Версия // Общество // Первыми воевать с большевиками пошли дети

Первыми воевать с большевиками пошли дети

3820

«Школота» 1917 года

В разделе

Активное участие в нынешних протестных акциях школьников и студентов заметно раздражает старшее поколение, видящее в поведении юных инфантильность, максимализм и отсутствие жизненного опыта. Однако история показывает, что именно молодёжь в переломные моменты идёт впереди взрослых. Так произошло и в 1917 году.

В советское время каждый школьник знал, что 7 ноября 1917 года Зимний дворец, в котором заседало буржуазное Временное правительство, от штурма революционных солдат и матросов охраняли юнкера – учащиеся военных училищ, в силу дворянского происхождения желавшие вернуть царя и вновь поработить пролетариат. Позже, когда открылись архивы, стало известно: дворянами в лучшем случае являлась половина юнкеров, а знаменитого штурма как такового не было вовсе – юнкеров просто принудили сдаться и распустили по домам. Однако остаётся фактом: на фоне того, как кадровые офицеры и солдаты, ещё недавно присягавшие Временному правительству, разбежались, защищать «первую русскую демократию» остались только женщины из Ударного батальона и юнкера в возрасте 15–19 лет.

Настоящее же сражение произошло не у Зимнего дворца, а в километре от него четырьмя днями позже. 11 ноября созданный эсерами Комитет спасения Родины и революции поднял в Петрограде общегородское антибольшевистское восстание. Его центром стал Михайловский замок, а основной вооружённой силой – юнкера размещавшегося в замке Николаевского инженерного училища. Попытки эсеров поднять войска Петроградского гарнизона провалились, потому большевики быстро блокировали и захватили замок. Однако тут в бой вступили юнкера Владимирского училища. На его штурм Военно-революционный комитет отправил солдат Гренадерского полка, а после того как обороняющиеся отбили атаку – артиллерийский расчёт. Бой продолжался около шести часов. После того как снарядами были проломлены стены и начался обстрел помещений шрапнелью, оставшиеся в живых юнкера сдались. «С момента сдачи толпа вооружённых зверей с диким рёвом ворвалась в училище и учинила кровавое побоище. Многие были заколоты штыками. Мёртвые подвергались издевательствам: у них отрубали головы, руки, ноги», – писал генерал Н. Головин в книге «Российская контрреволюция».

По данным газеты «Новая жизнь», при осаде погибли 200 юнкеров, 71 стал жертвой самосудов, 20 впоследствии были расстреляны у Петропавловской крепости.

Практически одновременно такое же сражение развернулось и в Москве. Ещё 8 ноября юнкера Александрийского училища, кадеты и примкнувшие к ним студенты под руководством офицеров заняли Садовое кольцо, объявили город на военном положении и предъявили большевикам ультиматум: распустить ревком и разоружить революционно настроенные воинские части. Спустя два дня благодаря общей неразберихе юнкера смогли занять Кремль, после чего положение большевиков стало крайне тяжёлым. Однако за день они смогли мобилизовать силы и начали обстрел Кремля из орудий.

Бои продолжались в течение четырёх дней, после чего революционные силы заняли Кремль. «В сущности своей московская бойня была кошмарным кровавым избиением младенцев. С одной стороны – юноши красногвардейцы, не умеющие держать ружья в руках. С другой – ничтожная количественно кучка юнкеров, мужественно исполняющих свой «долг», как это было внушено им», – писал Горький.

По теме

Крестовый поход детей

О петроградском и московском восстаниях более-менее известно – гораздо меньше можно встретить информации об отряде полковника Чернецова, хотя масштаб его действий в разы превосходит дела столичных юнкеров.

Практически сразу после переворота центром притяжения антибольшевистских сил стала Область войска Донского, в столицу которого, город Новочеркасск, вслед за генералом Алексеевым начали стекаться офицеры. Видя опасность создания мощного контрреволюционного образования, ЦИК направил на Дон армейскую группировку под командованием Антонова-Овсеенко. В Новочеркасске в то время насчитывалось немало опытных офицеров и генералов, которые быстро составили план операции по разгрому красных сил. Однако их вместе с войсковым атаманом Алексеем Калединым ожидал неприятный сюрприз: казаки объявили попытавшимся было поднять их в поход офицерам, что стрелять и помирать им давно обрыдло и вообще – большевики воюют против богатых, вот пусть «господа» сами себя и защищают.

Дальше – больше. Из 3 тыс. находившихся в Новочеркасске офицеров на борьбу с красными вызвались идти всего 14 человек. В целом с житейской точки зрения размышляли они верно: империи больше нет, правительства нет и за кого воевать – непонятно. После этого в центр зала в офицерском собрании вышел 27-летний есаул Василий Чернецов. «Я иду драться с большевиками, и если «товарищи» меня повесят, я буду знать, за что, – обратился он к окружающим. – Но за что они вздёрнут вас, когда придут?» После этого в отряд записались ещё 115 офицеров, однако к утренней поверке из них явились только 30.

Зато призыв Чернецова услышали другие. В отряд десятками двинулись записываться семинаристы, гимназисты выпускных классов и учащиеся коммерческого училища. По воспоминаниям современников, клятву «защищать Дон, сражаться до победы, не знать отступления» приносили даже 14-летние подростки. 30 ноября отряд выступил из Новочеркасска.

Первой значимой победой стал захват ключевого железнодорожного узла Дебальцево. Ворвавшись на станцию на паровозе, кадеты под предводительством Чернецова развернулись в цепь и ударили в штыки. Не ожидавшие столь нахального напора красногвардейцы бежали.

Юность ничего не знает о смерти. «У моих ребят так горят глаза, что они способны на всё», – отзывался о своих бойцах есаул. «Бессмертную славу создал себе отряд Чернецова. Он охраняет Воронежскую железнодорожную магистраль, однако не остаётся неподвижно на одном месте, а с молниеносной быстротой перебрасывается в различных направлениях, постоянно захватывая противника врасплох и вызывая в рядах его панику», – писал в воспоминаниях полковник Генштаба Добрынин. 10 января 1918 года, узнав, что в Каменске съезд казачества объявил о переходе власти на Дону к ревкому, чернецовцы внезапным рейдом атаковали город, по пути взяв две станции. Новоиспечённый ревком во главе с Подтёлковым бежал. Местная молодёжь смотрела на своих ровесников как на античных героев – в отряд тут же вступили ещё 30 учащихся.

За взятие Лихой атаман Каледин произвёл Чернецова в полковники, отличившиеся в боях подростки-партизаны получили офицерские чины.

«Стали вчерашними детьми»

Против «детского» подразделения, наносящего отнюдь не детский урон, командование Южного фронта бросило два полка. 20 января отряд вышел из Каменска. Задача стояла непростая: обойти наступающие части красных и вырваться из окружения.

«Мы, как всегда, шли в рост, – вспоминал позже один из повзрослевших юношей. – Дошли до штыкового удара, ворвались на станцию Глубокая, но нас оказалось слишком мало. Одновременно вышло из строя орудие, все три пулемёта заклинило, атака захлебнулась. Партизаны снова стали вчерашними детьми».

Собрав вокруг себя 60 оставшихся в живых бойцов, Чернецов попытался отступить назад в Каменск. Однако наперерез им выскочила красная кавалерия. К своему ужасу, окружённые мальчишки увидали – в сёдлах сидели казаки, перешедшие на сторону большевиков: станичники летели по степи рубить детей своих земляков.

Сплотившись вокруг наскоро исправленного орудия, партизаны отбили три атаки. Но противостоять полутысяче конников было невозможно – подавив сопротивление массой, красные казаки взяли Чернецова с остатками его отряда в плен.

Дальнейшую судьбу Чернецова почти документально описал в «Тихом Доне» Михаил Шолохов. Мятежного полковника лично зарубил председатель Донревкома Подтёлков. С прочими также поступили в соответствии с «революционным законом». В 2014 году близ Глубокой было обнаружено захоронение – пленных подростков не стали расстреливать, им просто разбили прикладами головы.

С разгромом отряда «будто ушла душа от всего дела обороны Дона», писал позже генерал Деникин. Узнав о том, что чернецовцы разгромлены, а казачество перешло на сторону большевиков, атаман Каледин пустил себе пулю в сердце. Оставшиеся в живых немногочисленные партизаны присоединились к генералу Корнилову и его Добровольческой армии. Состав её также оказался весьма показателен – 10-ю часть армии составили такие же юнкера, кадеты и гимназисты.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 22.10.2017 22:50
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх