// // Дело Каитова продолжают использовать в политических целях

Дело Каитова продолжают использовать в политических целях

79

«Бригада» потерпевших

В разделе

Политический кризис редко заканчивается криминальным скандалом. Исключением может стать затянувшийся кризис в Карачаево-Черкесии. Дело в том, что, по мнению защиты, нынешние обвиняемые по делу Каитова, бывшего зятя главы республики, сегодня имеют все шансы перейти в разряд потерпевших. Если это случится, местная оппозиция потеряет последние козыри в борьбе с действующим президентом КЧР Мустафой Батдыевым. Как известно, в любом судебном деле у обвинения — одна позиция, у защиты — другая. Истину должен установить суд. В перипетии этой истории постарался вникнуть наш корреспондент.

Год назад разъярённая толпа уже перекрывала улицы столицы КЧР. Сегодня оппозиция готовится сделать это снова. Повод всё тот же. Противники действующего президента республики считают, что власть должна ответить за Алия Каитова, бывшего зятя главы Карачаево-Черкесии. Обвинения в его адрес выдвинуты тяжкие: организация массового убийства. А ещё митингующих не устраивает ход судебного процесса. Так же, как не устраивал в своё время результат выборов. Вот только теперь машина по эксплуатации человеческого горя дала сбой. Митингующие начали писать жалобы на организаторов мероприятий. Некоторые из родственников погибших отказываются выходить на демонстрации. Люди боятся крови. Из текста нескольких заявлений граждан можно понять, что в Черкесске готовятся серьёзные беспорядки. У лидеров оппозиции просто не остаётся другого выхода: судя по обстоятельствам дела, всплывшим в ходе судебного процесса, сыграть на теме «криминала во власти» уже не удастся.

Сам и его команда

Карачаевца Алия Каитова за глаза называли новым русским. Но знающие его люди рассказывают о нём, как о бизнесмене, которого можно называть по американской традиции селфмэйдменом — человеком, самостоятельно добившимся успеха в жизни. Причём ещё до того, как его тесть Мустафа Батдыев стал президентом республики. Секрет успеха обычен: высшее образование, предпринимательская жилка, незаурядный ум, изобретательность, упорство в достижении цели. Когда Каитов пришёл на «Кавказцемент», там едва работала одна печь. При нём запустили четыре. Завод расплатился с долгами, выросла зарплата рабочих. А ещё прекратилось воровство.

Рассказывают, что, как большинство бизнесменов «первой волны», хозяин «Кавказцемента» был щедр до расточительности. На постройку соборной мечети в Карачаевске отдал около 4 млн. рублей, на Никольский храм в Черкесске — 2 миллиона. В списке подшефных значились школы, детские сады, спортивные секции. А ещё — сугубо частные лица, бывшие однокашники. Каждый состоятельный человек имеет «ближний круг» зависимых приятелей. У Каитова он был непомерно велик.

Среди прочих приятелем Каитова считался Расул Богатырёв. Предприниматель из средних: имел бизнес, завязанный на местный химкомбинат, довольно скверный характер и обширные связи в самых различных кругах. По мнению знавших его людей, после стакана водки становился совершенно неуправляемым. Доставалось всем, кто попадался под горячую руку, включая друзей. Потом приходилось извиняться: «Не держите зла, вы же знаете, что я дурной...» Извинения принимали не все, а потому врагов у Богатырёва хватало. Серьёзный конфликт у него случился с одноклассником Каитова Бостановым. Скорее всего они не поделили зоны влияния в свите богатого земляка. Страсти кипели нешуточные. Два года назад Богатырёв даже ударил Бостанова ножом. Дело замяли, но осадок, как говорится, остался. Типично российская специфика — крупный бизнес бок о бок соседствует с криминалом.

По теме

Что думал по поводу давней потасовки Бостанов, неизвестно. Зато действия мстительного Богатырёва теперь запротоколированы в свидетельских показаниях. Житель республики Альберт Джанкезов рассказал, что в сентябре 2004 года Богатырёв зазвал его на шашлыки и предложил за $10 тыс. убить Бостанова и его друга Акбаева. Джанкезов отказался. Всем этим показаниям оценку даст суд.

...Вечером 10 сентября Богатырёв с двумя друзьями выпивал в кафе «Шеш-Беш». Около полуночи пьянку прервал странный телефонный звонок: якобы кто-то сообщил Богатырёву, что Бостанов его «заказал». Было ли это на самом деле, следствие не установило. Тем не менее доподлинно известно, что после разговора Богатырёв пришёл в бешенство и начал разыскивать Бостанова. Среди прочих адресов позвонил Каитову. А тот, недолго думая, на глазах нескольких свидетелей передал трубку оказавшемуся рядом Бостанову. Уже потом средства массовой информации растиражируют на всю страну домыслы о «разговоре Богатырёва и Каитова». В глазах обывателя именно это станет одним из главных доказательств виновности владельца «Кавказцемента».

Сегодня суд по крупицам восстанавливает обстоятельства событий. Выясняет, приглашали ли Богатырёва в кемпинг, где произошла трагедия, или он приехал сам, с какой целью Богатырёв там оказался, что делали в кемпинге Каитов и его друзья и знакомые? И знали ли они заранее о приезде Богатырёва, готовились ли к его встрече? Судя по показаниям свидетелей, события развивались быстро.

Богатырёв позвонил своему брату Байчорову, дал команду «собрать ребят и оружие». «Бригаду» сколотили быстро: шесть бойцов, как минимум два автомата, два гранатомёта... Богатырёв взял автоматический пистолет Стечкина. Один из его друзей, некто Узденов, захватил хромированный «ТТ». По словам двух охранников Богатырёва, которые остались дома, подготовка к выезду здорово напоминала сцену из бандитского триллера. Цель поездки Богатырёва охранники представляли смутно. Зато количество загруженного в машины оружия запомнили хорошо, о чём и рассказали потом следователям.

Защита утверждает, что гости кемпинга к нападению не готовились. Алий Каитов отмечал праздник: у его друга, Германа Исмаилова, генерального директора Большого Ставропольского канала, родилась дочь. Бостанов присоединился к шумной компании только около полуночи. Николай Муратов, генеральный директор «Кавказцемента», бросил на стоянке свой новенький «Лексус» рядом с «БМВ» Германа Исмаилова. На предварительном следствии эти машины почему-то «потеряли». А тот факт, что Каитов заехал на своей машине на территорию кемпинга, следствие расценило как намерение обвиняемых расстрелять Богатырёва и приехавших с ним, не повредив свои машины.

«Наезд» со смертельным исходом

Богатырёв приехал в кемпинг около 3 ночи на двух машинах, битком набитых людьми с оружием. Дальше события развивались двумя параллельными потоками. Бойцы остались в «БМВ Х5» и «Жигулях». Богатырёв прошёл на территорию кемпинга.

Досматривать его не стали, посчитав своим. О буйном нраве подвыпившего посетителя знали, но не опасались его: кроме сотрудников охранного предприятия охрану территории кемпинга несли работники милиции, вооружённые автоматами. Богатырёв нашёл веселящуюся компанию за накрытым столом под навесом. Гостя встретили радушно: Каитов обнялся с Богатырёвым, усадил за стол, по его же просьбе налил рюмку водки, укрыл пледом. Сидя под навесом между Бостановым и Богатырёвым, Каитов пытался их примирить. Или хотя бы перенести разговор на завтра: «Хватит ссориться, у Германа праздник...»

Тем временем всполошился начальник охраны, заметив в тонированном окне замершего на стоянке «БМВ» силуэт человека с «калашниковым». Подозрительные машины окружили, предложив засевшим в них людям разоружиться. В ответ из-за приоткрывшейся двери «Жигулей» раздался выстрел, ранивший одного из охранников, Салпагарова.

Ответный огонь не оставил нападавшим шансов остаться в живых. Одиночный порыв Богатырёва, рванувшего из-за пояса «стечкин», тоже не имел успеха. Бостанов выстрелил первым. А потом выцелил двух выбежавших соратников Богатырёва. Перестрелка длилась считанные минуты. Потом что-либо исправить было нельзя.

По теме

Адвокаты обвиняемых уверены, что с точки зрения закона расстрелянные охраной кемпинга люди представляли собой настоящую организованную преступную группу — с главарём, «пехотой» и арсеналом. Единственным верным выходом из сложившейся ситуации был бы немедленный вызов оперативников из ближайшего отделения милиции, но времени на это не было. Признаки удачно отбитого вооружённого налёта были налицо: во внутренней обшивке машин боевиков зияли дыры от выпущенных ими пуль, так и не разряженные гранатомёты валялись в ногах убитых, раненный ими охранник был готов дать исчерпывающие показания. Алий Каитов прекрасно понимал возможный исход дела, а потому отдал распоряжение немедленно вызвать милицию. А потом допустил трагическую ошибку: не проконтролировав исполнение приказа, покинул место происшествия. Защитники считают, что максимум, что можно было бы инкриминировать победителям схватки, так это превышение мер необходимой самообороны.

После того, как уехал Каитов, командование взял на себя Бостанов. Дальнейшее развитие событий известно из многочисленных публикаций годичной давности. Тела были вывезены в отдалённое урочище, сожжены и сброшены в шахту, простреленную иномарку отдали в ремонт некоему Джагаряну, а сотрудники ЧОПа проинструктированы на предмет хранения тайны. Почему Бостанов так заметал следы? Ответ напрашивается сам собой: не верил в правосудие и опасался традиционной для этих мест кровной мести. Слишком удачным стало отражение налёта. Слишком запутанны были его отношения с погибшим Богатырёвым. Таковы, с точки зрения защиты, обстоятельства трагедии, которые сейчас исследует суд, тщательно проверяя доказательства и выводы следствия.

Суд идёт

Следствие началось под аккомпанемент звона битых стёкол разгромленного кабинета президента республики Батдыева: родственники Богатырёва подняли самое настоящее восстание. И сразу же рычаги управления народным гневом взяла в руки оппозиция. Парадокс, но главным виновником был назван Каитов. Его судьба превратилась в разменную монету политической игры. Главной целью стал глава КЧР Мустафа Батдыев. Давление искусно подогретого общественного мнения было беспрецедентным. Методы сбора доказательств вполне соответствовали ситуации.

Адвокаты обвиняемых рассказывают, что, едва дойдя до первого слушания, дело начало разваливаться на глазах. Выяснилось, что в доме Богатырёва хранился целый арсенал, включавший гранатомёты. «Всплыла» обойма от хромированного «ТТ» «потерпевшего» Узденова. Всё шло к снятию обвинения в умышленном убийстве, но в ход процесса вмешалась политика. Вторая волна митинговой кампании совпала с началом информационной войны. У здания суда снова собралась толпа, готовая к любому исходу дела. Да и не так уж важен приговор для истинных организаторов митингов.

Для затравки «оранжевой революции» вполне сгодится приговор суда. Человеческое горе во все века служило замечательным топливом для революций. Вот только результат бунта будет непредсказуем. Если суд вынесет обвинительный приговор, то шумные, но бескровные митинги могут перерасти в полномасштабный бунт. А потому власть не имеет права проявлять слабость. Особенно если она судебная.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.11.2016 20:18
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх