Версия // Культура // Арье Барац порассуждал о «вирусе неомарксизма», поразившем Запад через сексуальную революцию

Арье Барац порассуждал о «вирусе неомарксизма», поразившем Запад через сексуальную революцию

3363

Путь в пропасть

Арье Барац порассуждал о «вирусе неомарксизма», поразившем Запад через сексуальную революцию
В разделе

Писатель Арье Барац в своей книге «Хартия сексуальной свободы» обращается к вопросам противостояния «свободной любви» и традиционных семейных ценностей, связанного с ними религиозного аспекта, а также размышляет о судьбе западной цивилизации в условиях перманентной сексуальной революции и легитимизации сексуальных извращений.

Прежде всего, в «Хартии сексуальной свободы» Арье Барац обращает внимание на «вирус марксизма», который продолжает свое шествие по планете, «поражая мозги просвещенных народов», и указывает на его явно сексуальную направленность. Так, в частности, по мнению автора, активность пресловутого марксистского вируса направлена на разрушение традиционной семьи.

Основные формы «инфекции» отразились в «Манифесте коммунистической партии»: согласно документу, для строительства «бесклассового общества» нужно было уничтожить частную собственность. А еще в качестве препятствий на пути к светлому коммунистическому будущему там фигурировали семья, отечество и религия. Всем известно, что стало с частной собственностью после Октябрьской революции, религию и национальные движения также постигла печальная участь, а вот институт семьи сохранился, правда, и здесь произошли некоторые изменения. Так, например, в период становления молодой советской власти звучали призывы отбросить «мещанские» узы брака и предаться «свободной любви». Автор приводит две разные позиции относительно этого понятия. Одну из них, более возвышенную, формулирует Александра Коллонтай, которая говорит о гендерном равенстве и обоюдном признании прав партнера. Вторая позиция, «мужская», описана со слов первой жены Григория Зиновьева Сары Равич: «Старые гнилые устои семьи и брака рушились и идут к полному уничтожению с каждым днем. Но нет никаких руководящих начал для создания новых, красивых, здоровых отношений. Идет невообразимая вакханалия. Свободная любовь лучшими людьми понимается как свободный разврат».

Арье Барац: «В том-то и дело, что «коммунистическое понимание» включает в себя оба подхода ― и «возвышенно-феминистское», и «низменно-маскулинное», которые отличаются друг от друга, как психология отличается от физиологии. Суть же этих пониманий одна ― оба подразумевают следование вожделениям ― душевным или плотским ― не беря на себя ответственность за их развитие; не достигая того последнего сближения душ, которое подразумевает брак».

Как констатирует автор книги, как бы там ни было, за социалистической революцией в России не последовало сексуальной революции – она попросту не сложилась, а идея Коминтерна 1924 года о бессилии революции, пока имеет место понятие семьи и семейных отношений, не смогло дойти до сознания советских граждан. Семья так и осталась «мещанской» и «буржуазной», что стало спасением для страны от абсолютного духовного краха. А неомарксистское проявление сексуальной революции спустя несколько десятилетий, в 60-х годах XX века, вывело ее значимость на передний план и превратило в основу «морального кодекса строителя коммунизма».

США и неомарксизм

Если в XIX веке «левые» были революционерами и террористами, сейчас они эволюционировали в «правозащитников», которые преимущественно стремятся защищать права преступников, игнорируя права жертв последних. Здесь и сторонники абортов, и защитники террористов, и те, кто агитирует за права секс-меньшинств, и представители Black Lives Matter, и многие другие.

По теме

Арье Барац: «Особенность коммунистической идеологии состоит в характерном морализаторстве, в подмене реальных решений различных социальных задач демагогией, проведением крикливых кампаний, достигающих, как правило, противоположных целей».

В последнее время на Западе серьезно усугубилась взаимная нетерпимость, а в США и ЕС началась травля так называемых «расистов» - здесь невольно напрашивается параллель с СССР. Под удар попали СМИ и авторы, публикующие якобы оскорбительные материалы, преподаватели, цитирующие мировую литературу, люди, допустившие неосторожные высказывания. Многие известные персоны подверглись травле в сети, лишились работы или пострадали иным образом. Об этом говорится в обращении, вышедшем в июле 2020 года в «Harper's Magazine». Под ним подписались Джоан Роулинг, Маргарет Атвуд, Салман Рушди, Гарри Каспаров и другие известные персоны – в общей сложности, 150 человек. Все это лишь привело к новой порции негатива в адрес подписантов.

Автор приводит отрывок из книги Виктора Пелевина «Непобедимое Солнце», который как нельзя лучше отражает современные реалии: «А что сегодня значит слово “фашист”? По одной версии, это человек, прячущий у себя дома портрет Трампа, по другой — тот, у кого недостаточно быстро выступают слезы во время речи Греты Тунберг в Давосе. <…> Сегодня ты уже не можешь всерьез бороться с истеблишментом, потому что менеджеры нарратива облепили его периметр всеми этими милыми котятами с болезнью Альцгеймера, израненными черными подростками и так далее. За живым щитом прячется создающая нарратив бессовестная мафия, но ты не можешь плюнуть в ее сторону, не попав во всех этих Грет».

А вскоре, в начале 2021 года, стало понятно, что вновь вернувшая себе власть Демократическая партия США – это проводник идей неомарксизма. Это ярко показали события в Капитолии и реакция на них в американских масс-медиа. «Поведение Демпартии и покорных ей СМИ — продукт длительного и сознательного внедрения идей неомарксизма, прежде всего его Франкфуртской школы». В отличие от ранних марксистов, ее представители увидели основного врага не в капитализме, а собственно в культурной основе Запада и его христианских ценностях. Главная идея неомарксизма заключается в том, чтобы привилегии могли получить все субкультуры, не поддерживающие традиционные западные ценности, и которых можно было бы представить в виде угнетенных Западом. В итоге эти самые «угнетенные» меньшинства и стали движущей силой неомарксизма, и только поэтому права этих групп продолжают отстаиваться.

В 60-е годы идеи неомарксизма в США активно продвигал Герберт Маркузе, и власти воспринимали их на ура – стоит вспомнить о «позитивной дискриминации» чернокожего населения при Линдоне Джонсоне и других подобных решениях. А эссе философа «Репрессивная толерантность» аукается до сих пор – самым масштабным проявлением этой толерантности стали прокатившиеся по США погромы магазинов, устроенных «угнетенными» афроамериканцами при полной солидарности со стороны либерально настроенных масс.

Отклонение как норма

Возвращаясь к истокам коммунизма и идее отказа от частной собственности, отечества, религии и семьи, автор еще раз напоминает, что в СССР институт семьи удалось сохранить – тогда коммунисты сосредоточились на борьбе с частной собственностью и религией. Неомарксизм же выбрал в качестве мишени именно семейную сферу.

Идеи, не прижившейся на советской почве, постепенно набирали обороты в Европе и США, пока не вылились в сексуальную революцию 60-х годов, которая стала перманентной.

По теме

Арье Барац: «Революция эта кому-то может показаться явлением стихийным, лишенным идеологической базы и формирующимся под влиянием молодежной субкультуры (Sex & Drugs & Rock & Roll). Но это не так. Сексуальная революция 1968 года являлась интегральной составляющей неомарксистской смуты, <…>. Своими беспорядочными половыми актами революционеры подрывали «репрессивный» порядок буржуазного общества».

Кстати, тут опять не обошлось без Маркузе – в 50-х годах он написал книгу «Эрос и цивилизация», которая стала для пресловутых революционеров новым Священным Писанием. Одним из тезисов, фигурирующих в этом труде, стал «Великий отказ» – отрицание «репрессивного порядка сексуальности, ограниченной деторождением». Сейчас, как отмечает автор, вполне очевидно, что на Западе этот «Великий отказ» вылился в настоящую демографическую катастрофу – повсеместное использование презервативов и противозачаточных таблеток, символов «общества потребления», привело к резкому снижению численности этого общества. Маркузе идет еще дальше – в сторону легимитизации гомосексуальных отношений и освобождения их от клейма ненормальности.

Арье Барац: «Так гомосексуализм оказался троянским конем, проникнувшим в здоровое общество из мира психиатрии с тем, чтобы в свой час «отмыть» все мыслимые извращения».

Благодаря этому традиционное негативное отношение к однополой любви стали считать предрассудком или проявлением консервативности, а гомосексуализм исчез из перечня сексуальных отклонений, хотя до сих пор высказываются и противоположные – непопулярные – мнения. А вслед за ним в 2018 году из Международной классификации болезней были вычеркнуты и некоторые другие перверсии – фетишизм, садомазохизм.

Арье Барац: «Наше время – это время культурной беззащитности перед риторикой движения в защиту прав сексуальных меньшинств. Лицам, страдающим извращениями (в традиционном психоаналитическом смысле слова), удалось внесли путаницу в два наиболее существенных вопроса человеческой реальности: различие между поколениями и между полами. В гей-идеологии мы видим именно такое стирание различий».

Автор подмечает, что если говорить об идеологии современного левачества, единственная свобода, которая осталась людям – это свобода сексуальная. Все остальные идеи, идущие вразрез с генеральным нарративом, приравниваются к фашизму.

Главную цель борьбы за права секс-меньшинств Барац видит в уничтожении «традиционного» брака. И сейчас, по его мнению, идеи Маркузе о разрушении института семьи как никогда близки к реализации.

Арье Барац: «Какое-либо вмешательство общества в личную жизнь граждан, в том числе, геев, совершенно недопустимо. Однако недопустимо и обратное. Недопустимо, чтобы из-за психологических проблем некоторых людей разрушались базисные антропологические категории, чтобы «мужья» превращались в «супруга № 1», «отцы» — в «родителя № 2», а чье-то детство калечилось проживанием в сообществе из нескольких «отцов» или «матерей».

Однако во многих странах это уже происходит, и это – огромное достижение неомарксизма, вирус которого поразил организм общества.

Библейская сексология

Сейчас, когда психиатрия подчинена идеям Маркузе, в противовес ей выступает религия, позволяющая рассмотреть Хартию сексуальной свободы через призму ценностей, которые были дарованы человечеству Богом. Именно с этой точки зрения автор и предлагает взглянуть на данный вопрос.

Из книги Бытие можно узнать о решении Бога истребить род людской, поскольку «извратила всякая плоть путь свой на земле». Из мидраша следует, что окончательно оно было принято после того, как пресловутое «извращение плоти» было легализовано – «люди стали писать брачные контракты для двух мужчин, и человека и животного». А после всемирного потопа Ной и его сыновья получили свод правил, регулирующих сексуальные взаимоотношения – запрет на прелюбодеяние, мужеложство, инцест, скотоложство. Тем не менее, извращения все равно практиковались среди разных племен, преимущественно – в связи с культами языческих божеств. Поэтому, как отмечает Барац, «при заключении союза Бога с еврейским народом, заповедь чистоты супружеских отношений давалась в сочетании заповедями чистоты отношений религиозных».

По теме

С позиции Синайского откровения постулаты «Хартии сексуальной свободы» вообще не заслуживают внимания как «влекущие к блудодеянию».

Арье Барац: «В сексуальной сфере смысл заключается не в «становлении собой» путем отождествления себя с дежурной похотью, а прямо в противоположном — в контроле над ней, диктуемым человеческим достоинством, глубоко резонирующим с заповедями Творца. Практикующий верующий не может предъявить психоаналитику аномальных сексуальных фантазий, поскольку не дает им ходу».

Что касается однополых связей, гомосексуалисты, доказывая их равенство с гетеросексуальными отношениями, апеллируют к теологическому аргументу и говорят, что «все люди созданы по образу Божию». Но если копнуть чуть глубже, становится ясна несостоятельность этого доказательства: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину – сотворил Он их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь» (Тора). То есть, речь идет именно о союзе мужчине и женщине, двум сторонам одного Первого человека.

Наконец, если говорить о союзе между мужчиной и женщиной, это не только залог продолжения человеческого рода, но и своего рода основа религиозного союза – союза с Богом. В христианской идеологии религиозный аспект неотделим от понятия брака, как и в иудаизме.

Барац подчеркивает, что религия и либеральное общество, будучи в союзе, «расцветают», но «в оторванности друг от друга хиреют, а зачастую превращаются в душителей всего живого». Отделение религии от государства стало важным шагом, но необходимо, чтобы ценности, которые несла религия, каким-то образом и дальше сохранялись в обществе. Если этого не происходит, начинается процесс разрушения. Хартия сексуальной свободы несет это разрушение, причем нарушения в сексуальной сфере практически невозможно пресечь – по сути, они ненаказуемы, но влекут за собой серьезнейшие последствия.

Арье Барац: «26 марта 1991 года Конгресс США принял закон, провозглашающий, что в основе Американского Законодательства лежит Семь Заповедей сыновей Ноаха: «…Этические принципы и основа общества с самого начала цивилизации известны как Семь Ноевых законов…». Этот Закон — единственное средство от смертоносного марксистского вируса. Другое лекарство — мировой шариат с его паранджой и многоженством – выглядит не намного лучше самой болезни».

На данном этапе западный истеблишмент со своими левацкими идеями обречен, и единственным способом спастись является возвращение к библейским корням. Иначе на смену марксистской идеологии придет не что иное как ислам.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 02.10.2021 11:00
Комментарии 1
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх