Версия // Общество // Фигурантки дела о торговле детьми использовали четыре схемы – от «домашних родов» до суррогатного материнства

Фигурантки дела о торговле детьми использовали четыре схемы – от «домашних родов» до суррогатного материнства

5458

Развернулись не по-детски

Фигурантки дела о торговле детьми использовали четыре схемы – от «домашних родов» до суррогатного материнства (фото: freepik.com / freepik)
В разделе

Появились новые подробности резонансного дела многодетных матерей Юлии Логиновой и Натальи Патоки, которые были арестованы в октябре 2023 года по подозрению в торговле людьми. Обе женщины выдавали чужих детей за своих собственных, прибегая к различным ухищрениям. Правоохранители считают, что делали они это не только ради пособий, но и из сострадания.

Как сообщает газета «Известия» со ссылкой на собственный источник в следственных органах, не менее 12 детей Юлии Логиновой и Натальи Патоки были усыновлены незаконно. У Логиновой в семье воспитывается 15 детей, а у Патоки – 11. Появилась информация и об их матерях. Ранее было известно лишь о Фирузе Ускановой, матери двоих детей Юлии Логиновой, которых последняя выдавала за родных. Усканова была арестована в октябре вместе с Логиновой и Патокой.

На сегодняшний день следователи узнали о еще 11 женщинах, которые передавали детей фигуранткам дела. Это гражданки России, Украины и Узбекистана, которые по разным схемам отдавали младенцев Логиновой и Патоке. Что касается Натальи Патоки, сначала она считалась лишь соучастницей Логиновой, однако по ходу расследования открылась правда и о ее детях – как минимум семеро из них усыновлены незаконным образом. У Логиновой незаконно усыновлены не менее пятерых детей из 15.

Обычно Патока и Логинова забирали детей у женщин, которые вовсе не планировали рожать и хотели избавиться от ребенка. Они обращались в женскую консультацию на поздних сроках беременности, но по медицинским показаниям им отказывали. Патока, у которой были связи в роддомах и перинатальных центрах благодаря созданному ею фонду «Ветер перемен», помогающему пострадавшим от домашнего насилКужеия женщинам, узнавала о таких матерях. Вместе с Логиновой они убеждали женщину родить ребенка, а дальше запускалась одна из схем, позволявших «легализовать» малыша в семье одной из фигуранток: «суррогатное материнство», роды под чужим именем, признание отцовства с последующим лишением родительских прав, «домашние роды».

Имитация суррогатного материнства

Логинова и Патока реализовывали схему с лжесуррогатным материнством с помощью юриста медцентра «Дельтамедклиник» Елену Кужелеву, которая тоже может войти в число фигурантов уголовного дела. Согласно версии правоохранптелей, юрист подделывала документы, готовя бумаги, которые помогали убедить компетентные органы в том, что детей рожает суррогатная мать. Именно эта схема была реализована в отношении Фирузы Ускановой. По документам она проходила как суррогатная мать, вынашивающая и рожающая биологических детей Юлии Логиновой. Среди подготовленных Кужелевой документов были обменная карта и добровольное согласие на использование вспомогательных репродуктивных технологий и подсадку эмбриона, которое подписывается при ЭКО. После родов Усканова подписывала еще один документ, соглашаясь на передачу ребенка Логиновой. Бумага передавалась в ЗАГС, и новорожденный регистрировался на Логинову как на биологическую мать.

В рамках платного контракта все расходы Ускановой до родов лежали на Логиновой. Она же оплачивала услуги юриста за помощь в фальсификации документов.

По теме

Аналогичная схема применялась в 2015 году, когда уроженка Донецка Валентина Фарбитная родила мальчика и тоже передала его псевдобиологической матери. По данным источника, обвинение может быть предъявлено и ей.

Роды под чужими данными

Вторая схема выглядела несколько иначе. Беременной женщине, у которой имелось внешнее сходство с Логиновой или Патокой, передавались документы кого-то из них, по которым они и проходили в роддоме. Справка о рождении тоже оформлялась на имя Логиновой или Патоки. Затем ребенок, появившийся на свет по поддельным документам, регистрировался в ЗАГСе.

Например, в 2018 году уроженка Воронежской области Марина Нархова родила мальчика по документам Логиновой. Ребенок появился на свет в Балашихе. Нархова скончалась через год после родов.

Признание отцовства и лишение родительских прав

Третья схема выглядит несколько сложнее. Женщина, задумавшая отказаться от ребенка, попадала в роддом со своими документами и оформляла свидетельство о рождении, в котором в графе «отец» стоял прочерк. Затем потенциальный отец признавал ребенка, оформлял отцовство и переоформлял свидетельство. Следующим шагом было оформление матерью нотариальной доверенности, которая позволяла принимающей стороне представлять законные интересы ребенка. Также женщина давала согласие на лишение ее родительских прав и усыновление ребенка женой признавшего отцовство мужчины. Финальным актом становился суд, лишение родительских прав и усыновление ребенка новыми родителями.

Роль «отца» чаще всего выполнял Николай Патока, муж Натальи Патоки. По аналогичной схеме в семью Виктора и Марины Есениных из Подмосковья был передан еще один ребенок.

Домашние роды

Четвертая схема маскировалась под процедуру «домашних родов»: женщины рожали ребенка не в медучреждении, а у себя дома, не регистрировали новорожденного в ЗАГСе и передавали его принимающей стороне. Далее «мать» обращалась в органы ЗАГСа, сообщала, что якобы сама родила ребенка дома, а свидетель, пришедший вместе с ней, подтверждал ее слова. Таким образом, для государственной регистрации ребенка было достаточно оснований.

Некоторых детей передавали усыновителям в самых разных местах – в метро или на вокзале. Так, например, в 2022 году 14-летняя девочка отдала своего новорожденного ребенка Наталье Патоке рядом с метро Новогиреево.

Сейчас следствие устанавливает и другие семьи, куда детей могли передавать при помощи данной схемы.

Случайное открытие

Напомним, в октябре стало известно об аресте Юлии Логиновой, которая известна как «самая счастливая мама» по версии газеты района Новокосино. 47-летняя женщина оказалась в поле зрения правоохранительных органов, когда ее сын, страдающий гипогликемией, попал в больницу, и в его крови обнаружили препарат глибенкламид. Этот препарат противопоказан пациентам с таким диагнозом, поскольку приводит к ухудшению их состояния. Сам мальчик сообщил медикам, что мама постоянно дает ему какое-то лекарство. Эта информация стала поводом для проверки, и выяснилось, что мальчик не является биологическим сыном Логиновой. Ее детям четыре, пять, семь, девять, десять, 13, 15, 17 лет, двоим – по восемь лет, еще двоим – по 12, и троим – по 11. По утверждению женщины, дети четырех, пяти, семи и восьми лет – ее биологические. Но в 2010 году Логиновой сделали операцию по удалению матки, после которой детей у нее быть не могло. Правоохранители установили, что документы о рождении детей являются поддельными, а генетическая экспертиза подтвердила, что родственных связей между ними и «матерью» нет. К слову, у некоторых детей имеются заболевания, и государство выделяет на них пособие.

Следствие усматривает в действиях Юлии Логиновой и Натальи Патоки в том числе и корыстный мотив, однако допускает, что женщины могли действовать и из сострадания к детям, от которых бы отказались их биологические матери.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.01.2024 23:10
Комментарии 0
Наверх