Версия // Общество // 80 лет назад Уинстон Черчилль придумал, как красиво подать войну

80 лет назад Уинстон Черчилль придумал, как красиво подать войну

1493

Военное оРRавдание

80 лет назад Уинстон Черчилль придумал, как красиво подать войну
В разделе

О том, что «словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести», люди знали ещё тысячи лет назад. Недаром одним из непременных и важных этапов любого крупного сражения была речь, которую полководец произносил перед началом битвы. С той же целью перед тем, как сойтись в сечи, представители воюющих сторон всячески высмеивали и ругали друг друга, тем самым распаляя страсти, – именно отсюда пошло выражение «поле брани».

На протяжении веков задача оставалась неизменной: требовалось воодушевить своих солдат, заставив их желать победы больше, нежели бояться смерти, а заодно создать уверенность в том, что они исполняют важную и правую задачу. Однако только в ХХ веке пришло понимание, что не меньшее значение имеет то, как называется война. Более того, от верного выбора наименования порой может зависеть её исход.

Из «Мыльницы» в «Приливную волну»

Первыми о чём-то подобном начали догадываться немцы, начавшие давать смысловые названия проводимым военным операциям. Так, масштабное наступление на войска Антанты получило название «Михаэль» в честь архангела Михаила, являющегося предводителем небесного воинства, – подразумевалось, что здесь роль ангелов выполняют солдаты кайзера. С таким же прицелом Гитлер настоял на том, чтобы план нападения на СССР получил название в честь короля Фридриха Барбароссы, прославившегося своими завоевательными походами. Хотя, если верить свидетельствам, после провала под Москвой гитлеровские генералы шушукались: дескать, фюрер сглазил ход войны – как Барбаросса нелепо утонул в реке во время своего очередного похода, так и нынешнее наступление «захлебнулось».

Другие операции германской армии назывались по-немецки прямо и педантично: «Берлин», «Северный поход», «Рейнские учения» и т.д. Аналогичным образом поступали союзники – главной целью при выборе названия была маскировка от противника смысла операции. Так, Красная армия провела операции «Сатурн» (наступление на Среднем Дону) и «Уран» (наступление под Сталинградом), а британцы – операции «Готовность» (патрулирование Азорских островов), «Дервиш» (первый арктический конвой в СССР) и др. В свою очередь, американцы до 1943 года использовали для наименования цветá – в частности, операция по взятию под контроль Исландии получила название «Индиго». Затем приоритеты изменились – захват Сицилии проходил под названием «Хаски». Следующим стратегическим ходом американцев призван был стать массированный авианалёт на румынские нефтепромыслы. Разработанный в Пентагоне план получил название «Мыльница».

Однако неожиданно в дело вмешался Уинстон Черчилль. Будущий нобелевский лауреат по литературе возмущённо писал: «Операции, в ходе которых может погибнуть большое количество людей, не следует описывать кодовыми словами, которые подразумевают хвастливое или самоуверенное настроение или, наоборот, рассчитаны на то, чтобы придать плану атмосферу уныния. Это не должны быть имена легкомысленного характера. В конце концов, мир огромен, и разумная мысль предоставит неограниченное количество хорошо звучащих названий, которые никоим образом не указывают на характер операции или не принижают её и не позволяют вдове или матери сказать, что её сын был убит в ходе операции под названием «Объятия кролика» или «Шумиха».

По теме

В результате по настоянию Черчилля операция «Мыльница» получила новое название – «Приливная волна». Тем самым подразумевалось, что эскадрильи союзников будут похожи на неудержимые волны прилива, смывающего всё на своём пути. Таким же образом Черчилль настоял на том, чтобы операция по высадке в Нормандии получила имя «Оверлорд» – «Верховный правитель».

«Потрошитель» не понравился

Понимающие толк в пиаре американцы быстро оценили смысл идей Черчилля. «Первым человеком, который воспользовался их потенциалом в полной мере, стал вице-адмирал Блэнди, командующий объединённой целевой группой, проводящей испытания атомной бомбы в 1946 году на атолле Бикини, выбравший название операции Crossroads («Перекрёсток»), – пишет в своей научной работе С.А. Киселёва. – Он выбрал именно это название из-за возможной значимости испытания, потому что «морская держава, воздушная мощь и, возможно, само человечество находились на перекрёстке». Выбор названия был блестящим, с намёком на то, что вооружённые силы были не уверены в выборе курса и действительно испытывали страх перед атомной бомбой».

Однако последующие опыты американских военных в выборе названий оказались не настолько удачными. Во время войны в Корее командующий американскими войсками генерал Риджуэй, желая приободрить деморализованных поражениями солдат, провёл серию контрнаступательных операций, дав им показательные воинственные названия «Убийца» и «Потрошитель». И хотя сами операции оказались успешны, их кровавые наименования вызвали у общественности критику.

В результате в начале 70-х приказом министерства обороны США было рекомендовано впредь воздержаться от выбора названий, «выражающих степень воинственности, несовместимую с традиционными американскими идеалами или текущей внешней политикой, передающих коннотации, оскорбительные для хорошего вкуса или уничижительные для конкретной группы лиц, союзников или других наций». Также вводилось ещё одно правило – все названия операций должны состоять из двух слов.

С того времени выбор названия для военных операций превратился для Пентагона в настоящую пиар-задачу, главной целью которой является создание чёткого месседжа, формирующего отношение к кампании. Причём главными адресатами стали не военные, а прежде всего гражданское общество, в глазах которого американская армия и соответственно власти США хотят оправдать свои действия. В идеале граждане должны испытывать гордость и не задавать вопросов о жертвах, поскольку им дали понять, что США имеют благородные цели и ради них можно и умереть. Для этого названия операций не только не скрываются, их, наоборот, сразу сообщают СМИ. При этом во внутренних военных документах они именуются совершенно иначе – с помощью кодовых обозначений, понятных только посвящённым.

Их маленький секрет

За примерами далеко ходить не надо. К числу заслуг военных пиарщиков относят названия таких операций, как «Правое дело» (вторжение в Панаму и свержение Мануэля Норьеги), «Возвращение на родину» (эвакуация американских военнопленных из Вьетнама), «Безопасное завтра» (ввод американских сил на Гаити), «Стальной ящик» (вывоз химического оружия из Европы) и, конечно же, «Несокрушимая свобода», в ходе которой США в ответ на теракт 11 сентября ввели свои войска в Афганистан. Примечательно, что последняя изначально носила название «Безграничное правосудие», тем самым подразумевая неотвратимость наказания для террористов, разрушивших башни-близнецы. Красивое наименование выгодно выставляло Белый дом перед гражданами – дескать, замочим бен Ладена и в сор­тире. Однако, поразмыслив, в Пентагоне всё же решили переиграть: в таком случае у граждан других стран наверняка бы родился вопрос, на каком основании США занимаются наказанием преступников за пределами чужих границ. Новое название позволило подчеркнуть не наступательный, а оборонительный характер кампании, оправдывая её в глазах мирового сообщества.

Однако вершиной американского военного пиара считается выбор названий для комплекса операций в Ираке в 1990 году. Так, высадка американских войск в Персидском заливе, будучи по сути наступательным действием, называлась «Щит пустыни» и подавалась как оборона. Разгром сил Саддама Хусейна проходил под названием «Буря в пустыне». Раздача гуманитарной помощи подавалась как «Щедрость пустыни», а вывод войск – «Прощание с пустыней». В итоге получилось не только романтично, но и с глубоким смыслом.

Примечательно, как выбираются все эти названия. Американский журналист Руди Кано, провозглашая, что «США сегодня являются чемпионом по крутым названиям операций», пишет: «Наш секретный ингредиент – маленькая компьютерная система НИКА». Также в Пентагоне существует целая директива OPNAVINST 5511.37D, согласно которой подбор названия проходит в три этапа, доходя до верховного командования. «Растущая напряжённость в Южно-Китайском море может снова потребовать от Пентагона придумать название», – констатирует Кано.

Ну а пока суд да дело, по пути американцев пошли турки. Так, вторжение турецких войск на север Сирии получило нарочитое название «Щит Евфрата», а бомбардировка курдских формирований миролюбиво презентовалась как операция «Оливковая ветвь». И хотя критики не преминули заметить в действиях турок явное эпигонство, те только отмахнулись. В самом деле, если система работает у одних, почему её не использовать другим?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.01.2023 13:00
Комментарии 0
Наверх