// // От реформы страдают и врачи и пациенты

От реформы страдают и врачи и пациенты

1157

Убийственная помощь

3
В разделе

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «неоказание помощи больному» после того, как врачи петербургской «Скорой» «засветились» на видео, где они тащили по земле и пинали пациента. Этот инцидент вышел за рамки уголовной хроники, заставив задуматься о нюансах реформы «Скорой помощи» и о реформе здравоохранения в целом.

Ответственной на злополучном вызове ночью 28 февраля была фельдшер Наталья И., которой помогал её коллега Николай С. Именно они сняты на скандальном видео. Сначала руководство городской станции «Скорой помощи» решило ограничиться дисциплинарными взысканиями, но когда произошедшее превратилось в ЧП всероссийского масштаба, с проштрафившимися расторгли трудовые отношения. На вопрос «Нашей Версии» там ответили: «Эти люди не имеют к нам никакого отношения, они у нас больше не работают. Их заявления об уходе по собственному желанию удовлетворены».

Шофёр, фельдшер и носильщик в одном лице

В скандальном происшествии есть ещё один нюанс. Пациент, который фигурировал на видео, 28-летний Денис Колпаков, был мертвецки пьян. Это сообщил главный врач Александровской больницы, куда мужчина был доставлен. В крови пациента обнаружили 3,2 промилле алкоголя. Это соответствует полутора бутылкам водки. Мужчина выпил их в одиночку, после чего затеял драку с соседями по лестничной клетке, которые и вызвали «скорую».

Почему же два человека, один из которых – женщина, должны были поднять и транспортировать мужчину плотного телосложения? И вообще, почему они, а не полиция, должны были заниматься пьяным дебоширом? Ответы на все эти вопросы при желании можно найти, внимательно изучив приказ Минздрава от 13.07.2013 года «О утверждении порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной помощи» и приказ от 1.10.2014 года.

Главный смысл модернизации скорой медицинской помощи – разделение этой службы на скорую и неотложную. Врач «Cкорой» выезжает только на экстренные вызовы, которые связаны с угрозой жизни человека: сердечные приступы, роды, ножевые и огнестрельные ранения, ожоги, ДТП, сильные кровотечения и т.п. Более простыми проблемами, например высокой температурой или скачками давления, займётся «неотложка», пункты которой организуют при районных поликлиниках. По статистике, 25% вызовов «Скорой» – именно такие случаи. На вызовы «Неотложной помощи» выезжают так называемые облегчённые бригады, состоящие из двух человек: фельдшера и санитара-водителя. Именно такая бригада и прибыла на злополучный вызов 28 февраля в Санкт-Петербурге. Почему у питерской бригады не оказалось с собой носилок, вопрос риторический. Но тут есть один нюанс. А кто вообще понесёт пациента, если врач приехал один? По новым правилам фельдшер, имеющий водительские права необходимой категории, может оказаться за рулём. При перевозке он будет управлять машиной, а при осмотре больного оказывать ему помощь, как и другие члены бригады. Получается, если вдруг надо будет госпитализировать больного, носилки понесёт человек, который, не исключено, только что менял колесо или копался в моторе. «Нам вышестоящие руководители отвечают следующим образом: используйте соседей, используйте родственников. Используйте рядом стоящих людей, прохожих», – говорят работники «Скорой». Конечно, фельдшер сориентируется в ситуации. Но кто будет нести ответственность за пациента, в случае чего?

По теме

«Неотложка» вместо вытрезвителя

Обязаны врачи заниматься и пьяными. Руководитель департамента организации медпомощи и развития здравоохранения Минздравсоцразвития Ольга Кривонос пояснила: «Новшество касается подвыпивших граждан. Теперь сотрудники милиции, увидев на улице сильно принявшего гражданина, должны будут везти его не в вытрезвитель, а в больницу, точнее – в наркодиспансер. Это может снизить количество смертей от отравления алкоголем и передозировки наркотиками». То есть врачи «Скорой» должны, по сути, подменять функции медвытрезвителя. Пациенты приёмных отделений и их родственники уже жалуются: дефицитные больничные койки занимают бомжи, пьяницы и другие асоциальные элементы, которые теперь живут по принципу: украл, выпил – в больницу. Ещё одно нововведение касается приёмных отделений. Врачи теперь не только привозят пациента в больницу, но и занимаются им там до прихода узкого специалиста.

Второй спорный момент – это сокращение специализированных бригад «Скорой». К примеру, в Пензенской области в 2014 году количество спецбригад «Скорой медицинской помощи» сократилось на 80%. До реформы «Скорой» оперативную медицинскую помощь оказывали 22 общепрофильные врачебные бригады и 19 специализированных. После реформы осталось всего два направления – психиатрическая и акушерско-гинекологическая скорая помощь.

По советским нормативам одна бригада «Скорой медицинской помощи» должна была обслуживать 10 тыс. человек городского населения. Но городское население растёт. Увеличивается и количество приезжих. Гастарбайтеров деликатно не учитывают при переписи населения, однако они регулярно прибегают к услугам «Скорой»: во-первых, она приезжает бесплатно, во-вторых, для вызова не нужно легализоваться.

Нехватка времени и сил, накопившаяся обида, нерациональное распределение обязанностей – всё это выливается в ЧП, подобные тому, что произошло в Санкт-Петербурге в ночь на 28 февраля. После этого происшествия телеканалы начали заполнять свой эфир обличительными программами. Однако по какой-то странной случайности в них выступали лишь чиновники от здравоохранения, которые обещали «оптимизацию», «модернизацию» и исправление недостатков. Рядовым врачам как будто заткнули рот. Врач Леонид Щеботанский рассказывает: «Городское население растёт, количество вызовов тоже, а бригад «Скорой» становится меньше. Народ завыл: «Скорая» едет с задержкой! Работники «Скорой» завыли: зашиваемся, народу тьма, добавьте бригад! Проблему решили креативно. Пересчитали норматив и назначили одну бригаду на 15 тыс. жителей. По бумагам стало всех хватать. А дальше, «Скорую» начали пинать, что долго ездит, что плохо ставит диагнозы, что врачи невнимательные…»

По данным Всемирной организации здравоохранения, российская «Скорая помощь» до её реформирования была признана лучшей системой оказания медицинской помощи в мире. На основе советской системы организации СМП создана подобная система в Великобритании, мы же копируем то, от чего отказывается Запад. Минздравсоцразвития упорно стоит на своём. Там надеются, что реформы позволят сэкономить минимум 3–4 млрд рублей. Однако государство в последние 20 лет только и делает, что экономит на «Скорой».

Мнение

Александр САВЕРСКИЙ, президент Лиги защиты пациентов:

– В Минздраве хотят сделать отделения «Скорой помощи» этаким распределителем – чтобы пациент какое-то время лежал на аппаратах искусственной вентиляции, на необходимом оборудовании. Не сидел бы в коридоре, как сейчас, а лежал в отдельном боксе, и ему там ставили бы диагноз, а потом отправляли в другое специализированное отделение. Вопрос – где будет это помещение, рассчитанное на большой поток людей? Где врачи, которые будут ставить диагнозы, где персонал, который будет заниматься поддержкой оборудования, и сколько всё это будет стоить? Такое впечатление, что проект срисован с американского сериала без учёта российских реалий.

КСТАТИ

Планы остались на бумаге

В реформе «Скорой помощи» было изначально заложено немало здравых и полезных мыслей. В Минздраве считают, что реформа избавит пациента от многочасового ожидания, позволит находиться под присмотром до тех пор, пока им займутся специалисты, занятые, например, на операции. Ждали, что сэкономленное время позволит сократить период постановки диагноза. Сокращение специализированных бригад должно было, по мнению Минздрава, сократить время выезда «скорой». Сейчас в результате реформы скорость доставки пациентов составляет в среднем около 17 минут, и это можно считать позитивным результатом. Идея пунктов «Неотложки» при районных поликлиниках тоже имела рациональное зерно. Но где средства для их организации?

Опубликовано:
Отредактировано: 26.03.2015 11:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх