Версия // Украина // Как на Украине взращивали ненависть к России, и при чём тут Виктор Медведчук

Как на Украине взращивали ненависть к России, и при чём тут Виктор Медведчук

5031

Зубы дракона

Как на Украине взращивали ненависть к России, и при чём тут Виктор Медведчук
(коллаж: рисунок - Темур Козаев, фото - РИА Новости, Алексей Павлишак/ТАСС)
В разделе

Украинская спецоперация была предопределена ещё в начале 90-х, ибо самим смыслом появления украинского государства было противостоять России всеми способами, включая военный. А стрельба могла начаться ещё в 1994-м – и чудом не началась. Но в любом случае дело изначально вели именно к ней.

Летом 1997 года появилась компьютерная игра, моделировавшая танковые бои между Россией и Украиной. Разработали её две американские компании, Electronic Arts и Dynamix. Игрокам предлагались три карты военных действий на выбор – Ирак, Босния и Украина. До иракской интервенции оставалось несколько лет, боснийский конфликт был в самом разгаре, но до бомбардировок Белграда ещё не дошло, а на Украине, кажется, вообще ничто не предвещало кровавых событий. Наоборот, мир-дружба. Как раз в 1997-м президент России Борис Ельцин окончательно закрыл «крымский вопрос», уступив Леониду Кучме, и примерно тогда же он сформулировал свой дискурс российско-украинских отношений: «Проснулся утром – подумай, что ты сделал для Украины». Но американцам это ничуть не помешало создавать подоплёку для будущего военного конфликта. Проращивая зубы дракона даже из такой малости, как компьютерная игра.

«До встречи в Киеве, товарищи!»

В древнегреческой мифологии финикийский принц Кадм убивает священного дракона, охранявшего источник бога войны и мужества Ареса (Марса). В наказание богиня Афина подговаривает его посеять зубы дракона в землю, что незадачливый Кадм и проделывает. Из этих зубов вырастают свирепые воины, и горе бы сеятелю, не догадайся он бросить в их гущу драгоценный камень. Воинство в итоге передралось, в живых остались лишь пятеро. Позже они присягнут Кадму в верности. Похожий сюжет был и в мифе о Ясоне и Медее. Сказка ложь, да в ней намёк – в обоих сюжетах герои сами, своими руками сеют зубы дракона себе на погибель, поддаваясь на уговоры провокаторш. Всё как по писаному.

Обзоры компьютерной игры со стреляющими друг по другу российским и украинским танками показали в популярной телепрограмме РТР «От винта!». Вели её Борис Репетур (Бонус) и Антон Зайцев (Гамовер). Игра предварялась вводной: «Украина вскоре вступит в НАТО, и на неё тут же нападут российские вой­ска». А дальше – вот вам «Абрамс», залезайте в него и бейте российского супостата! Примечательно, что «Абрамсы», выведенные в название игры, предназначались для украинской стороны – россияне, по замыслу разработчиков, должны были воевать на несуществующих танках Т-95 (был такой советский прототип, позднее отчасти перевоплотившийся в «Армату»). Известно, что один из разработчиков игры, Арнольд Хендрик, консультировался с экспертами Пентагона. В общем, непохоже, что за российско-украинскими виртуальными танковыми баталиями уже тогда, в середине 90-х, при «друге Билле» Клинтоне, не маячила тень сегодняшней суровой реальности. Завершая обзор игры, ведущий Бонус – в шутку – воскликнул: «До встречи в Киеве, товарищи!». Воистину, в каждой шутке есть доля правды. Может, та игра и появилась совершенно случайно – кто-то просто хотел заработать. Но, несомненно, уже тогда закладывалась база будущего российско-украинского противостояния. И находились люди, «обслуживавшие» такой сценарий, пестовавшие такое кровавое завтра.

По теме

У того компьютерного сюжета имелась реальная подоплёка – американцам, пожалуй, следовало бы выпустить игру про морской бой, на основе реальных российско-украинских событий 1994 года. Вышло бы намного реалистичнее. До российско-украинской войны – всамделишной, а не виртуальной – тогда оставалось каких-то полшага. В ночь с 10 на 11 апреля украинский спецназ штурмовал подразделения 318-го дивизиона кораблей резерва Черноморского флота в Одессе. В полную боеготовность были приведены украинские катера на Дунае, ударить ракетами могли как по Южной Пальмире, так и по Крыму, где накануне выбрали пророссийского президента, Юрия Мешкова. Штурму предшествовала попытка захвата Киевом российского гидрографического судна «Челекен». Но моряки 318-го дивизиона судно отбили, развернув в украинскую сторону корабельные орудия. Несколько часов спустя президент Леонид Кравчук распорядился отправить на захват «Челекена» четыре катера с пограничниками. Командующий Черноморским флотом Эдуард Балтин в ответ предупредил Кравчука: ещё одно неловкое движение – и ЧФ будет отдан приказ стрелять на поражение. Весь украинский флот на морское дно отправим! И Кравчук дал заднюю, катера и прикрывающие их самолёты вернули на базы. Но украинский спецназ отомстил, разгромив ночью гарнизон одесского дивизиона. Лишь чудом дело тогда не дошло до военных действий – вмешался Ельцин, и Балтина вынудили не отвечать украинцам силой. А всё уже было готово – и орудия, и ракеты.

Явление Медведчука

Кравчуку это обострение икнулось проигрышем на президентских выборах 1994 года. Накануне второго тура в Симферополе побывал его конкурент Леонид Кучма – в компании двух будущих глав президентской администрации, Дмитрия Табачника и Виктора Медведчука. Мешков наотрез отказался с ним встречаться, но Кучму с делегацией принял у себя во Дворце профсоюзов Валерий Аверкин, давний спонсор Мешкова. Автор этих строк также присутствовал на той памятной встрече – от редакции принадлежавшей Аверкину «Мещанской газеты». Кучма всё больше помалкивал, не отличаясь ораторскими способностями, да и вообще внятной речью, а солировали Табачник с Медведчуком. И как солировали! Торжественно обещали укротить уже тогда поднимавший голову украинский национализм и не давать в обиду русскоязычное население. В обмен на поддержку Аверкина (предполагалось, что и Мешкова тоже) в Крыму. И такая поддержка была Кучме оказана: крымчане проголосовали за него, против националиста Кравчука. Что и помогло Кучме выиграть выборы с небольшим перевесом во втором туре (первый тур он проиграл).

Но как только Кучма воцарился в президентском дворце на Банковой, все обещания были тут же забыты. Мало того, Табачник, возглавивший президентскую администрацию, и Медведчук, присматривавший от его имени за Верховной радой (будучи при этом членом президентского совета по вопросам борьбы с коррупцией и организованной преступностью – это важно), первым делом «рассчитались» с Аверкиным за поддержку на выборах – заморозили банковские счета его «Импэкса-55-Крым». Объявили Аверкина «крёстным отцом» крымской мафии, и вся недолга! Именно Табачник с Медведчуком несут весь груз ответственности за разгром первой «русской весны» в Крыму 1992–1996 годов. Именно с подачи юриста Медведчука против ряда крымских журналистов (Александра Беланова, Сергея Надеждина и в том числе автора этих строк) были возбуждены уголовные дела («шили» клевету в адрес режима и попытки опорочить украинскую государственность). Казалось бы, где, как не в украинском демократическом государстве, журналистам искать защиту – под сенью выпестованных Западом общественных некоммерческих организаций?! Однако ни одна правозащитная организация Украины не взялась нас защищать – ни одна. И вот почему.

Помощь Запада – не для всех украинцев

По теме

Киевские правозащитники защищали лишь тех «жертв режима», которые не ставили под сомнение украинскую государственность как таковую. Тех, кто критиковал президента Кучму, но не с позиций «русского мира», а с противоположной, националистической, платформы. Таковым был, к примеру, Георгий Гонгадзе, из которого американцы слепили жупел и обезглавленным трупом которого неустанно таранили Кучму, вынуждая уйти с политической сцены. Для насаждаемой американцами правозащитной тусовки важны были только «заукраинские» журналисты, желательно националистического толка. И это разделяло на две неравные части не только журналистскую корпорацию, точно так же правозащитники делили всё украинское общество на «своих» и «чужих». «Чужими» для них были те, кто говорил и писал по-русски и публиковался в газетах, критиковавших государственную идеологию украинского национализма.

Ещё в мае 1992 года правительства Украины и США подписали «соглашение о гуманитарном и технико-экономическом сотрудничестве», которое действует до сих пор. Краеугольное положение документа – «статус персонала». «Гражданскому и военному персоналу США, который находится на Украине в связи с осуществлением программ помощи Соединённых Штатов, предоставляется статус, эквивалентный тому, который предоставляется административному и техническому персоналу согласно Венской конвенции о дипломатических отношениях от 18 апреля 1961 года». Другими словами, американцев, работавших на Украине по линии «третьего сектора» (так называются НКО), приравнивали к дипломатам со всем причитающимся иммунитетом. Именно на основании этого соглашения на Украине начали работать самые разнообразные НКО. Деньги, закачивавшиеся в Украину в рамках этого соглашения, полностью освобождались от налогообложения. Так, в частности, в Киеве появилась организация IREX ProMedia, оказывавшая поддержку украинским журналистам. В 1997–1998 годах не менее десятка крымских репортёров с местного ТВ и ведущих печатных изданий обратились в IREX за юридической помощью – всем наотрез отказали, не называя причин. Вместе с тем IREX поддерживал всех, кто «катил бочку» на Кучму, критикуя его за недостаточный патриотизм и заигрывания с Москвой. Предоставлял лучших украинских адвокатов, включал в свои грантовые программы, отправлял стажироваться на Западе. И семена, посеянные IREX на Украине, дали обильные всходы. Сегодня большинство главных редакторов украинских изданий – бывшие получатели грантов этой организации, лично обязанные организации своим положением, а Союзом журналистов Украины руководит выкормыш IREX Сергей Томиленко.

Придётся ещё раз «поякать». IREX всё же пришлось оказать мне юридическую помощь – после того как я без документов (паспорт изъяли в суде, который присудил мне два года лишения свободы за «антиукраинскую деятельность» и клевету на режим) добрался до Москвы и, помыкавшись по правозащитным структурам, оказался в Фонде защиты гласности* у Алексея Симонова. Последний силой своего международного авторитета смог настоять, чтобы руководители IREX Мэри Мисьо и Наталья Петрова (она и вела моё дело в итоге) уяснили, что помогать следует не только тем, кто пишет по-украински. И через полтора года, после отмены обвинительного приговора, мне вернули мой паспорт. Но мой случай, пожалуй, единственный в своём роде – журналистам, писавшим по-русски (а уж тем паче представлявшим пророссийские издания), украинские правозащитники наотрез отказывали в помощи. Мне просто повезло стать белой вороной. Таким образом, журналистскую корпорацию уже в те времена поделили на «своих» и «чужих». Это, конечно, не «Абрамс» и Т-95, стреляющие друг в друга в компьютерной игре, но людей сепарировали, отделяя «нечистых» от «чистых». Вскоре будет майдан, и «чистые» с «нечистыми» сойдутся в украинской гражданской войне друг против друга – видимо, так и было задумано?

«Украина – не Россия»

Раз уж зашла речь о правозащите. Общественные организации, действовавшие на Украине на деньги Запада (это могли быть как американские и европейские филиалы, так и полностью украинские структуры), щедро выделяли финансирование под любой проект, утверждавший украинскую самость. Пример: в организацию, выступающую донором, приходит соискатель и предлагает снять сюжет или написать статью про украинский борщ. В таком контексте, что борщ – не российское блюдо. И ему тут же отваливают немалый грант – пиши на здоровье. Если вы думаете, что насчёт борща – это шутка, ничуть не бывало. Писатели советской эмиграции Пётр Вайль и Александр Генис так целую книгу опубликовали, уверяя, что говядина в украинском борще – признак нездорового российского влияния. Сюжеты можно было выбирать какие угодно, главное, чтобы в них красной нитью проводилась мысль, что Украина – это не Россия.

По теме

Книга Кучмы «Украина – не Россия» вышла в 2003 году. Глава Института стран СНГ Константин Затулин настаивает, что её настоящим автором выступил академик Анатолий Гальчинский, но есть и другое мнение – что книга стала плодом творческого тандема двух глав президентской администрации Кучмы, Табачника и Медведчука. На момент выхода книги Медведчук администрацию, собственно, и возглавлял, а значит, в любом случае он не мог не иметь отношения к книжке. Как справедливо подметил политолог Сергей Маркедонов в «Литературной газете», рецензируя новинку, «украинские политики руководствуются прежде всего тем, что нас различает и разделяет. И делают всё, чтобы этих различий было как можно больше». Воистину так! Но чего ради? Неужто ради того, чтобы впоследствии стравить два братских народа – или и вовсе один народ?

Стоит, пожалуй, привести несколько пассажей из книги. «Среди русских я чаще, чем среди украинцев, встречал людей, тяготившихся своим делом и потому делавших его плохо». «Русские больше живут «по понятиям», тогда как украинцы в массе своей предпочитают закон и порядок». «Если Хмельницкий – символ преемственности украинской государственности от Киевской Руси до наших дней, то Мазепа олицетворяет для нас альтернативу. В глазах многих он уравновешивает Хмельницкого, исправляет крен. Отношение к Мазепе как к предателю в наши дни – это анахронизм. Это может свидетельствовать о некоторой душевной незрелости». То есть Мазепа вовсе не предатель, а «альтернатива». Та самая Украина, которая не Россия.

Новой Украине – нового гетмана?

На прошлой неделе Виктор Медведчук опубликовал в «Известиях» статью «Украинский синдром. Анатомия современного военного противостояния». Посыл такой: Запад создал из Украины «анти-Россию» (не руками ли самого Медведчука, с подачи которого задавили первую «русскую весну» в Крыму?!), но пришёл час свернуть с этого порочного курса. «Возможно, украинцам для спасения своей страны нужно начинать строить свою демократию и открывать свой гражданский диалог без западных кураторов». «Необходимо создать политическое движение из тех, кто не сдался, кто не отрёкся от своих убеждений под страхом смерти и тюрьмы, кто не желает, чтобы его страна стала местом геополитических разборок». Медведчук предлагает сохранить украинскую государственность. Себя видит готовым включиться в этот процесс. Сможет ли он предложить что-то новое?

На сегодня на киевский престол имеют виды три крупные группы соискателей, рассчитывающие при этом на поддержку Москвы. Первая группа – Медведчук и осколки его ОПЗЖ (Ренат Кузьмин, Тарас Козак). Вторая – выходцы из Партии регионов во главе с экс-премьером Николаем Азаровым (Виталий Захарченко, Сергей Арбузов). И третья – «венские сидельцы» олигарха Дмитрия Фирташа под предводительством Евгения Мураева. Ни одна из них не ударила пальцем о палец, чтобы сменить режим в Киеве. Хотя материальные ресурсы всех трёх групп изрядны и вполне достаточны, чтобы устроить на Украине смену власти. Но какой смысл возвращать во власть тех, кто так или иначе способствовал приближению спецоперации, разделяя украинцев и россиян и вовлекая их сначала в виртуальную танковую «стрелялку», а затем и в гражданскую войну?

*
Российская общественная некоммерческая правозащитная организация «Фонд защиты гласности» (ФЗГ) внесена Минюстом в перечень НКО, выполняющих функции иностранного агента
Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.01.2023 12:26
Комментарии 1
Наверх