// // Для проведения абортов клиникам придётся запастись специальной лицензией

Для проведения абортов клиникам придётся запастись специальной лицензией

1461

Разродились запретом

фото: Александр Рюмин/ТАСС
В разделе

12 декабря вступило в силу постановление правительства, вводящее специальное лицензирование для проведения абортов. Как заявляется, таким образом государство пытается повысить качество оказываемых медуслуг и улучшить демографическую ситуацию. Однако на деле введение лицензирования может привести к тому, что для социально незащищённых женщин легальные аборты станут недоступны.

Сюжет: Здоровье

Никакого практического смысла в получении отдельной лицензии на аборты, казалось бы, и нет. «Я думаю, что это очередное бюрократическое завихрение, которое никак ни на что не повлияет. Этакая псевдообщественная деятельность, – считает зампредседателя Формулярного комитета РАН профессор Павел Воробьёв. – То есть чиновники теперь могут сказать: вот, мы тоже против абортов, но так, умеренно против, предпринимаем усилия».

В Минздраве, кстати, мнение экспертного сообщества некоторым образом даже подтверждают. Так, глава ведомства Вероника Скворцова ранее заявляла, что дополнительная лицензия нужна для того, чтобы у министерства была возможность… собрать более качественную статистику. Дескать, стоит только чиновникам понять, сколько у нас на самом деле делается абортов, тут-то их и осенит, как с ними надо бороться. Каким образом наших чиновников может осенить на борьбу с чем-либо, известно давно: ужесточить, отрегулировать, запретить – стандартный набор методов борьбы.

Ударим абортами по социалке

Бороться с абортами у нас в стране пытаются уже не первый год. Кстати, в своё время, когда введение лицензирования на аборты ещё только обсуждалось, всплыла другая тема: дескать, надо бы вывести аборты из системы ОМС, сделав их исключительно коммерческой процедурой.

В итоге здравый смысл восторжествовал, однако всевозможные петиции и обращения общественников о запрете абортов настойчиво маячат в информационном пространстве.

А вот история, случившаяся в Башкирии ещё в 2010 году, любителей бороться с абортами почему-то не заинтересовала. Между тем тогда в больнице Туймазинского района врачи провели принудительный (!) аборт 21-летней пациентке. На процедуре настаивали её родители, которым не нравился отец ребёнка, осуждённый за разбой. Родительская воля была исполнена, спустя некоторое время девушка написала заявление в полицию.

Сделать это оказалось не так-то просто, ведь в российском уголовном кодексе понятия «принудительный аборт» нет. С помощью правозащитников девушке в итоге удалось подать в суд на больницу, но в первой инстанции в выплате компенсации отказали. Дело решил Верховный суд Башкирии, постановивший выплатить пострадавшей 20 тыс. рублей за моральный вред. На сегодняшний день дело принял к рассмотрению уже Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Поможет ли дополнительное лицензирование избежать подобных случаев в будущем? Очевидно, нет. А вот создание новой бюрократической волокиты для получения лицензии вполне может привести к тому, что найти клинику, где можно будет качественно и недорого сделать аборт, будет не так-то просто. «Конечно, мест будет меньше. Лицензирование предполагает определённый документооборот – это разрешительная манипуляция, которая, понятное дело, имеет коррупционные составляющие, – считает медицинский адвокат, эксперт Лиги защитников пациентов Дмитрий Айвазян. – При этом качественного улучшения медицинского обслуживания не произойдёт, разве что отчёты станут более строгими. У нас в стране катастрофическая демографическая ситуация, но решать проблему такими методами – это просто смешно. Надо социалку поднимать».

По теме

Криминальные абортарии снова в деле

Очевидно, что лицензирование ударит в первую очередь вовсе не по крупным столичным клиникам. Закручивание гаек в этой сфере будет ощутимо прежде всего в регионах, где дела и без того не очень хороши.

Даже в Минздраве сегодня признают существование криминальных абортов, которые производятся в небольших населённых пунктах. На днях Вероника Скворцова назвала нелегальные аборты главной причиной высокого уровня материнской смертности в сёлах. «Это полное безобразие, и мы сейчас продумываем дополнительный комплекс мер, как сделать так, чтобы этого не происходило», – отметила министр.

Как правило, аборты в домашних условиях женщины проводят себе сами обычной вязальной спицей. По сути, это игра в русскую рулетку: одно неосторожное движение и женщина просто умрёт от потери крови. Но это в лучшем случае. Те, кому «не повезло», умирать будут несколько дней – долго и мучительно – от занесённой инфекции и развившегося сепсиса.

Кстати, так называемые врачи, проводящие подобные манипуляции на дому или в нелегальных клиниках, действуют немногим лучше. В арсенале у них, как правило, лишь самый базовый набор необходимых инструментов. Так что если что-то в процедуре пойдёт не так, то эскулап просто рискует проткнуть пациентке брюшную полость. Результатом такого аборта будет смерть от внутреннего кровотечения.

Подпольные медикаментозные аборты также используют варварские методы. Самый популярный из них – введение с помощью тонкой иглы в околоплодные воды раствора соли и глюкозы. Беда только в том, что, если эта «гремучая смесь» попадёт в кровеносные сосуды, содержание натрия в крови повысится. Это может привести к резкому снижению давления и закончится смертью. Плод при этом также погибает страшной смертью.

Сегодня женские форумы пестрят сообщениями беременных женщин, пытающихся сделать мучительный выбор: сделать аборт или оставить ребёнка. Единственная и главная причина, мешающая сделать выбор в пользу новой жизни, – материальная.

«Помощнички»

Возможное закручивание гаек при дополнительном лицензировании в итоге может привести к тому, что аборт для женщин из социально незащищённых групп населения станет просто недоступным. «Если следовать всем правилам и процедурам, то себестоимость оказания такой услуги и медучреждения должна возрасти. Возможно, уйдут с рынка те игроки, которые быстро и дёшево оказывали эту помощь. И в этом смысле средняя стоимость процедуры может вырасти», – рассуждает директор Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский.

Действительно, ведь дополнительная лицензия предполагает не только наличие некоей формальной бумаги, но ещё и соблюдение ряда процедур. Среди них, например, обязательная психологическая консультация и соответственно попытки отговорить женщину от аборта. В государственных клиниках подобное есть и сейчас, а вот в частном секторе аборт можно сделать буквально в день обращения. «В определённой степени доступность абортов, конечно, снизится. Это перестанет быть процедурой, которую можно сделать по объявлению в Интернете через час после прочтения этого объявления», – считает Юрий Крестинский.

Расхожий афоризм о том, что, если бы мужчины могли беременеть, право на аборт считалось бы священным, сегодня звучит как никогда актуально. Почему-то никто из законодателей, например, не думает о том, чтобы подредактировать УК, введя туда понятие принудительного аборта. Нет планов по созданию в стране сети центров помощи женщинам, пострадавшим от изнасилования. Зато забеременевшие в результате насильственного акта женщины теперь вынуждены будут слушать психологические изыскания о сложности морального выбора. Не так давно в Домжуре прошло мероприятие с участием общественников и депутатов Госдумы, где на полном серьёзе обсуждалась идея о полном запрете абортов. Среди прочего прозвучало и предложение посоветовать врачам при разговоре с пациентками не употреблять слово «аборт». Спрашивать прямо: «Будете ли вы убивать своего ребёнка?»

Вот такую психологическую «помощь» и «поддержку» наши законодатели готовы оказывать женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, поставившей их перед самым, пожалуй, страшным выбором в жизни.

СПРАВКА

Сегодня аборты в России проводятся легально за счёт средств ОМС на сроке до 12 недель по желанию женщины. Вне зависимости от срока процедуру можно провести только по медицинским показаниям.

Проведение абортов обходится бюджету фонда ОМС примерно в 5 млрд рублей в год (чуть более 0,1% всего бюджета фонда).

В последние годы количество абортов в России немного, но снижается. В 2015 году в стране было сделано 848 тыс. абортов, в 2016-м – чуть более 700 тысяч. Наибольшее количество прерываний беременности делают женщины в возрасте от 20 до 34 лет.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 18.12.2017 08:29
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх