// // Четверть российских женщин терпят побои

Четверть российских женщин терпят побои

3384

Залюбить до смерти

фото: DPA/ТАСС
В разделе

Домашнее насилие – один из самых распространённых видов преступлений в России. При этом именно у нас ровно год назад была декриминализирована статья УК о домашних побоях. Споры о том, стоило ли так поступать, не утихают до сих пор. Одни говорят, что только благодаря этому семейных драчунов удаётся выявлять на ранних стадиях, ещё до того, как они превратились в «рецидивистов». Другие уверены, что отсутствие уголовного наказания, напротив, развязало буянам руки.

Данные официальной статистики играют на руку как противникам, так и сторонникам декриминализации домашнего насилия. Зависит от того, кто как эту статистику трактует. К примеру, по подсчётам МВД, в прошлом году было зафиксировано более 160 тыс. фактов побоев. Цифра огромная, что вроде как свидетельствует – преступления отныне не остаются незамеченными. С другой стороны, уголовное преследование последовало лишь в 7 тыс. случаев. А это значит, что остальные домашние тираны на самом деле отделались профилактической беседой, незначительным штрафом или обязательными исправительными работами.

Но есть и другое мнение. «Выявляемость этих правонарушений стала лучше, потому что так называемая латентная преступность теперь вышла на поверхность. Люди перестали бояться обращаться в полицию, поскольку после этих обращений теперь не будет негативных последствий для семьи, не будет судимости, люди не будут терять работу, это не скажется на карьере. Побои, квалифицируемые по 116-й статье (той самой, которую декриминализировали. – Ред.) не предполагают причинения вреда здоровью. Это удары, щипки, царапины, укусы, выкручивание рук и т.п. Действия, которые причиняют боль, но не влекут ущерба здоровью», – рассказала «Нашей Версии» член Общественной палаты, судья в почётной отставке Людмила Виноградова.

Дожить до утра

Сейчас побои – это дело административное. Полицейские всегда выезжают теперь на эти дела – это же показатель их работы. Палочную систему хотя и отменили вроде как, но де-факто она всё равно существует. В дежурной части все звонки записываются, и потом с полицейского спросят, почему он не приехал», – объясняет Людмила Виноградова.

Юридический термин «дело частного обвинения» на практике означает, что по факту это претензии одного человека к другому. То есть само дело существует исключительно при условии наличия заявления потерпевшей стороны. При этом заявитель может в любой момент заявление отозвать – и дело будет прекращено. Никакого полицейского расследования, то есть вмешательства государства, в дела частного обвинения не происходит.

Именно поэтому в России не существует сколько-нибудь достоверной статистики о домашнем насилии. По оценкам экспертов, побои встречаются в каждой четвёртой семье. Но в реальности цифра может быть намного выше.

Мужчины тоже бывают жертвами

Парадоксально, но факт – потерпевшими по «лёгкой» 116-й статье нередко оказываются мужчины. Более того, когда эта статья была «криминальной», её нередко использовали как аргумент при разделе имущества при разводе. «Использование 116-й статьи при разделе имущества – это просто классика. Ведь у нас люди не так часто заключают брачные договоры, поэтому поделить имущество не так-то просто, – говорит Людмила Виноградова. – Часто подаются фиктивные заявления по 116-й, судья не имеет права отказать, если заявление написано по форме. А на самом деле таким образом жена могла угрожать мужу при разводе – дескать, не идёшь мне на уступки, не хочешь отдавать имущество, вот я тебя посажу». Более того, по словам эксперта, вопреки расхожему мнению семейными драчунами оказываются не только мужчины, но и женщины. «Побои без причинения вреда здоровью, то есть именно по 116-й­

По теме

статье, это, как правило, именно про женщин. У меня очень много такого в практике встречалось. Мужчины об этих случаях рассказывают только при разводах, что жена невыдержанная, может ударить по лицу, например, – рассказывает Виноградова. – Но в силу того, что у нас в последнее время общество строится по западному образцу, мужчины не поднимают этот вопрос. И я вот хочу сказать, что хотя женщины постоянно кричат о дискриминации, нередко в загоне находятся именно мужчины».

В этой связи совершенно очевидно, что проблема семейного насилия не может быть решена исключительно на законодательном уровне. Во многих странах для профилактики семейного насилия, для помощи пострадавшим действуют, как правило, целые сети специальных центров. У нас же пока ничего подобного нет даже в проекте. И, что примечательно, в экспертном сообществе ломаются копья исключительно в отношении законодательства. Но разговоров о том, чтобы помогать жертвам семейного насилия, что-то не слышно.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Близко не подходить

На доработке в Госдуме находится законопроект, который может помочь решить проблемы семейного насилия. Документ предусматривает введение так называемых охранных ордеров для жертв семейного насилия. При наличии такого ордера драчуну будет запрещено приближаться к дому, общаться с женой.

«Закон о домашнем насилии есть в 120 странах мира. Но не в России. Законопроект уже довольно давно лежит в Госдуме, но до обсуждения его до сих пор не довели, – рассказывает правозащитница, руководитель проекта «Насилию.нет» Анна Ривина. – Чем он будет помогать на практике? Главное – это «охранные ордера». Произошло что-то нехорошее, приехал полицейский, а за­явительница говорит, что ей страшно и она опасается за свою безопасность. Сотрудник полиции может выписать бумагу, которая запрещает определённому человеку приближаться к жертве. Всё это происходит ещё до возбуждения уголовного дела. И как раз исключает давление. Потому что, если человек нарушил этот ордер, с ним уже дальше будет разбираться государство, то есть полиция, а не жертва».

Впрочем, с этим законопроектом не всё так однозначно. Например, не очень понятно, на каком основании полицейский без каких-либо разбирательств и следственных действий будет выписывать «охранный ордер». Подобные решения, как показывает зарубежный опыт, принимаются на основании решения суда. В случае принятия законопроекта в таком виде, замечают эксперты, открывается широкий простор для злоупотреб­лений.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.03.2018 22:42
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх