// // Какой Россию видят за рубежом

Какой Россию видят за рубежом

1628

От империи зла слышим

4
В разделе

Кандидат в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон на днях заявила, что Россия угрожает американской избирательной системе. Уверенность Хиллари базируется на «достоверных сообщениях», и «специалисты разведки сейчас изучают» эту тему.

«Мы столкнулись с очень серьёзными опасениями. Мы никогда не отмечали, чтобы конкурирующая держава вмешивалась в наш избирательный процесс… Мы никогда не видели, чтобы кандидат от одной из наших крупнейших партий призывал русских к новым хакерским атакам», – сказала Клинтон. Речь она вела об атаках якобы российских хакеров в пользу кандидата от республиканцев Дональда Трампа. Президент же РФ Владимир Путин заявлял, что Россия не занимается хакерством на государственном уровне.

Занимается или нет – вопрос в другом. Выходит, в сознании Запада мы вовсе не слабая страна третьего мира, каковой нас считали долгие годы. Целую избирательную систему США можем пошатнуть! Мощь! Империя зла возвращается! Хотя, если верить голливудской пропаганде, она была всегда.

Джеймс Бонд против СССР

Наверное, никто не сделал столько для создания негативного образа СССР, а затем и России, как американское игровое кино. Террористы, маньяки, кровожадные коммунисты, жаждущие вернуть былое могущество, захватить мир и убить всех людей, наркоторговцы, мафиози – вот какими видит русских Голливуд.
И наше перестроечное покаяние эту картину никак не изменило. Одним из первых антисоветских фильмов времён холодной войны был «Золотой глаз». Там Джеймс Бонд в исполнении Шона Коннери боролся с КГБ. Потом дело было поставлено на поток. На антисоветской пропаганде восходили новые звёзды, а старые сверкали ещё ярче. Такие, например, фильмы, как «Красный рассвет», «Вторжение в США», «Красный скорпион», «Рэмбо II», «Рокки IV», прославили Патрика Суэйзи, Чарли Шина, Чака Норриса, Дольфа Лундгрена, Сильвестра Сталлоне.

Но вот наступают 90-е, мы активно каемся за позорное прошлое, но в голливудском кино нас по-прежнему выставляют злодеями. Почти 20 лет назад Юрий Гладильщиков в журнале «Итоги» исследовал этот феномен и пришёл к выводу: производителям кино нужен образ врага. В пользу русских говорит тот факт, что они белые. Латиноамериканцы, азиаты, арабы, африканцы составляют значительную часть зрительской аудитории. Они имеют обыкновение обижаться и устраивать пикеты у кинотеатров. Русские же ведут себя пассивно.

Всё это, конечно, не отменяет политический заказ.

Но в последнее время Голливуд, кажется, начал уставать и от холодной войны, и от стереотипов. В прошлом году на экраны вышли две ленты – «Агенты А.Н.К.Л.» и «Шпионский мост». В первом сотрудники ЦРУ и КГБ проводят совместную операцию. При этом силы их равны, у советского агента периодически оказывается более современное оборудование, чем у американского коллеги. Кроме того, он рушит стереотипы, внезапно оказавшись, к примеру, тонким знатоком моды. Во втором фильме советский шпион Рудольф Абель вызывает симпатию и сочувствие. А его адвокат в исполнении Тома Хэнкса с иронией реагирует на то, как его детей на уроках в школе пугают ядерной атакой СССР.

Речь, вероятно, шла о снятом в 1952 году образовательном фильме для школ «Пригнись и накройся». В нём учили, как действовать в случае нападения Советского Союза. А именно нужно было спрятаться под партой и прикрыться газетой. Позже российские школьники, побывавшие в 90-е по обмену в США, с удивлением рассказывали, что в американских школах детей по-прежнему пугали атакой русских.

Константин КРЫЛОВ, публицист, соучредитель Национально-демократической партии:

По теме

– На Западе действительно существует весьма устойчивый и негативный образ России. Тому есть три причины. Первая: Россия в течение долгого времени мешала Западу осуществлять те или иные планы. У всех крупных государств были свои счёты к России, и это способствовало появлению русофобских комплексов. Вторая причина: Россия всегда была достаточно закрытой страной, и это делало её уязвимой для любого рода клеветы. Эта закрытость имеет давние корни и не преодолена до сих пор. У нас мало туристов, при том, что интересных мест, которые можно посмотреть, в России очень много. Третья причина: критика не лишена оснований. В течение 100 лет российские режимы были настолько неприятными, что говорить о них плохо было легко. Сейчас ситуация если и изменилась, то не сильно. У России действительно есть некоторые проблемы со свободой слова, с честными выборами. Поэтому выделять деньги на то, чтобы о России говорили хорошо – бессмысленно. Нужно запустить процесс внутренних изменений, чтобы Россия стала демократическим развитым государством. Когда Москва станет таким же открытым городом, как Лондон или Рим, когда сюда будут массово приезжать туристы, восхищаться достопримечательностями и наслаждаться русской едой в уютных московских кафе, бороться с этими русофобскими стереотипами станет значительно проще.

Мягкая Россия

А что мы? Молчим? Утираемся? Нет, судя по действиям государства, оно озабочено собственным имиджем. И правильно, ведь в конечном итоге это деловая репутация, контракты, инвестиционные проекты, маршруты трубопроводов и транспортных магистралей. А кто захочет иметь дело с государством, населённым сплошь маньяками и злодеями? Вероятно, это и есть истинный мотив действий соперников России в различных отраслях экономики.

«Главная проблема имиджа России за рубежом заключается в том, что он является предметом целенаправленной дискредитации, – считает Константин Косачёв, председатель комитета Совета Федерации по международным делам. – И связано это исключительно с геополитикой. Образ России в отличие от образов многих других стран оказывается зависимым не столько от того, что происходит у нас, либо от того, как мы ведём себя на международной арене, сколько от того, какое место нашей стране пытаются отвести государства, которые в своё время вели холодную войну с СССР, а после его распада посчитали себя победителями».

По мнению Косачёва, в основе всего лежит противостояние мировоззрений, несогласие России с моноцентрическим устройством мира. Сенатор ранее возглавлял Россотрудничество – организацию, цель которой и состоит в улучшении имиджа России за рубежом. Задача эта представлялась настолько важной, что в 2013 году Россотрудничеству дополнительно выделили 500 млн долларов. Бюджет этой организации было решено увеличить с нынешних 2 млрд рублей до 9,5 млрд к 2020 году.

Организация открывает русские культурные центры по всему миру, занимается международным обменом студентов. А в следующем году в России должен пройти Международный фестиваль молодёжи и студентов по образцу 1957 и 1985 годов в СССР. В моду вошло словосочетание «мягкая сила» – это способность добиваться желаемых результатов не с помощью принуждения и угроз, а на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности.

Ещё раньше, в 2009 году, в администрации президента была создана комиссия по формированию международного имиджа страны. Её возглавлял нынешний спикер Госдумы, а тогда глава президентской администрации Сергей Нарышкин.
В прессе писали, что главная задача комиссии – исправить имиджевые ошибки, допущенные в первый год правления президента Дмитрия Медведева. Было мнение, что Россия проиграла грузинскую пиар-кампанию после провозглашения независимости Южной Осетии и Абхазии в 2008 году.

А ещё раньше при МИД РФ работала комиссия по поддержанию имиджа страны за рубежом.

И вот все эти комиссии, министерства и ведомства стараются, распределяют бюджеты – возможно, по пути «распиливая» их, – а потом происходит что-нибудь вроде дела Pussy Riot. И имидж России опять летит в тартарары. Как уже было в случае с делом Ходорковского, Магнитского. По мнению многих экспертов, в истории с Надеждой Савченко РФ тоже проиграла пиар-войну. В прошлом году прекратило работу над продвижением образа России на Западе агентство Ketchum. С 2006 года оно получило от финансовых структур РФ почти 30 млн долларов. Однако после скандальной смерти Литвиненко в Лондоне стало ясно, что никаким пиаром подобную грязь не отмыть. Финансирование в срочном порядке приостановили ввиду неэффективности.

По теме

Впрочем, на волне антироссийской истерии сейчас видны и крайне эффективные приёмы. Российские власти, видимо, обращаются к иностранному опыту в борьбе со стереотипами. Например, недавнюю встречу Владимира Путина с учениками престижного британского Итонского колледжа. Одна такая встреча – и несколько выпусков статусного университета больше никогда не поверят в злобный тоталитарный режим у нас. Побольше бы таких встреч или приглашений иностранных журналистов и студентов в наши семьи – глядишь, и лёд таял бы быстрее.

Ближние и дальние

Косачёв говорил о том, что нашему имиджу вредят не только на дальних подступах, но и ближайшие соседи.

Есть такое украинское фейсбук-издание под названием… «Наша версия». Тут непонятно: то ли нам негодовать, то ли гордиться, ведь могли бы назвать себя «Нью-Йорк таймс» или «Жэньминь жибао», а предпочли нас. Ещё непонятнее связь с интернет-изданием «Диванная сотня» – иногда оно выходит сразу под двумя этими названиями, а подписка предлагается на третье – «Наша версия». Ищут себя, наверное. Но знакомство с содержанием убеждает, что не там ищут, потому что никакие это не версии, а больные фантазии. Вот некоторые заголовки. «В России началась настоящая паника? Аэропорты переполнены, люди бегут за границу целыми семьями». «Запад вынес приговор РФ: бить будут сильно и сразу по всем нежным местам», «Путин проиграл войну с Украиной уже давно», «Обо что «русский мир» на самом деле сломал зубы в Украине», «Куклы вуду для Путина», «Москва готовится к массовым беспорядкам», «Луганщина вышла на первое место в Украине по количеству желающих служить в ВСУ». И – от Матвея Ганапольского «Важное обращение к россиянам: Бросайте Россию пока не поздно!».

На этом фоне респектабельные американские издания кажутся образцом аристократической сдержанности. Посмотрим, что о нас пишут они. Вот из недавнего. The New York Times вспоминала о проекте по превращению Перми в культурную столицу. Дело было во времена губернаторства Олега Чиркунова. В 2008 году глава привёз в свой регион галериста Марата Гельмана. Была задача разрушить стереотипы о том, что в России, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, ничего интересного нет, и показать пример другим провинциальным городам, погружённым в «летаргический сон». Издание пишет, что раньше Пермь была символом советских лагерей для заключённых, а тут вдруг расцвела культура: выставки, спектакли, фестивали. Гельман, по словам издания, надеялся, что проект даст больше независимости регионам, которые легко контролируются Кремлём. Но Чиркунова на посту губернатора сменил Виктор Басаргин и назначил местным министром культуры Игоря Гладнева, который быстро свернул деятельность Гельмана. Галерист уехал в Черногорию. Первыми новый порядок смёл четыре красные скульптуры в стиле лего, установленные на главной площади. Их место занял памятник ордену Ленина. Издание цитирует куратора проекта «Красные люди» Наилю Аллахвердиеву: «Это очень символичная замена, она сильнее любой фантазии художника. Символ прогресса заменили символом прошлого».

Рюрики накняжили

Политолог Игорь Данченко (Вашингтон, США) отмечает: «С ростом военной мощи России и её более активного участия в международной повестке исчезли ещё недавно расхожие стереотипы о России как о средней и угасающей региональной державе второго мира. Выяснилось, что считаться с Россией всё равно придётся. В этой связи заметно всё более частое и выраженное понимание России как некой более-менее понятной константы, проявившей себя ещё во времена Ивана Грозного. При этом идут споры о культурной и политической принадлежности России к одной из цивилизаций. Если культурное влияние, в общем, не подвергается сомнению и определяется как европейское, всё больше обозревателей склоняются к тому, чтобы видеть Россию политическую как азиатскую или смешанную систему».

По теме

В конце августа наделала шуму статья Томаса Грэма, бывшего советника по России в администрации Джорджа Буша-младшего, во влиятельном журнале The National Interest, издаваемом Никсоновским центром. В ней Грэм причисляет Россию к неевропейским странам чуть ли не с момента оформления её государственности и приглашения Рюриков княжить. «Посыл прост: у нас в Европе, а затем и в США и прочих успешных бывших европейских колониях было иначе, – рассказывает Данченко. – У нас была Великая хартия вольностей, и вообще государство развивалось вместе с обществом, тогда как в России они чуть ли не параллельно сосуществуют доброе тысячелетие... Грэма быстро раскритиковали историки и политологи, но тем не менее. Складывается консенсус, что, кто бы ни стоял во главе России после Путина, она останется самой собой. Какой? А давайте перечитаем великую русскую литературу. Такой родной и европейской, но при этом по-прежнему политически отсталой».

Грэм пишет в своей статье, что Россия больше не заинтересована в интеграции с Западом и не факт, что была заинтересована раньше. Автор отмечает, что никогда Россия не будет в центре американской международной политики, как был когда-то СССР, «даже если Россия с её ядерным арсеналом остаётся единственной страной, которая может уничтожить Соединённые Штаты за 30 минут».

В итоге эксперт приходит к выводу, что Америке всё же лучше с Россией дружить. Хотя бы потому, что Россия может принять участие в формировании гибких коалиций в Центральной Азии, направленных на сдерживание Китая. На Западе боятся подъёма Великого Дракона, да и на протяжении долгих лет в США предпочитали, чтобы территория, которую можно назвать сердцем Евразии, контролировалась более близкой цивилизацией, чем тюрко-монгольская или китайская.

Игорь Николайчук, эксперт Российского института стратегических исследований, для МИА «Россия сегодня»:

МИА «Россия сегодня» составило рейтинг негативно настроенных по отношению к России зарубежных СМИ. Победителем антироссийского соревнования в августе стали немцы. На первом месте – газета Bild, далее Der Spiegel и Die Welt.

The Washington Post, лидировавшая в предыдущих рейтингах, заметно сдала позиции. Авторы рейтинга отмечают, что интенсивность освещения событий в России и вокруг неё резко снизилась, что характерно для конца августа.

Лидирующая группа стран по числу публикаций выглядит так: Германия (160), Франция (107), Испания (59), США (57), Великобритания (52), Саудовская Аравия (48). Эксперты отмечают, что Саудовская Аравия взлетела в рейтинге по причине активизации усилий России на сирийском направлении.

А лидер агрессивности Германия ведёт информвойну со всем миром. В своих публикациях немецкие журналисты не щадят ни Турцию, ни США. Только к Украине они настроены трепетно и дружелюбно, судя по освещению украинского Дня независимости.

Американские СМИ, впрочем, этот праздник тоже не обошли вниманием, наперебой восхваляя Украину и критикуя Владимира Путина: «Почему Владимир Путин не знает, что делать с Украиной» (Newsweek, 26.08); «Украина отмечает день независимости от Москвы вызывающим военным парадом» (The Washington Post, 25.08); «Украинские игры Путина» (The Wall Street Journal, 24.08).

Кстати

Анекдот, рассказанный чешским генерал-майором в запасе Гинеком Блашко

– Обама и его генералы спорят в Пентагоне и не могут договориться, когда лучше всего напасть на Россию. Наконец они решают спросить французов. Французы отвечают: «Мы не знаем, но точно не зимой. Дело плохо кончится». Тогда решили спросить у немцев. Немцы ответили: «Мы не знаем, но точно не летом. Мы уже пробовали…» Что делать? Кто-то предложил спросить у Китая, ведь он прогрессивный и всегда предлагает новые идеи. Спросили у китайцев, когда же лучше всего напасть на Россию? Китайцы отвечают: «Прямо сейчас! Россия начала строить «Силу Сибири», «Турецкий поток», космодром Восточный, мост в Крым, а в ближайшее время русские хотят модернизировать Байкало-Амурскую магистраль, возводят новые спортивные комплексы для чемпионата мира по футболу и атлетике, планируют добычу в Арктике… В общем, сейчас им очень нужно побольше пленных!»

Опубликовано:
Отредактировано: 12.09.2016 13:38
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх