// // Допинг-скандал с российскими спортсменами – заговор Запада или собственная беспечность?

Допинг-скандал с российскими спортсменами – заговор Запада или собственная беспечность?

5415

Мельдонийгейт

фото: АР/ТАСС
фото: АР/ТАСС
В разделе

На минувшей неделе в отечественном спорте разразился очередной допинговый скандал, по сравнению с которым большинство прежних разоблачительных историй об отдельных атлетах-нарушителях выглядит как детская игра в бирюльки. «Горячей» тему сделали имена замешанных в деле знаменитостей – теннисистки Марии Шараповой, конькобежца Павла Кулижникова, олимпийской чемпионки фигуристки Екатерины Бобровой и других.

Все они пали жертвами мельдония – отечественного препарата, с 1 января 2016 года включённого в запретный список Всемирного антидопингового агентства (WADA).

Безусловно, попадание в этот непрестижный список Марии Шараповой стало главной сенсацией, которая, однако, вызывает при этом и наибольшие вопросы. Как элитная теннисистка, пятикратная чемпионка турниров «Большого шлема», опекаемая огромной высокооплачиваемой спецбригадой американских юристов, советников и медиков, могла «профукать», что применяемое ею на протяжении 10 последних лет лекарство с недавних пор попало под запрет? И как мельдоний (милдронат), разработанный в советские времена в Латвии прежде всего для стабилизации состояния военно­служащих, попал в аптечку проживающей в США теннисной примы?

Здесь всё-таки надо отдать должное менеджерам Маши, которые в почти проигранной ситуации сумели максимально вывести свою подопечную из-под огня прессы. Шарапова для признания своей вины организовала специальную пресс-конференцию. Как результат – звезду тенниса не стали публично «распинать» журналисты, коллеги по теннисному цеху выказали ей сочувствие, а из многочисленных спонсоров всего лишь две-три компании приостановили (но не расторгли!) действие рекламных контрактов со спортсменкой до принятия решения о её наказании.

Потому уже через два дня, увидев, что ситуация складывается совсем неплохо, в бой за подопечную вступила мощная бригада дорогих адвокатов Шараповой. Они заявили, что «нет никаких доказательств того, что их клиентка принимала мельдоний для улучшения спортивных результатов» и что «в медицинском плане для употребления таблеток имеются все рекомендации и предписания врачей».

В связи с этим можно не сомневаться, что Марию отобьют. Даже несмотря на грозную риторику чиновников WADA, которые требуют «примерно наказать» русскую примадонну. Но в теннисе по традиции гораздо более лояльно, чем в других видах спорта, относятся к допингерам и никто и никогда более двух лет дисквалификации не получал. К тому же деньги теннисисты считать умеют, а имя Шараповой – это деньги для них всех.

Конькобежцы «слопали» друг друга

В отличие от Шараповой, которая благодаря скандалу установила рекорд упоминаемости своего имени в мировой прессе, все остальные российские нарушители режима выступают по классическому сценарию: попрятались от прессы, в коротких комментариях категорически не признают своей вины, а отдуваться перед пуб­ликой отправили своих спортивных руководителей.

При этом у каждого пострадавшего есть собственная версия попадания «запрещёнки» в организм. У Александра Маркина получилось реально не по его вине: волейболист принимал мельдоний вместе с игроками московского «Динамо», в котором применяли курсовой приём препарата для всей коман­ды скопом, несмотря на «неожиданно» случившийся запрет. Только в связи с этим вопрос, стоит ли ожидать ещё нескольких положительных допинг-проб среди российских волейболистов, выглядит риторическим.

По теме

Два Эдуарда – велосипедист Ворганов и биатлонист Латыпов, – судя по всему, стали жертвами самолечения. Скорее всего они и раньше принимали мельдоний и, так же как и Шарапова, не отследили, что он попал под запрет. И теперь будут без публичного покаяния ждать, какой срок наказания им вынесет высокий антидопинговый трибунал.

А вот трио с коньками последовательно выдало «на-гора» поистине сенсационную версию: сначала фигуристка Боброва, а затем и конькобежцы Кулижников с Елистратовым заявили, что запрещённый препарат им скорее всего подсыпали... их завистливые конкуренты и, возможно, коллеги по национальной сборной.

При этом Екатерина сказала, что ей не хочется верить в подобное, а вот Павел и Семён заручились в деле «выведения на чистую воду бесчестных конкурентов» поддержкой главы Союза конькобежцев России Алексея Кравцова. Высокопоставленный защитник «отравленных» чемпионов на полном серьёзе поделился с журналистами версией о скрытых недоброжелателях Кулижникова и Елистратова в его ведомстве. Фамилии, правда, не назвал. Но обещал провести самое серьёзное расследование.

РУСАДА вам в беспомощность

И всё же надо признать: пресловутая комиссия под руководством экс-главы WADA и большого недоброжелателя России Дика Паунда, с одной стороны, сделала важное дело: сдвинула с мёртвой точки буквально замершую на нуле борьбу с допингом в нашей стране.

Действительно, и переформатирование Всероссийской федерации лёгкой атлетики, и отстранение наших бегунов и толкателей от крупнейших стартов олимпийского сезона, и приостановка работы Российского антидопингового агентства (РУСАДА) заставили шевелиться в этом направлении другие структуры, которые априори должны контролировать ситуацию, – Министерство спорта и Олимпийский комитет.

Но, с другой стороны, вместе с РУСАДА была прекращена деятельность московской антидопинговой лаборатории. Как результат – заметно снизилось число тестов на внутрироссийских соревнованиях. А это, в свою очередь, многими нашими потенциальными нарушителями было воспринято однозначно: вместо того чтобы позаботиться о возможных проблемах в ходе международных стартов, они, как те же Ворганов и Латыпов, восприняли снижение контроля как повод «подкрепиться» чем-нибудь из запретного списка.

Эту ситуацию косвенно подтвердил и министр спорта Виталий Мутко, который сразу после появления первых «мельдониевых дел» горько признался: «Надо ждать и других громких разоблачений». И они уже последовали и, можно не сомневаться, последуют ещё.

Так инициатива WADA по разгрому РУСАДА и московской лаборатории в полной мере способствовала возвращению в наш спорт пресловутого «авось пронесёт». И к тому, что сейчас представляет собой Российское антидопинговое агентство, отношение у наших спортсменов очень простое: его для них просто нет. Это, в частности, подтвердила и.о. главы РУСАД­А Анна Анцелиович, которая сказала, что её ведомство с октября 2015 года не раз предупреждало все федерации о внесении весьма популярного в России и странах бывшего СССР мельдония в список запрещённых препаратов. Но кто слышал эти предупреждения? Судя по всему, ни конькобежцы, ни велосипедисты, ни биатлонисты.

Главный вопрос

Сейчас спортивные федерации для объяснения собственных грехов говорят о «битве за рынок лекарств» и «всеобщем заговоре». Первая версия имеет под собой определённые основания. Ведь даже у того же мельдония (милдроната), согласно данным его изобретателя Ивара Калвиньша, есть один или два аналога в западной фармакологии. Однако они не запрещены WADA.

Право на существование имеет и ещё одна точка зрения: руководители Всемирного антидопингового агентства, среди которых в основном граждане Канады, США и Великобритании, лоббируют появление в списке запрещённых препаратов тех веществ, которые напрямую конкурируют с разработками фармакологов в их странах. В это сложно поверить, но, думается, не менее трудно такое предположение проверить. Ведь WADA не может давать прямых указаний ни Международному олимпийскому комитету, ни федерациям. Всё – в виде рекомендаций. Но не последовать этим рекомендациям – себе дороже.

Что же касается «всеобщего заговора», то в большинстве наших спортивных ведомств не против развить тему пресловутых санкций Запада против России. Недаром же министр Мутко не раз повторял, что после сентябрьской пресс-конференции комиссии WADA «мы все под допинговым колпаком». Похоже, что его слова были восприняты спортсменами и чиновниками пусть и буквально, но несколько превратно.

Но ведь умеют же как-то учиться на своих ошибках другие страны! Американцы после суперскандала вокруг своей лаборатории BALCO, осуществлявшей массовую допинг-поддержку спортивной элиты, не допускают больше подобных историй. Ценой резкого уменьшения числа побед на международной арене сумели справиться с не вполне законным допинг-наследством бывшей ГДР в современной Германии. Большой редкостью стали случаи употребления запрещённых препаратов во Франции, в Испании, а в Италии допинг преследуется в уголовном порядке. Потому итальянцев и нет в списках провинившихся. И только Россия в спортивной медицине предпочитает идти своим собственным путём, без конца наступая на одни и те же допинговые грабли.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.03.2016 12:58
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх