Версия // Общество // Как в Санкт-Петербурге «выпускники» коммуналок и детдомов терроризируют обычных новосёлов

Как в Санкт-Петербурге «выпускники» коммуналок и детдомов терроризируют обычных новосёлов

16521

Пьяные «соц»-гетто


https://inosmi.ru/social/20170830/240139906.html
В разделе

В Санкт-Петербурге в жилищной сфере сложилась парадоксальная ситуация: власти с одной стороны ежегодно расселяют коммунальные квартиры, а, с другой, невольно создают новые коммуналки в новых домах. Благие намерения приводят к тому, что в северной столице возникают «пьяные гетто», где нормальным людям жить невозможно.

55 тысяч расселили, 65 тысяч осталось

«Наша версия» не раз и не два писала, что Санкт-Петербург является коммунальной столицей России — в городе сейчас около 65 тысяч коммунальных квартир, в которых проживает до 220 тысяч семей. Или чуть больше полмиллиона человек, треть из которых стоят в очереди по улучшению жилищных условий. Расселение коммуналок, к чести разных властей города, всегда было в бюджетном плане — с 2008 года удалось расселить около 55 тысяч квартир на 117 тысяч семей. Расселение происходит хоть и тяжко, дорого, но происходит. Прежде всего за счет строительства нового жилья на окраинах города и в пригородах Санкт-Петербурга. Именно туда отправляются не только новосёлы из коммунального ада в центре, но и «социальные» жильцы, прежде всего выпускники детских домов, которым полагается отдельная квартира с 18 лет (еще несколько лет назад — только комната). Строительные компании по договору со Смольным часть новостроек отдают на городской баланс как раз под социальные цели — и вот в них уже несколько лет плодятся новые коммуналки, а сами дома превратились в «пьяные гетто», куда и взрослому мужчине страшновато заходить.

«Город грехов»

Где находятся такие «социальные» дома? Прежде всего строятся в Красносельском районе (с пригородами Горелово и Красное село), во Фрунзенском районе, в Приморском районе, в Мурино, Девяткино, Ломоносове, Ржевке, Парголово и пр. Внешне это очень современные дома, с веселой раскраской, как правило синего, фиолетового, зеленого, оранжевого цветов. А вот зайдя в подъезд, попадаешь в «город грехов». Корреспондент «Нашей версии» побывал в «социальных» домах на Муринской дороге, Ленинском проспекте и улице Тамбасова. Дом начинается с входной двери — и тут обычно уже многое понятно — домофоны сломаны, зеркала в подъезде зачем-то разбиты (на зеркало пеняют?), чёрная лестница это вообще что-то. Тут как-будто сатанинские оргии проходят. «Наскальная живопись», всё выжжено, заблевано, замусорено, ну и другие важные отходы жизнедеятельности. Стеклотару сейчас не принимают, а потому она тоже вся в подъезде.

Жительницы дома по Муринской дороге Елена Владимировна, пенсионерка, получившая квартиру как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, рассказывает про свою жизнь в таком новом жилище: «Вот я дура, как хорошо жилось в коммуналке, добрые, старинные соседи, душевные отношения... А тут... Боюсь выйти в магазин. Ходят по подъезду постоянно какие-то банды подростков. Мне глазок постоянно выковыривают, звонок сломали, дверь обколупали — просто так, забавно им. Шум стоит днем и ночью. Наверху пьяницы муж с женой и их постоянные гости — орут, дерутся, спать не могу. Сбоку детдомовцы — сбиваются в стаи, пьют, нюхают, ведут себя крайне агрессивно, вот так я попала на старости лет в какой-то ад. Хотела отдельную квартиру, и получила вот…».

По теме

Ей вторит молодая семья из нового дома по Ленинскому проспекту. Молодые родители получили квартиру по льготной ипотеке, были страшно счастливы, но недолго. Рассказывают: «На нашей лестничной площадке еще пять квартир, их получили люди, которые переехали сюда из коммуналок. Так вот они сдали свои комнаты в двух-трехкомнатных квартирах, и на эти деньги бухают как в последний раз. Шум и драки постоянно, бывают и поножовщины. Пятна крови в подъезде для нас уже вполне обыденная вещь. Пятна то крови, то портвейна, то портвейна, то крови... А у нас маленькие дети, порой они хотят спать. Сдают же комнаты мигрантам, в одной поселилось сразу 11 приезжих, и каким-то совсем мутным личностям, может они от розыска скрываются... Находиться в таком доме страшно, и квартиру в нем уже не продать... Разве что с большой скидкой по рынку. Что делать, и не представляем. И, конечно, звонили в полицию, в администрацию района — ноль внимания. Говорят: у вас квартира отдельная теперь, а всё ноете».

Мнение

Сергей Егоров, юрист:

- Очень тяжело тем же налоговым органам доказать, что в квартире проживает квартиросъемщик. Люди договариваются, что вот друг приехал, хоть он из Средней Азии, и всё в таком роде. Попробуй тут чего-то докажи. Потому не платить налоги со сдачи жилья в России проще простого.

Полиция, кстати, знает о проблеме, ещё бы, но имеет своё мнение. Участковый из Красносельского района С. Н. рассказывает корреспонденту «Нашей версии»: «У меня участок на 10 тысяч жильцов. Очень много проблемных, постоянные пьяные семейные разборки, ссоры, подростки с наркотой, мигранты без разрешительных документов, еще надо следить за «надзорниками», то есть вышедшими по УДО. Короче, зашиваюсь. Какие уж тут профилактические проверки «новых коммуналок»? Это нереально, и не стоит обвинять в проблеме полицию. Как пелось, побудьте день вы в милицейской шкуре — вам жизнь покажется наоборот. Вот честно: не знаю, как решить эту проблему, сочувствую нормальным людям, которые попали в дома-гетто, но это не мой уровень — вытащить их из этой беды».

Между тем, эта беда касается десятков тысяч петербуржцев, которые оказались, корректно говоря, один на один с нежелательными соседями. А на самом деле — реально опасными.

Деньги, «стук», новый закон и советский опыт

Корреспондент «Нашей версии» пообщался с петербургскими чиновниками из жилищной и строительной сфер, расспрашивая, что можно сделать в такой ситуации, и как её, собственно, не допускать в дальнейшем. Наверное, относительно конструктивные ответы можно разделить на три пункта.

Первый. Самый банальный. Необходимо больше городских (и федеральных?) средств, чтобы на «социальные» дома были отдельные статьи бюджета, и чтобы сами дома для «непростого» контингента были своего рода отдельными. Получается, то же гетто, только уже чисто для своих? Ну что ж, как вариант.

Второй. «Нормальным» жильцам, которые страдают от маргиналов, рекомендуется активно «стучать» в МВД, всякие жилкомиссии, жилкомсервисы и налоговую инспекцию. Ведь государство в лице Минстроя озвучивало, что намерено навести порядок на рынке съемного жилья, желая получать налоги. Уже заявлено, что будет общая база съемного жилья, обеспечена прозрачность сделок, созданы некие некоммерческие агентства недвижимости, которые будут регулировать и пополнять данный рынок. Однако опытные риэлторы не понимают, как эта схема будет работать — ну как заставить человека-квартиросдатчика добровольно платить налог, если он имеет все возможности его избежать? Тем не менее, скорее всего уже в этом году Госдума примет соответствующий закон. Посмотрим на результаты теории, переходящей в рыночную практику.

Третий. Чиновники понимают, что тема сомнительная, потому озвучивают ее анонимно, но тем не менее предлагают — а не создать ли «нормальным» жильцам в «социальном» доме свои этажи, свой кондоминимум. То есть поменяться в рамках одного дома квартирами, дабы создать свою «зону комфорта», огородившись от асоциальных соседей. Свой подъезд, например. Однако это, понятно, потребует доплаты. И аппетиты «домашних тиранов» могут зашкаливать.

Вот как-то так. Не слишком-то оптимистично. Вроде бы дома в Санкт-Петербурге строят и строят, а социального баланса среди жильцов пока не создано. А вот в советское время такие попытки вроде как удавались. Бывший следователь прокуратуры Кировского района г. Ленинграда Олег Бабушкин рассказывал: «Были дома и микрорайоны на моей «земле» в 1980-е годы, в основном из маневренного фонда, которые были заселены, скажем так, асоциальными личностями. Судимыми, алкоголиками, наркоманами, тунеядцами, проститутками. Их туда как бы сваливали в одно место, как в выгребную яму вместо 101-го кэмэ. Само собой, каждый день там какое-то преступление, по пятницам регулярно — труп. Намучились мы тогда. А потом было принято решение расселить клоаку, потому что дома аварийные. Так вот, при привлечении силовиков, которые давали информацию на людей, Ленгорисполком «размазал» маргиналов по разным районам Ленинграда, разным домам, дабы они не оказывали негативного социального влияния на конкретное место. Честно скажу, не знаю, получилось ли, но думаю что да».

Кстати

Как заявил в апреле этого года председатель Жилищного комитета администрации Санкт-Петербурга Виктор Борщев, в 2021 году будет расселено только около семисот коммунальных квартир. Объяснение — бюджет города в пандемию, простите за тавтологию, вышел из бюджета. С предоставлением жилья выпускникам детских домов также возникла напряженка — сейчас в квартирах нуждаются около полутора тысяч совершеннолетних сирот. По закону срок ожидания выпускником своей недвижимости — до одного года.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.04.2021 16:00
Комментарии 3
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх