// // Как владелец «Донинвеста» Михаил Парамонов назанимал у российских банков миллиарды рублей и уехал во Францию

Как владелец «Донинвеста» Михаил Парамонов назанимал у российских банков миллиарды рублей и уехал во Францию

1520

Банкрот из Версаля

Михаил Парамонов
Михаил Парамонов
В разделе

Бизнесмен Михаил Парамонов совсем недавно считался одним из удачливых российских предпринимателей. Теперь он входит в тройку крупнейший банкротов. Процветание Парамонова пришлось на 1990-е годы. Приспособиться к реалиям сегодняшнего дня он так и не смог.

Нищета пришла

Имя и фамилия Михаила Парамонова вряд ли обычному читателю о чем-то говорит. Зато структура, которой он руководил – финансово-промышленная группа «Донинвест», должна быть на слуху благодаря широкой рекламе, достаточно громко звучавшей во второй половине 1990-х и в начале двухтысячных. И вот - «Донинвест» банкрот. А вместе с ним и гражданин Михаил Парамонов. Кредиторы, по данным «Форбс», требуют с него 18,2 миллиарда рублей.

Здесь самое интересное – список тех, кому остался должен Михаил Парамонов: ВТБ — 7,3 млрд рублей, Сбербанк — 4,4 млрд, Газпромбанк — 3 млрд, МДМ-банк — 1,8 млрд, Росбанк — 1,6 млрд, Юникредит банк — 139 млн.

То есть, по сути, почти все главные банки России. Понятно, что эти солидные кредитно-финансовые учреждения абы кому и просто так кредиты не предоставляют. И именно это обстоятельство побуждает внимательно взглянуть на историю бизнесмена с берегов Дона.

Под двумя крышами

Начало карьеры Михаила Парамонова можно считать хрестоматийным для миллионов российских бизнесменов. В начале 1980-х годов прошлого века окончил Ростовский институт народного хозяйства и даже защитил диссертацию. А потом началась перестройка, и молодой кандидат наук подался в частный бизнес. «Новая газета» писала, что дела у новоявленного предпринимателя шли так себе. Занимался торговлей семечками и полиэтиленовыми пакетами.

И вдруг в 1991-м Михаил Парамонов открывает собственный банк под названием «Донинвест». А затем еще 14 фирм. Столь чудесное преображение торговца семечками в банкира произошло не без участия известных в Ростове-на-Дону братьев Сагомоновых. Это «очень серьезные люди, которых и фамилию следует произносить, приподнявшись с нар или со стула — словом, где сидишь». Ну а «Федор Зарубович Сагамонов считается главарем ОПГ «Сагамоновых», которая существует с 1990-х годов и входит в "армянский" клан».

Но самое чудесное превращение, после которого Михаил Парамонов стал едва ли не вторым человеком в Ростовской области, случилось чуть позже. История умалчивает о том, кто именно посоветовал Михаилу Парамонову в числе тех самых дополнительных к «Донинвесту» 14 фирм создать Фонд поддержки правоохранительных органов. Но, как считает «Новая газета», именно этот шаг стал решающим в его карьере. По данным издания, именно благодаря этому фонду Михаил Парамонов получил доступ к ростовскому губернатору Владимиру Чубу. А тому так понравился Михаил Парамонов, что с тех пор все долгие года своего пребывания во главе области губернатор защищал интересы «Донинвеста», словно свои собственные.

Сборная машинка

Первым делом, к изумлению ростовской деловой элиты, «Донинвесту» было доверено обслуживание всех бюджетных организаций области. Но это было только начало. Вскоре «Донинвесту» отдали все пенсионные деньги. Хотя у Пенсионного фонда был в области свой исправно работавший доверенный банк. А затем руководство области и мэрия Ростова-на Дону выпустили облигации «газового займа». Деньги от него, как было объявлено, должны были быть направлены на газификацию села. Что интересно, владельцем основного пакета облигаций стал Сбербанк. В действительности же большая часть их пошла на финансирование, пожалуй, самого амбициозного проекта «Донинвеста» - автозавода в Таганроге.

По теме

Был брошен лозунг – соберем русскую машину. Придуманы названия этих автомобилей будущего – «Ассоль», «Кондор», «Орион».

В 1995 году завод «ТагАЗ» начал выпуск продукции, и первый автомобиль Михаил Парамонов подарил лично тогдашнему премьер-министру Виктору Черномырдину.

На самом деле это было обычное сборочное производство. Из корейских комплектующих, по сути, собирали старые модели автомобилей. Достаточно скоро выяснилось, что продукция неконкурентоспособна. К примеру, стоимость «Ассоли» выходила 12 тысяч долларов. Получалось, что такие же модели, собранные в Узбекистане или Польше, стоят дешевле. «Кондор» стоил 23 тысячи долларов, а его корейский «близнец» - 18. Но решение проблемы реализации этих удивительных автомобилей нашлось. По распоряжению губернатора Владимира Чуба, на продукцию автозавода Михаила Парамонова пересадили местную милицию. Кое-что отдали в ростовский таксопарк. Машинами пытались расплачиваться по векселям. При этом ростовский Сбербанк стал в системе Сбербанка убыточным.

Загадочное совпадение

Михаил Парамонов процветал. В 1998 году создал финансово-промышленную группу «Донинвест», в которую вошел и тот самый автозавод «ТагАЗ». С 2002 года стал председателем ФПГ «Донинвест». Кто знает, как высоко мог бы еще подняться Михаил Парамонов? Но в 2010 году Владимир Чуб сменил кресло губернатора на сенаторское. И по странному, наверное, совпадению полоса удач для Парамонова закончилась.

Начались проблемы с кредиторами. К тому времени долг перед Сбербанком, Газпромбанком и ВТБ достиг 20 млрд руб. Пытались договориться о реструктуризации – не получилось.

Правда, лично Михаила Парамонова эти неприятности не очень сильно волновали. Ибо к тому времени, как писали «Ведомости», он уже прочно обосновался во Франции и наведывался на Родину редко. Но – обязательно на день рождения Владимира Чуба.

Однако машина уже была запущена, начались суды. Финал известен. Год назад Верховный суд Версаля (ведь именно во Франции живет теперь Парамонов) удовлетворил иск Газпромбанка о взыскании его активов. Кредиторам достанутся версальская вилла бизнесмена, антикварная мебель, предметы искусства и автомобили.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.07.2016 10:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх