Версия // Конфликт // Компания «Илим» может вырубить лес на Байкале

Компания «Илим» может вырубить лес на Байкале

6155

Мёртвое озеро

Компания «Илим» может вырубить лес на Байкале
(фото: LORI)
В разделе

Вот уж судьба-злодейка: мнится тебе, что дельце обстряпано и выгода буквально в кармане, ан нет – в последний момент удача делает зигзаг и уплывает из рук. Именно так и произошло с проектом поправок к законам «Об охране озера Байкал» и «Об экологической экспертизе».

Сюжет: Экология

В середине июля Госдума приняла в первом чтении указанные поправки, допускающие сплошные вырубки леса в центральной экологической зоне Байкала. Казалось бы, тема Байкала – табу, особенно в свете надвигающихся глобальных проблем с пресной водой. Но ведь радение о чистоте озера не помешало в своё время возвести на его берегах целлюлозно-бумажный комбинат, не так ли? Главное – действовать не прямиком, не упоминать о маячащих выгодах и сверхприбылях, а ссылаться на нужды обычных людей – якобы всё делается исключительно в их интересах. Вот и в этот раз, добиваясь принятия поправок, их лоббисты увещевали, что действуют не корысти ради, а токмо в интересах… покойников, которых буквально негде похоронить. Зампред комитета по экологии Думы Жанна Рябцева сокрушалась, что хоронить местных жителей приходится не на кладбищах, а «между сосен и дубков» (её прямая речь – «Я душой болею за Байкал» и «кадык за правду вырву!»). А первый зампред комитета по вопросам собственности Сергей Тен (тоже единоросс, как и Рябцева) в тон ей негодовал, что нет ни малейшей возможности обеспечить «достойные похороны», когда кругом лес. А значит, хорошо бы его срубить!

Тени бенефициаров

Поначалу народные избранники, видимо, не до конца разобрались, что к чему, и первое чтение лоббисты – 14 депутатов Госдумы и 7 сенаторов, – преодолели играючи. До 2025 года поправками допускалось переводить земли лесного фонда в другие категории «для создания военных и гражданских захоронений» (сыграло, похоже, волшебное по нынешним временам слово «военных»), а проведение вырубок допускалось вплоть до конца 2030 года. Имелись, однако, кое-какие нюансы. К могилкам прилагалось «строительство селезащитных и других гидротехнических сооружений», «коммунальной инфраструктуры, автодорог», «объектов временного размещения, общественного питания и бытового обслуживания», а также общественных уборных. И, по-видимому, радетели о благе покойников с ходу немного переборщили. Выяснилось, что законопроект – о, ужас! – даже не обсуждался с профильными ведомствами. И, как выразились критики поправок, «нужно ещё понять, какой бизнес здесь будет бенефициаром».

Ну, с этим как раз не особенно сложно. Во-первых, представлявший законопроект депутатам Сергей Тен в прошлой жизни – застройщик. В нулевых он руководил крупной дорожно-строительной компанией в Иркутской области. Во-вторых, поговаривают, что законопроект мог разрабатываться в интересах АО «Группа «Илим» – крупнейшей российской целлюлозно-бумажной компании. То есть налицо второй акт «покорения Байкала» – и снова с участием ЦБК?! У этого «Илима» имелся примечательный собственник. Компания была основана под названием ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз». Учредило её другое ЗАО – «Финцелл». Так вот, в ЗАО «Финцелл» 50-процентная доля принадлежала Дмитрию Медведеву. А в «Илим Палп Энтерпрайз» – 20-процентная доля. Впрочем, пишут, что сегодня владельцы «Илима» – предприниматель Захар Смушкин и братья Зингаревич, Борис и Михаил. Годовой оборот компании – десятки миллиардов рублей. На предприятиях «Илима» производится 75% всей российской целлюлозы.

Загадили, но не окончательно

По теме

А теперь небольшой исторический экскурс. В декабре 2013-го прекратил работу снискавший дурную славу Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. Строили его в Байкальске Слюдянского района в 60-е, волюнтаристским решением Никиты Хрущёва, по сути, наплевав на экологические нормы. Предприятие стало крупнейшим источником загрязнения самого чистого озера на планете. Как ни старались власти комбинат «отбелить» (мэтру кинематографии Сергею Герасимову даже заказали двухсерийный пропагандистский художественный фильм «У озера»), ничего не выходило – с ЦБК безуспешно боролось несколько поколений видных россиян. Вот лишь несколько имён – писатель Михаил Шолохов, академики Мстислав Келдыш и Пётр Капица, директор Института географии АН СССР Иннокентий Герасимов. И только вмешательство Владимира Путина поставило точку в его работе. Невзирая на идущие вразрез заявления Аркадия Дворковича («Принято решение закрыть комбинат постепенно, перенести производство на другие предприятия») и Дмитрия Медведева («На закрытие ЦБК потребуется порядка двух лет, ещё несколько лет – на ликвидацию отходов предприятия»). То есть уже тогда было понятно, что изготовители целлюлозы от такого решения президента России, мягко говоря, не в восторге. И попытаются противодействовать. Тогда у них не задалось. А сегодня – как знать?

Стоит напомнить, как руководство комбината божилось, что современные системы замкнутого оборота воды позволяют очищать сбросы на 98%. Рос­природнадзор произвёл замеры и выяснил, что концентрация отдельных загрязняющих веществ в стоках предприятия превышена в 12 раз! Загрязнение озера сказалось на популяции байкальской нерпы – зверёк чуть ли не полностью вымер. Но главное – чистейшее озеро, природный резервуар пресной воды, превращалось в отстойник ЦБК. В государственном докладе «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2008 году» отмечалось: объём сброса недостаточно очищенной сточной воды составляет 27,53 млн тонн в год, а с 1999 по 2007 год, когда комбинат работал на полную мощность, этот объём составлял 36,8–48,2 млн тонн воды в год. В июле 2010 года глубоководные аппараты «Мир» зафиксировали соединения хлора в месте выхода сточных труб на глубине 33 метра! Показалось, видимо, мало – начинаем всё заново?!

Байкал отдают китайцам?

Судачат, что законопроект о вырубке байкальской тайги якобы принимают в интересах китайцев – в свете неких непубличных договорённостей между Москвой и Пекином. Но так ли это на самом деле, можно только гадать. Может статься, что это – некая «дымовая завеса», выпущенная лоббистами. Второе чтение должно было состояться в конце июля – его передвинули на осень. Видимо, у напористых лоббистов что-то сломалось. А пока общественность (в том числе и депутаты) выясняет, кто из учёных дал заключение, допускающее вмешательство в байкальскую экосистему? Соавтор принятого в 1999 году закона «Об охране озера Байкал» эсер Анатолий Грешневиков прямо поинтересовался у Сергея Тена, есть ли у него на руках экспертные заключения Института водных проблем РАН и Института водных и экологических проблем Сибирского отделения РАН? На что Тен не вполне предметно ответил, мол, «наука поддерживает эту инициативу», а проект обсудили на «нескольких площадках», включая Общественную палату. Остался без прямого ответа и вопрос эсера Олега Нилова – какова суммарная площадь вырубаемого леса и коммуникаций, ЛЭП и трубопроводов, «которые собираются построить для осчастливливания жителей». Речь вроде бы идёт о 75 участках леса и 600 гектарах площади. Но это не точно. Короче говоря, Сергей Тен так ничего внятного и не ответил касательно предполагаемых площадей вырубки. Что, согласитесь, также наводит на некоторые умозаключения.

Корреспондент «Нашей Версии» пообщался с депутатами Госдумы, благодаря активной позиции которых второе чтение законопроекта было перенесено. Выяснилось следующее. Обычно, разъясняют народные избранники, за такими законопроектами стоят могущественные игроки, мы все знаем их имена. В данном же случае ничего похожего нет. Никто из них не стал бы марать своё имя в такой истории. Не согласовывался законопроект ни с полпредом в ДФО Юрием Трутневым, ни с Росприроднадзором, ни с Минприроды, ни даже с РАН. По сути, имеет место кавалерийский наскок – а вдруг выгорит? А если это некая уступка Пекину, то об этом следует прямо сказать.

Вячеслав Фетисов, первый зампред думского комитета по экологии, глава Всероссийского общества охраны природы

– Идёт подмена понятий. Этот законопроект никто не обсуждал, ни научное сообщество, ни эксперты, ни профильные министерства. Он был внесён за пару недель до первого чтения. Не думал, что сегодня может возникнуть такая интересная ситуация с главным природным достоянием России, озером Байкал. Если бы Дума в 1999 году не приняла соответствующий закон об охране озера, ручаюсь, что на сегодняшний день там всё вокруг вырубили бы. Отмечу также, что против законопроекта выступило и правовое управление Госдумы. Поправки, как отмечают юристы, «не согласуются с особым статусом озера Байкал и установленным режимом охраны байкальской природной территории». А проведение сплошных вырубок в центральной экологической зоне прямо запрещается ст. 11 закона РФ «Об охране озера Байкал», как и строительство новых инфраструктурных объектов.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 31.07.2023 15:00
Комментарии 1
Наверх