он пишет: «Житель Швейцарии свободолюбив, а потому в заочной беседе с одним из самых влиятельных политиков мира держит себя на равных». Я должен был стоять на коленях в процессе писания письма и через строчку сообщать об этом адресату?!

Для иллюстрации моих криминальных способностей автор статьи пишет: «Масштаб своих «возможностей» житель Швейцарии предлагает оценить по одному яркому эпизоду из своей биографии. А именно, как заметил Лугуев, бывший министр финансов, неосмотрительно ставший участником конфликта в российской нефтянке, готов был лично принести ему «отступные» деньги. И только скромность заставила Гази Джалаловича пощадить чиновника». Всё передёрнуто! Речь в письме идёт о бывшем (на момент конфликта) чиновнике, который обманул меня в бизнесе, но я по просьбе правительства не стал поднимать шума, поскольку это снизило бы капитализацию важнейшей для государства нефтяной компании. Эта история хорошо известна тем, кто управляет нефтяной отраслью страны.

Менее известна история моей посреднической миссии в Ираке, хотя и её автор (и его «эксперты») хочет связать с нефтяной темой. Привожу два абзаца из статьи, опровержения которых я требую: «Вот и в тексте письма Лугуева помимо характерных «братковских» оборотов времён лихих 90-х есть ссылка на общее с Егиазаряном «дело», которое по праву вошло в число самых масштабных международных афер. Речь идёт о совместной работе в Ираке в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие». Обстоятельства этой деловой операции вполне могли бы послужить сюжетом голливудского блокбастера. Как писал в 2002 году американский журнал Newsweek, «… бизнесмен гостил в Багдаде в начале 2001 года, когда старший сын Саддама согласился встретиться с Лугуевым, чтобы обсудить прибыльные возможности в бизнесе. Поначалу Лугуев был осторожным. Он слышал о беспощадности Удая, как он мучил футбольных игроков, когда те проигрывали матчи, и насиловал женщин. Всё же Лугуев был не из тех, кто отказывается от шанса заработать. В Москве нервозный и гибкий Гази сделал свою репутацию на грубом и тёмном алкогольном бизнесе. Раньше он помогал управлять городскими пищевыми рынками, где был известен как крутой парень, с которым не шутят».

Сын Саддама, по данным Newsweek, объяснил гостю, как он мог бы помочь сделать русских богаче. Правительство Ирака обеспечит Лугуева контрактами о покупке танкеров, загруженных иракской нефтью по заниженной цене. Потом Лугуев мог бы продавать эти танкеры главным нефтяным компаниям за высокую цену, таким образом получая прибыль. Но лучше всего то, что все сделки предполагалось заключить в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие», а потому были вполне законными. Правда, в обмен на любезность Удай и его отец хотели денег. А именно: Лугуев тайно должен положить 60 тыс. долларов на счёт в Иордании. Российский гость так и сделал. А после этого иракские чиновники попросту разорвали контракт. Лугуев был разъярён».

Пойдём по порядку. В Ираке я старался уговорить Саддама Хусейна пойти навстречу мировому общественному мнению и предотвратить вторую войну с Америкой и её союзниками. Ради этого, а не для устройства мифических нефтяных контрактов я встречался с Удаем. Ради мира можно идти на переговоры не только с Удаем, как учит нас вся современная история…

Теперь о цитате из Newsweek. Я действительно имел отношение к рынкам, когда ещё в советское время работал в Центросоюзе. И к алкогольному бизнесу – позже. Правда, в моём исполнении он не был «грубым и тёмным», мой первый в России частный водочный завод «Реал» выпускал не «палёнку», а элитную водку «Русская рулетка», которая, кстати, получила приз на родине Newsweek – в американском Новом Орлеане.

Есть в статье «Крыша депутата» и пассажи, где депутату Ашоту Егиазаряну угрожают… мной! Вот примеры: «Зато для специалистов правоохранительных органов письмо Гази Лугуева представляет вполне определённый практический интерес. Конечно, сам автор послания для российских борцов с преступностью находится в зоне абсолютной недоступности. А вот некоторые его друзья, партнёры и коллеги, включая депутата Егиазаряна, ещё могут стать героями громких уголовных дел… А доказанная прямая связь российского депутата с участником коррупционного международного скандала открывает для следствия невиданные доселе перспективы».

Я тоже думаю, что моё письмо в адрес премьера представляет интерес для правоохранительных органов. И данное моё письмо в редакцию – тоже. Факты, приведённые в них, говорят о нарушении законов. Только есть одно маленькое замечание: я гражданин России, не скрывающий своего местопребывания, поэтому нельзя считать, что я нахожусь «в зоне абсолютной недоступности». Тем более что я никогда не отказывался объяснять свою позицию государству.

Непонятно ещё, кто это в статье даёт указание следствию. Автор? Газета? «Эксперты»?..

Гази Лугуев

09.09.10

Опубликовано:
Отредактировано: 11.10.2010 17:59
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх