Версия // Конфликт // Долги, скандалы и корпоративный конфликт поставили ростовского мясопереработчика «Вепоз» на грань выживания

Долги, скандалы и корпоративный конфликт поставили ростовского мясопереработчика «Вепоз» на грань выживания

5710

Науправляли в мясо

Долги, скандалы и корпоративный конфликт поставили ростовского мясопереработчика «Вепоз» на грань выживания (фото: pixnio.com)
В разделе

Небольшие региональные мясопереработчики регулярно жалуются на неблагоприятные факторы, такие как рост стоимости сырья, отсутствие крепкого кредитного «плеча» или снижение покупательской способности населения, мешающие им «на местах» противостоять крупным федеральным игрокам. И не очень любят говорить о внутренних факторах и особенностях, уничтожающих собственную эффективность: отсутствии качественного корпоративного управления, не зависящего от специфики характера и личных сложностей собственников. Период полной непрозрачности и «понятийности» прошла вся отрасль, но если федеральные игроки оставили этот период на рубеже 90-х и «нулевых», многие регионалы зависли в нём до сих пор.

Молочные реки, мясные берега

Ростовская группа компаний «ВЕПОЗ» была основана в 1993 году, под одноименной торговой маркой выпускается более 100 наименований мясных изделий: колбасы, сосиски, сардельки, ветчины и деликатесы. Бизнес по мясу больше раза в четыре чем колбасный завод. На региональном уровне – достаточно заметный игрок, прошедший стандартный для подобных предприятий путь: запуск, а потом и расширение производства, развитие собственной розницы, увеличение рыночной доли, запуск собственной скотобойни, рекламного агентства… и конфликт между наследниками основателей. Название предприятия это аббревиатура от трех фамилий: Николая Величко, Петра Поляничко и Павла Заруднего. Изначально доли распределились примерно поровну, но после ухода из жизни первых учредителей, «у руля» остался Зарудний и вдова Николая Величко, Ирина. После реорганизации, структура предприятия изменилась: к существовавшему ранее ЗАО «Вепоз» добавилась управляющая компания (УК) ЗАО «Компания “Вепоз”», которую возглавила Ирина Величко, и ООО «Торговый дом Вепоз», который взял под себя Павел Зарудний.

Со временем именно торговый дом стал условным центром прибыли группы, его выручка с 2020-го по 2022-гг составляла от одного и трех до полутора миллиардов рублей. А вот прибыль, на бумаге, в прошлом году составила «впечатляющие» 63 тысячи рублей (правда годом ранее – чуть более впечатляющие 412 тысяч), а в 2020 г. предприятие вообще показало убыток почти в 8 млн рублей. Не информированного обывателя может удивить столь фантастически низкая рентабельность, менее чем десятую долю процента – и это при отсутствии каких либо значимых инвестиций в основные средства. То есть, проще говоря, «мясные берега» остались, а вот все «молоко» куда-то утекло…

Как это часто бывает с «реорганизациями», проводимыми в результате действий одной группы акционеров, со временем выяснилось, что доли наследников Петра Поляничко в УК ЗАО «Компания “Вепоз”» удивительным образом не оказалось, зато у Ирины Величко она составила 70%, у Павла Заруднего, судя по всему – 30%. Похоже, уменьшилась доля семьи Поляничко и в ЗАО «Вепоз» – с изначально предполагавшейся трети до 13%. Сохранить удалось лишь чуть более трети в ООО «Торговый дом Вепоз». На практике, со слов представителей Поляничко, поступление дивидендов от Группы прекратилось ещё в 2014 г., а к управлению их не допускали.

Неполный расколбас

Конфликт вышел в публичное поле в 2017 г., когда со скандалом – и последовавшими судами, – от управления ЗАО «Вепоз» была отстранена и уволена генеральный директор Ирина Голиченко, проработавшей на ключевых должностях компании более 10 лет. Тогда, по ее словам: «В определенный момент акционер с контрольным пакетом акций начал превышать свои полномочия и перестал рассматривать других акционеров и руководство как полноценных участников общего дела. В свою очередь, у партнеров стали возникать сомнения в прозрачности и эффективности принимаемых единолично решений акционером». Дальнейшие события показали, что эта формулировка была незаслуженно мягкой.

По теме

За несколько последовавших месяцев завод сменил нескольких генеральных директоров, а на набирающий обороты конфликт, похоже, обратил внимание кредитор, банк ВТБ, потребовавший досрочного погашения обязательств всей Группы «Вепоз». Контролирующая предприятие семья Величко (те-самые «акционеры с контрольным пакетом») и тут проявила себя в неординарном управленческом решении: в 2018 г. производственные цеха были выставлены на продажу, но не где-нибудь, а на доске объявления «Юла». Цена была указана как «договорная» (для тех, кто помнит – привет из 90-х!). Стоит ли уточнять, что «ход конем», из которого, как известно, тоже при желании можно сделать колбасу, оказался не выигрышным – оборудование пришлось распродавать по частям чтобы спустя ещё год полностью расплатиться с ВТБ. Сумма, вырученная от продажи всех основных средств, составила около 85 млн руб и была распределена примерно таким образом: погашенный долг перед банком составил около 45 млн. руб, а оставшиеся 40 млн, по всей видимости, были переведены иным лицам, без согласования с собранием акционеров, в результате чего ЗАО «Вепоз» осталось без производственных мощностей.

Тем временем, уволенная Ирина Голеничко не сидела сложа руки и через суд добилась восстановления в должности. Ростовский Областной суд, в котором «Вепоз» пыталось оспорить решение Пролетарского районного суда г. Ростова, апелляционным определением от 21 сентября 2017 г. поддержал и утвердил правосудность решения первой инстанции, признавшей её увольнение незаконным. Однако «обратка» от акционеров не заставила себя ждать: на Ирину Голиченко было заведено уголовное дело по ст. 160 ч.4, 199 ч. 2 по якобы похищенным денежным средствам на сумму 1,89 млн руб., которое она считает сфабрикованным. В результате более года она провела под домашним арестом, и далее отбывала наказание до начала 2023 г. При этом с готовностью предъявляются документы (оригиналы-расходные ордеры «за услуги») по передаче гендиректору УК «Вепоз» Ирине Величко на сотни тысяч рублей.

Сама Ирина Голиченко считает причиной своего преследования «Готовность вести прозрачную деятельность в интересах общества». Параллельно с остальными процессами, Голиченко смогла выиграть гражданское дело о «защите деловой репутации», по иску поданному Ириной Величко лично от себя и от предприятий Группы «Вепоз», что снимает многие вопросы об истинности утверждений бывшего гендиректора о действующих руководителях и акционерах.

При этом, например, на Павла Заруднего, до сих пор остающегося гендиректором ООО «Вепоз-Торговый дом», было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 201 УК РФ О выводе примерно 30 млн. руб. через услуги по капремонту, транспортные услуги, закупки сырья и тары. Дело долго затягивалось и было сдано в прокуратуру с ошибками в сроках, а затем прекращено судом за истечением срока давности, по нереабилитирующим основаниям.

По теме

Нескучно развивалась и жизнь будущих наследников Павла Заруднего в качестве акционеров «Вепоза», дочери Оксаны и её супруга Владимира Дрейзина. До перевода на новую должность, последний работал старшим инспектором в отделе потребительского рынка ОП №5 УМВД России по г. Ростову-на-Дону (Октябрьского района), как раз того, где зарегистрировано – и фактически находится – ООО «Вепоз-Торговый дом» его свёкра. После того, как эта явная связь, с приметным даже по отечественным меркам конфликтом интересов, стала вызывать все больше вопросов (и претензий), Дрейзина назначили заместителем начальника отдела полиции № 5 управления МВД России по Ростову-на-Дону. А в 2022 г. он был признан виновным за получение крупной взятки от предпринимателя, который занимался незаконной торговлей контрафактным алкоголем, с последующим крышеванием этого небольшого, но нелегального бизнеса. Зятя Заруднего осудили на три года в колонии общего режима, но зато после отсидки он, наверняка, сможет привнести в развитие торгового дома новый и ценный управленческий опыт. В общем, на скотобойне ждут «свежую кровь»?

Депутатское сырье

Отто фон Бисмарку часто – и ошибочно – приписывают высказывание «Тому, кто любит колбасу и политику, не стоит видеть, как они делаются». По иронии, замес (или замяс?) вокруг Ростовского «Вепоза» не мог не обрести и политический аспект, пусть и на региональном уровне. Сын Ирины Величко, Артём, не так давно выставил свою кандидатуру на предстоящих в сентябре этого года выборах в законодательное собрание Ростовской Области. На своей странице выдвигающийся от ЕР Артём Величко утверждает, что «более 10 лет занимает руководящие посты в пищевой и перерабатывающей промышленности». Что довольно странно, поскольку никаких свидетельств о его работе где-либо, кроме Группы «Вепоз», не найдено. Там же он мог разве что быть советником собственной матери, поскольку права подписи не имел. Наверное, то же самое про себя могут сказать большинство читателей, ведь всем нам не раз приходилось выступать в роли «советников», произнося что-то в духе: «Мама, не открывай дверь незнакомым людям, которые говорят что это бесплатная лотерея из Собеса» или «Мама, клади трубку если звонят сотрудники банка, которые просят тебя назвать пароль из СМС-ки».

Если серьезно, то участие семьи Величко в руководстве предприятием, которое они продолжали считать «семейным» несмотря на наличие других законных акционеров, для колбасного завода ЗАО «Вепоз» закончилось ликвидацией – 16 мая этого года. К слову, до этого организация участвовала в госзакупках, в общей сложности поставив по 16 государственным контрактам продукции на сумму свыше 21 млрд руб. Стала ли ликвидация вполне жизнеспособного предприятия результатом «участия в руководстве» Артёма Величко, как и то, выиграет или проиграет бюджет области от потери некогда состоятельного налогоплательщика, вопрос риторический. Но на момент ликвидации среднесписочная численность сотрудников предприятия значилась как… два человека. Возможно даже члены одной семьи.

Интереснее кандидатское звание Артёма Величко – не в качестве «кандидата в депутаты», а «кандидата в науки». Получение научной степени Величко активно использует для продвижения своей кандидатуры. В сети доступна проверка его диссертации по теме «Трансформационные политические процессы в депрессивных моногородах» если верить известному сайту antiplagiat.ru. Данный труд характеризуется как «подозрительный документ» с более чем 73% совпадений (мягко говоря, заимствований) из других работ. Ещё почти 7% это самоцитирование, а ещё 8% – просто цитирование. Таким образом, собственно научного «мяса» в этой кандидатской «котлете» остается около 10%, что вряд ли устроило бы завсегдатая даже самой заурядной ростовской рюмочной. Вполне вероятно, что в региональной организации ЕР по Ростовской области и не знают о степени «оригинальности» научных и предпринимательских талантов своего потенциального кандидата. Но «сырье» для депутатской карьеры выходит сомнительной свежести.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 08.08.2023 12:49
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх