// // Знаменитых киношных сыщиков писали с реальных людей

Знаменитых киношных сыщиков писали с реальных людей

3028

Настоящий Шарапов

3
В разделе

10 ноября 1917 года народный комиссар внутренних дел Алексей Рыков подписал постановление «О рабочей милиции». С тех пор этот день отмечается как профессиональный праздник стражей порядка. За минувшее время он не раз менял своё название, однако суть осталась прежней, не изменило её и переименование милиции в полицию.

В силу специфики службы работа правоохранителей часто остаётся неизвестной широкой публике, потому судят о ней часто по фильмам. Однако, как выясняется, практически у всех знаменитых экранных милиционеров были свои настоящие прототипы. «Наша Версия» решила вспомнить некоторых из них.

К «Чёрной кошке»

После выхода фильма «Место встречи изменить нельзя» братьев Вайнеров не раз спрашивали, с кого они писали своих знаменитых героев? Кто были настоящими Глебом Жегловым и Володей Шараповым? Писатели отвечали: Жеглов – образ собирательный, а вот у Шарапова прототип был вполне реальный – сыщик Владимир Чванов. Он, как и герой фильма, начал работу в МУРе, пройдя фронт. Новобранцу выпало работать в самом криминальном районе столице – Марьиной Роще. Блатной шпаны вокруг было как мух на грязи. Позже Чванов рассказывал: самое главное качество для сыщика – не умение палить от бедра, а найти к каждому свой подход. И человеческий, а не волчий. Взять хотя бы эпизод с украденными хлебными карточками. Так случилось на самом деле, только несчастная женщина не рыдала в коммунальной кухне, а от безысходности полезла в петлю. К счастью, её откачали, найти вора приказали Чванову. «Стал я думать, кто это сделал? – рассказывал сыщик. – По приметам определил, но доказательств никаких. Нагрянуть с обыском? Они так спрячут, век не найдёшь. Пришёл к карманнику домой и просто стал по-человечески разговаривать. Прошу: нужно карточки отдать. Он усмехается. Отдам, так меня посадят. Говорю, а ты так отдай, чтоб не посадили». В итоге карточки удалось вернуть.

Вот и внедрение в банду под видом преступника тоже было. Тогда Чванову пришлось раскрывать убийство, для чего он сыграл громилу, приехавшего «на гастроли» в Москву. Бандитам приглянулся незнакомый блатной, они предложили ему идти на грабёж вместе. Во время острого, на нервах, разговора в «малине» Чванов, будто сомневаясь, стоит ли иметь дело с новыми знакомцами, сумел вытянуть у тех рассказ о совершённых преступлениях. После чего отправился с ними обмывать союз в ресторан. Там бандитов и взяли.

В уголовном розыске Чванов стал личностью поистине легендарной. В 60-е он занимался знаменитым делом Мосгаза – такую кличку получил серийный убийца Ионесян, проникавший в квартиры под видом коммунальщика. Нашёл ниточку, которая привела в итоге к убийце. Тогда же поразил всех, найдя угнанную машину начальника Генерального штаба. Заодно удалось раскрыть полсотни других угонов, на которых уже все поставили крест. Смог вернуть похищенные награды Сталина, раскрыл кражи в квартирах Суламифи Мессерер, Веры Мухиной и Евгения Вучетича. Последний, восхитившись талантом Чванова, написал его портрет, сопроводив его надписью: «Именно таким, как Вы, я и представляю себе нашего советского сыщика!»

По теме

«Всем сидеть! Я Гоцман!»

Казалось, больше не может появиться нового Жеглова, пока на экраны не вышла «Ликвидация». Обаятельный и харизматичный замначальника уголовного розыска Одессы Давид Гоцман в исполнении Владимира Машкова стал в один ряд с персонажем Владимира Высоцкого. Естественно, не мог опять не появиться вопрос – а существовал ли Гоцман на самом деле?

Одним из прототипов называют Давида Курлянда, как раз в то время работавшего в одесском УГРО. Известно, что именно его личное дело изучал перед началом съёмок Сергей Урсуляк. Ликвидация банды, в которую входили бывшие полицаи, – реальный эпизод. Также под руководством Курлянда были уничтожены банды «Одесский тарзан» и «Чёрная кошка». Курлянд дослужился до немалых звёзд, оставаясь бессребреником – жил заслуженный сыщик в коммуналке.

Впрочем, есть и другие версии. Так, в образе Гоцмана узнают черты сотрудника спецотряда по борьбе с бандитизмом Янкеля Флига и Виктора Павлова, возглавлявшего отдел по борьбе с бандитизмом УКВД Одесской области. Как раз Павлов вычислил главаря банды, члены которой переодевались в советскую военную форму и грабили на дорогах проезжих.

Легендарный Мухтар и Глазычев

29,6 млн зрителей посмотрели в 1965 году фильм «Ко мне, Мухтар!». Многие сначала шли на «звезду» – посмотреть, как великий лицедей Юрий Никулин будет всерьёз играть милиционера. Однако славу артиста затмил другой герой – пёс Мухтар на экране ловил преступников и в конце, защищая милицио­нера Глазычева, подставил себя под пули бандита. За кадром остался факт, что прототипами главных героев были сотрудник уголовного розыска Пётр Бушмин и его служебный пёс Султан, работавшие в ленинградской милиции в 40-е годы.

«Наше знакомство состоялось в музее милиции, – позже рассказывал автор сценария фильма Израиль Меттер. – Султан стоял за стеклом. Уборщицы изредка выбивали пыль из его шерсти. На стендах была рассказана биография пса: «За десять лет своей работы в ленинградском уголовном розыске Султан участвовал в 5 тыс. операций и задержал более тысячи преступников».

Настоящим сыщиком Султан проявил себя уже во время первого выхода. На окраине Ленинграда обворовали склад. Пёс 8 километров шёл по слабому запаху, пока не привёл к отдыхавшим преступникам. Двоих из них Султан сбил с ног, третий сдался сам.

В милицейских кругах Султан стал знаменит не только благодаря своему необычайно чуткому нюху. Он оказался единственной служебной собакой, пережившей все 900 дней блокады. Вой­на только прибавила работы милиционерам – в ослабевшем от голода городе одни героически противостояли врагу, а другие несли всё, что плохо лежит. Так, зимой 1942 года Бушмин и Султан поймали с поличным управдома, обворовавшего все квартиры в своём подъезде. Появилась и новая задача – борьба с диверсантами. На 12 января 1943 года советское командование назначило операцию «Искра», призванную разорвать кольцо блокады. За два дня до её начала случилось ЧП – с бомбардировщиков пропали прицелы для бомбометания. На помощь фронту милиция отправила Бушмина с Султаном. Не обращая внимания на взрывы, пёс понюхал снег и потрусил по следу, приведя группу захвата к землянке. Прицелы нашлись. Нашлись и их похитители – двое завербованных абвером солдат.

К концу блокады Султан от голода ослабел настолько, что не мог работать. Бушмин рассказал об этом товарищам, после чего они неделю отдавали свой ужин изголодавшейся собаке. После Победы Бушмин с Султаном продолжили службу в милиции. Но война взяла своё – дважды раненный пёс стал терять зрение и его с почётом отправили на пенсию.

КСТАТИ

В следующем году ожидается выход сериала, которому уже прочат успех «Ликвидации». В основе сюжета лежит реальная история, случившаяся в 20-х годах прошлого века в Ростове-на-Дону, который меж собой поделили уголовные банды. Во главе одной из них стоял 19-летний бандит Вася Котелок. Он даже по современным меркам считался форменным отморозком – носил в карманах пальто по «кольту», стреляя через подкладку, а жертвам выкалывал глаза. Банда наводила такой ужас, что назначенный Москвой начальник уголовного розыска бежал из города. На смену ему пришёл Иван Художников – человек бесстрашный и решительный, сумевший взять Котелка.

Заодно авторы сценария коснулись эпизода, который в советское время обычно замалчивался. Одним из создателей ростовского угрозыска был бывший профессиональный преступник Станислав Невойт. Словно французский Видок, после революции он завязал с прошлым и сам стал сыщиком. Невойта в сериале играет Артур Смольянинов, Котелка – Иван Охлобыстин.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 12.11.2018 08:59
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх