Версия // Власть // Как мухлюют с коронавирусной статистикой в регионах

Как мухлюют с коронавирусной статистикой в регионах

4297

Два пишем, три в уме

Как мухлюют с коронавирусной статистикой в регионах (худ: Темур Козаев)
В разделе

Ещё в весеннюю волну пандемии появились предположения, что российские регионы могут скрывать реальную статистику смертности от коронавируса. По некоторым оценкам, цифры, возможно, занижены более чем в 2 раза. Впрочем, официальные органы напрочь отрицали это, обещая призвать клеветников к ответу. Однако чем дальше, тем больше появляется косвенных доказательств того, что региональные власти и правда «подкручивают» статистику. Оснований для этого слишком много, чтобы так просто от них отмахиваться.

С апреля по ноябрь в России на койках для коронавирусных больных умерли как минимум в 2 раза больше человек, чем учтено в официальной статистике. Об этом заявило издание «Медиазона», которое, если верить его заявлению, получило доступ к так называемому ИЦК (информационному центру по мониторингу ситуации с коронавирусом) Минздрава РФ. Этот центр был создан ещё в апреле, туда отправляют отчёты разнообразные ведомства, которые отслеживают ситуацию с новым заболеванием. Так вот, исходя из этих данных, с начала работы системы ИЦК с 31 марта и до 22 ноября включительно в России на койках, выделенных для коронавирусных больных, скончались 74 866 пациентов. Официальную статистику жертв коронавируса ведёт Роспотребнадзор. И, согласно его данным, за тот же период жертв в 2 раза меньше: от COVID-19 умерли 36 516 человек.

При этом в разных регионах власти действуют по-разному. Так, в 19 регионах данные по смертности, похоже, стабильно занижаются. Речь идёт об Алтайском крае, Новосибирской области, Крыме и Санкт-Петербурге. Исходя из данных «Медузы», в Северной столице, к примеру, официально от коронавируса к концу ноября скончались 4971 человек, а по ИКЦ – 9053 пациента.

Подтверждения этой информации нет. Но в то, что в регионах научились в ручном режиме регулировать данные статистики, верится запросто.

Спасти кресло

Пожалуй, идеальным примером такого рода может служить Ростовская область. В начале второй волны коронавируса, в августе-сентябре, регион стремительно ворвался в число самых инфицированных территорий страны, стабильно занимая лидирующие места в пятёрке наиболее пострадавших регионов. Росла летальность, койко-места в ковидных госпиталях были забиты почти полностью, а трупы в районных больницах даже не успевали забирать. В ночь на 12 октября в ковидном госпитале 20-й городской больницы Ростова-на-Дону меньше чем за час скончались сразу 13 пациентов. Власти сначала называли публикации об этой трагедии фейком и угрожали подать в суд на журналистов, но когда про массовую смерть узнали в Кремле, местные чиновники тут же поджали хвосты и нехотя признали факт ЧП. Следствие сейчас продолжается, рабочей версией остаётся нехватка медицинского кислорода, подававшегося на аппараты ИВЛ, отчего люди просто-напросто задохнулись.

В результате были отправлены в отставку «непотопляемый» министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская, которая «рулила» медицинскими учреждениями края почти 15 лет, а также ряд чиновников от здравоохранения и главврачей рангом пониже. И – удивительное дело. Как шутят в Ростовской области, стоило уйти Быковской, как люди тут же перестали болеть. И в самом деле, если верить официальной статистике, то после отставки министра регион начал стремительно выходить на «инфекционное плато» и выпал из числа самых неблагополучных по России.

Уже больше месяца, с конца октября, в Ростовской области ежедневно регистрируется 300 с небольшим новых случаев заражения – ни разу не было меньше 300 и ни разу не было больше 350. Такое ощущение, что коронавирус о чём-то договорился с региональным мин­здравом и честно выполняет свои обязательства, не подводя местные власти под монастырь новым скандалом. По слухам, в Москве губернатору области Василию Голубеву дали понять: не важно, что ты только что избрался на новый срок. Катастрофические провалы в медицине на фоне пандемии злят людей и бьют по имиджу Кремля. Потому ещё один «косяк» – и попрощаемся.

По теме

О том, как происходит ручное управление статистикой, чиновники однажды проговорились. В начале ноября начальник регио­нального пресс-центра Сергей Тюрин, рассказывая про то, как делаются тесты, поведал: мол, время от времени лаборатории закрываются на профилактику. В результате, к примеру, 6 ноября в регионе было сделано 5810, а уже 7 ноября – 9284 теста. Понятно, что при таком разбросе цифр и возможности в любой момент устроить «профилактику» власти могут с лёгкостью получить любое необходимое им число инфицированных. Меньше тестов – значит, меньше и заболевших. И наоборот. Конечно, остаётся ещё и статистика смертности, которую так легко не исправить. Потому неудивительно, что в сентябре власти Ростовской области рассказали про 144 умерших от коронавируса, тогда как Росстат в это время назвал другую цифру – 322 скончавшихся пациента. Разница больше чем в 2 раза!

Видимо, для того, чтобы подобных казусов впредь не происходило, а медицинские учреждения без дополнительных проблем «рисовали» нужную чиновникам статистику, Василий Голубев на заседании Госсовета РФ выступил с идеей ввести мораторий на проверки лечебных учреждений. Глава области, разумеется, объяснил это предложение заботой о благе медиков, которых, дескать, отвлекают от прямой работы разнообразные контролёры. Надо ли говорить, что губернаторы других регионов эту идею с удовольствием поддержали? И в самом деле – властям виднее, кто от чего умер и что именно надо знать обществу. Меньше проверок со стороны федеральных органов – крепче сидят на своих местах региональные чиновники от здравоохранения. И меньше болит голова у губернатора.

Избыточная смертность

Если так, то следующим шагом должен стать запрет на публикацию данных о рождаемости и смертности. Поскольку Росстат, беспристрастно публикуя данные, получаемые из загсов, продолжает давать поводы для неудобных вопросов. Возьмём, к примеру, Татарстан. Согласно официальным данным, здесь от коронавируса с начала пандемии умерли 138 человек. Однако если взять смертность за январь – август 2019 года и за тот же период года нынешнего, то разница составит 15%. Более 28 700 скончавшихся в 2019 году и 33 100 – в 2020 году. 4300 «лишних» смертей только за первые 8 месяцев! Понятно, что год – високосный, но не слишком ли велика разница? Тем более что подобные колебания статистики есть и в других регионах. В соседней Чувашии «прибавка» составила и вовсе 16%.

И так по большинству регионов. То есть «дорогие россияне» мрут как мухи, но всякие совпадения с пандемией коронавируса случайны? Позвольте не поверить.

Конечно, косит нас не только новая зараза – но прежде всего хронические заболевания, различные обострения, а также хвори и болезни, на лечение которых у медиков, массово ушедших на фронт борьбы с коронавирусом, не хватает ни сил, ни времени, ни лекарств. Вот только прямую ответственность за подобное состояние нашей медицины несут те самые чиновники, которые теперь впопыхах и в ручном режиме «рисуют» «правильные» цифры статистики.

Тем временем

  • Житель Нижневартовска Антон Сунегин несколько дней пытался дозвониться в поликлинику, чтобы вызвать врача 70-летней матери. Всего он сделал 1200 звонков. Когда дозвониться всё же удалось, врач так и не пришёл.
  • Под Челябинском скончалась женщина с поражением легких, после того как 11 часов просидела в машине «скорой помощи».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.12.2020 18:15
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх