// // Друг погибшего губернатора Михаил Бергман: Александра Лебедя в Кремле не хотели видеть

Друг погибшего губернатора Михаил Бергман: Александра Лебедя в Кремле не хотели видеть

174

Белый Лебедь с чёрным крылом

В разделе

Ноябрь для красноярского губернатора Александра Лебедя, трагически погибшего три года назад, был месяцем знаковым. Именно в ноябре 1981-го он был назначен командиром 1-го батальона 345-го отдельного парашютно-десантного полка в Афганистане. Спустя семь лет, в ноябре 1988-го, Лебедь побывал вместе с дивизией в Баку, где после Нагорного Карабаха начались армянские погромы. Александр Иванович привык к войне. Ему не раз приходилось держать в руках оружие. Он был военным генералом. И эта его офицерская хватка очень ему пригодилась на посту губернатора. Прошло время, а до сих пор неизвестно, что именно случилось 28 апреля 2002 года в 110 км от населённого пункта Ермаковское Красноярского края на борту Ми-8, который похоронил под обломками губернатора. Многие подробности жизни Лебедя ещё не раз будут всплывать в прессе. Сегодня мы публикуем интервью с близким другом Александра Ивановича Михаилом Бергманом. Ко всему, о чём рассказал Михаил Михайлович обозревателю «Версии», он имел прямое отношение или узнал об этом со слов самого генерала.

– Михаил Михайлович, насколько мне известно, проблемы у Лебедя начались с первого дня избрания.

— Судите сами. Инаугурация губернатора проходила 5 июня 1998 года. Именно на этот день президент Ельцин назначил совещание руководителей 20 российских республик. На него Александр Иванович попасть никак не мог. И ещё Борис Николаевич прислал Лебедю поздравительную телеграмму, хотя до этих выборов всех новоиспечённых губернаторов чествовал лично.

— Александра Ивановича это обидело?

— Нет. Действия главы государства его нисколько не смутили. Александр Иванович не подал и виду на прозрачный намёк кремлёвского владыки, что борьба за Лебедя и борьба против Лебедя не закончена, а только начинается.

— Тем не менее Александр Иванович назло всем врагам, закатил по поводу своего избрания банкет. Вы там тоже были. Какие воспоминания остались?

— Самое яркое — моё знакомство с Анатолием Быковым. Он пригласил меня к себе домой: отдохнуть, попариться. Я принял приглашение. А потом Лебедю об этом рассказал. «Анатолий Петрович оказал мне поддержку на выборах. Сходи-сходи, попарься», — ответил мне мой патрон.

— Ну и как, владения Быкова в коттеджном комплексе «Овинный» вас впечатлили?

— Сказать, что я побывал у очень богатого человека, — значит промолчать. Дом Быкова стоял в ряду пяти особняков, столь же роскошных, хотя и не кичливых. Я ходил вслед за хозяином, внимательно его слушал, с интересом рассматривал картины, мебель и прочие роскошные детали интерьера. Ещё, помню, удивлялся: «Господи, сколько же стоит всё это богатство?!» А потом мы оказались вдвоём в большой комнате. Голос Быкова звучал в ней мягко, но недобро. Вдруг он резко повернулся ко мне, дав понять, что экскурсия закончена, и сказал: «Вы — друг Лебедя. Напомните ему о моём предложении, на которое он почему-то не отреагировал». По некоторым сведениям, Быков предлагал Лебедю огромные отступные, дабы он не мешал ему управлять краем.

— И что вы ответили?

— Как мне было реагировать? Возмущаться? Ответить резким словом? Повернуться и направиться к выходу? Я спокойно сказал, что непременно всё передам. И мы расстались. В тот же вечер я доложил Лебедю об итогах визита к Быкову. Оказалось, что Александр Иванович иного и не ожидал. Он уже обо всём знал. Или почти обо всём. А чуть позже мне стало известно многое о Быкове и других криминальных авторитетах, орудовавших в богатейшем крае.

— А что за неприятная история случилась во время выборов с Аллой Пугачёвой?

— Певица прилетела в Красноярск выступить против Лебедя. Например, Людмила Зыкина сразу же отказалась работать против Александра Ивановича, а Алла Борисовна сдержала данное «заказчикам» в Москве слово. Но, к чести Пугачёвой, позже она нашла в себе мужество извиниться перед Лебедем. И избранный губернатор простил её.

По теме

— Сейчас Алла Борисовна старается не вспоминать о том случае. А ещё одна знаменитость — актёр Георгий Жжёнов считает Лебедя чуть ли не родным человеком. Расскажите почему.

— Свою первую роль Георгий Степанович сыграл в кино ещё в 1932 году. А через шесть лет по доносу он был репрессирован и провёл в лагерях и ссылке почти 17 лет. Многих людей сломали сталинские лагеря: кого физически, кого морально. Жжёнов остался самим собой — человеком волевым, сдержанным, целеустремлённым и добрым. Именно таких героев он и играл и в театре, и в кино. Как известно, Георгию Степановичу в 1980 году присвоили звание народного артиста СССР. А потом началась перестройка и появилась возможность реабилитировать и безвинно оболганных. Многие политики заявляли во всеуслышанье: «Надо раздать все дела незаконно репрессированным — им самим или их детям».

— Так вы хотите сказать, что Александр Иванович помог актёру выяснить, кто именно его посадил?

— Да. При личном свидании в Москве актёр обратился к Лебедю с просьбой о содействии взглянуть на его дело и посетить изолятор, в котором он сидел.

— И что ответил губернатор?

— Пообещал помочь. Вернувшись в Красноярск, он вызвал к себе начальников ГУИН и УФСБ и объяснил им ситуацию. Они засомневались. В деле Жжёнова были доносы, фамилии стукачей. Можно ли их засвечивать? Хотя с той давней поры прошло почти 60 лет. Есть ведь этическая сторона вопроса — как поведёт себя Жжёнов, сохранивший злость по отношению к тем, кто отнял у него столько лет жизни.

— Насколько я знаю, существуют специальные инструкции, запрещающие рассекречивать фамилии доносчиков.

— Да, они есть. Но Лебедь был иного мнения. Он твёрдо сказал своим подчинённым: «Такому человеку, как Жжёнов, можно доверить всю правду. Он никому зла не причинит. Я настаиваю на том, чтобы актёру дали ознакомиться с делом. И просьба была исполнена. Документы Георгий Степанович изучал в кабинете губернатора. Читал-читал... вдруг заплакал и сказал: «Ни за что! Столько лет!» Он рыдал горько и безутешно. Вспоминал свои юные годы и скорбел о погубленном невозвратном времени. Обо всех своих соплеменниках, осуждённых безвинно. Чуть позже актёра повезли в СИЗО под названием «Белый Лебедь». Там спустя годы он снова увидел ту камеру, в которой сидел. «Почему СИЗО называется «Белый Лебедь»? — спросил удивлённый Георгий Степанович. «Так его бандиты прозвали после того, как Александр Иванович объявил всякой нечисти непримиримую борьбу», — ответили ему. «Вроде бы как грязь с них снимают», — заметил актёр. Из Красноярска он улетал очень грустный.

— Почему же обычно осторожный и деликатный во многих вопросах Лебедь пошёл на такой шаг — уговорил ответственных людей показать Жжёнову его дело целиком, всё до последнего листочка?

— Лебедь хорошо знал человеческую натуру, он чувствовал душевные порывы и наверняка понял, что Георгий Степанович, человек трагической судьбы, любимейший актёр страны, никому не станет мстить. Что он выше этого.

— Лебедь мог быть и милосердным и жёстким. Если надо было, спуску не давал никому. В 1996 году он устроил под Грозным особенный «приём» для генерала Пуликовского. Что именно произошло тогда?

— Генерал-лейтенант Пуликовский, командующий группировкой федеральных сил в Чечне, заявил тогда, что столицу Чечни можно взять. Он говорил, что воевать с боевиками нужно до победного конца и что Лебедь с его переговорами о мире глубоко неправ. В армии этого генерала было много солдат-срочников, которые до Чечни ни разу не стреляли. А им противостояли обученные в международных центрах, вооружённые до зубов боевики, наёмники-арабы, прошедшие подготовку на Ближнем Востоке. Так вот, приехав в одну из воинских частей под Грозным, Лебедь приказал построить роту. Перед боевым генералом стояли юные солдатики с грустными лицами. Лебедь посмотрел на всю эту картину и приказал служивым снять сапоги. Они разулись. И офицеры увидели, что на воинах нет даже портянок. Но как же в сапогах босым ногам?! Это почти казнь. А потом Лебедь подошёл к одному лейтенанту и спросил: «Какое оружие имеете в наличии?» «Пистолет Макарова и две обоймы!» — доложил офицер. «И с таким боекомплектом эти взводы пойдут в уличные бои! Это что, шутка, товарищ Пуликовский?! — отрезал генерал. — Вы превратили российского воина в бессловесного, завшивевшего, голодного, бесправного раба и кричите, что такой солдат может воевать?!»

— Неужели и впрямь кто-то верил, что такое войско может победить в Чечне?

— Как сказать, генералы, они ведь тоже подневольные: приказали воевать до победного конца — будут, пока всех солдат не сожрёт голод, не одолеют вши и заразные болезни, пока чеченские боевики и их наёмники-головорезы не добьют армию. Но они, и в этом Лебедь был уверен, могли бы за полтора года боевых действий хотя бы поставить армию на ноги, заставить снабженцев работать не только на собственный карман! Могли бы, если бы хотели. Но, что интересно, в бой они рвались постоянно.

— Вероятно, чтобы выслужиться и занять очередную должность...

— Вы правы. Война для чиновников военных ведомств — Клондайк, Эльдорадо! Знаете, сколько десятков тысяч километров ткани для портянок недополучили солдаты обеих чеченских войн?

— Нет.

— И я не знаю. Потому что это сверхсекретные данные, государственная тайна. А почему подобные данные никому не известны? Потому что в этом всегда были заинтересованы какие-нибудь генералы. Именно они не простили Лебедю Хасавюртских соглашений. И при каждом удобном случае старались очернить его дело на Кавказе. И очерняют по сей день. А я хочу, чтобы люди знали, что за человек был губернатор Лебедь...

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх