// // Зачем «Газпром» готовится к войне с «незалежной», если он её уже и так разгромил?

Зачем «Газпром» готовится к войне с «незалежной», если он её уже и так разгромил?

22960

Украине – труба!

2
В разделе

«Будет весело!» – пообещал украинским властям глава «Газпрома» Алексей Миллер, отвечая на вопрос о том, что будет с украинским транзитом российского газа. А на любой «план Б» «Нафтогаза Украины» у «Газпрома» всегда найдётся «план Х». Газовая война, каких ещё не бывало, назначена российским монополистом на 1 января, так что дата для веселья выбрана подходящая – Новый год. Интрига же в том, что в газовой войне едва ли возникнет необходимость.

Год назад германская компания Wintershall, проведя скрупулёзную ревизию украинской газотранспортной системы, выдала заключение: в 2019 году транзитной трубе придёт труба. Износ стал необратимым, труба – «в предсмертном состоянии». Без малого 30 лет Киев безмятежно проедал советское наследство, эксплуатируя ГТС в хвост и в гриву, при этом не вкладывая в трубу ни копейки. И теперь проще проложить транзитный маршрут заново, чем латать дыры. Да только денег на это в украинской казне нет. Где же их взять?! Труба никому, кроме россиян, не нужна. Разве что немцам, которым, говорят, «Северного потока – 2» может показаться маловато. В своё время, торгуясь за трубу с «Газпромом», премьер Виктор Янукович слишком завысил цену – и Алексей Миллер отказался её покупать. Так что выход у Киева, в общем, оставался один-единственный – найти покупателя транзитной трубы в Германии. И – представьте себе! – покупатель нашёлся. Крупнейшая немецкая нефтегазовая компания Wintershall. Но дело-то в том, что эта компания уже как бы и не совсем немецкая. Фактически случилось то, чего больше всего не желали и боялись майданщики: их труба оказалась в «руке Москвы».

Вперёд, труба зовёт!

Вообще-то Wintershall – стопроцентная «дочка» германского концерна BASF. Ключевой бизнес – торговля газом в Германии и странах Западной Европы. Wintershall принадлежит германская трубопроводная сеть протяжённостью более 2 тыс. километров. Добычей голубого топлива компания, впрочем, тоже не брезгует, но это для неё как бы дополнительная опция (11-е место в Европе по добыче). Расцвет компании начался в 1990 году, когда она заключила с едва сформированным «Газпромом» долгосрочное соглашение о реализации в Германии российского природного газа. В 1993 году российский и германский партнёры создали совместное предприятие Wingas, занимавшееся транспортировкой, хранением и сбытом газа в Европе. Партнёрам принадлежали 35 и 65% Wingas соответственно. С годами парт­нёрство набирало обороты: в 2005-м «Газпром» предоставил Wintershall возможность осваивать Южно-Русское месторождение в Западной Сибири (два года спустя началась совместная добыча газа). В 2005-м Wintershall приступил к бурению Уренгойского месторождения, став, таким образом, первой немецкой компанией, добывающей газ в Сибири. Четыре года назад «Газпром», увеличив свою долю в компании Wingas до 100%, стал её фактическим владельцем. Взамен Wintershall получил 25-процентную долю в разработке и освоении двух участков Уренгойского нефтегазоконденсатного месторождения.

«Газпром» не намерен идти на договорённости с Украиной по смене параметров нового контракта. «Этот поезд ушёл», – сообщил Миллер»

Понимаете, насколько близким стало это партнёрство без малого за 30 лет? А ещё Wintershall вместе с «Газпромом» и германской компанией E.ON входит в международные консорциумы «Северный поток» (доля 15,5%) и «Северный поток – 2» (доля 10%). А теперь – новость дня. В июле завершается объединение Wintershall, BASF и международной инвестиционной структуры LetterOne. Инвесторы как бы из Люксембурга. Но, если хорошенько присмотреться, «материнская компания» LetterOne – «Альфа-Групп» Михаила Фридмана. А учредителями LetterOne выступили Герман Хан, Алексей Кузьмичёв и сам Фридман. И вот этот суперпроект под названием Wintershall-DEA сегодня ведёт негласные переговоры о покупке украинской нефтегазовой трубы. То ли в Киеве не подозревают о том, кому в цепкие медвежьи лапы передают своё главное достояние, то ли делают вид, что им невдомёк – мол, продаём нашу трубу немцам. Чтобы вы понимали: украинский бюджет наполняется из трёх главных краников. Это деньги, которые присылают домой трудовые мигранты, таможенные сборы и доходы от газового транзита. Так что труба – стратегический объект, имеющий ключевое значение для экономики страны. Буквально все действующие украинские политики – от Петра Порошенко и Юлии Тимошенко до Владимира Зеленского – убеждены, что транзитную трубу, раз уж она всё равно вот-вот выйдет из строя, можно продать кому угодно, хоть марсианам. Но только не москалям! Хотя, конечно, москаль из Фридмана сомнительный. Фактура не та. А в остальном так и есть. Украинскую транзитную трубу-кормилицу захапали клятые москали. Караул!

По теме

«Сближение неизбежно!»

В свете всего вышесказанного реплика российского президента о том, что-де сближение России и Украины становится неизбежным, согласитесь, звучит несколько тревожно для Киева. Можно даже сказать, зловеще. А ведь сближение могло состояться ещё 15 лет назад – к гораздо большей выгоде Киева. В 2004-м германские эксперты предложили украинским властям схему, позволявшую, не вложив ни копейки в ремонт уже тогда безнадёжной трубы, заполучить максимум плюшек от Москвы. Схема была такая: украинскую ГТС акционируют, раздав по одной трети пакета Киеву, «Газпрому» и европейским энергетическим компаниям (выступающим конечными получателями российского газа). Схему поддержали крупнейшие немецкие банки, выразив готовность вложить сколько угодно денег в реконструкцию ГТС. Чтобы сделать Киев сговорчивее, российский монополист гарантировал украинским газовикам допуск к сибирским месторождениям. Но даже такая уступка президента Виктора Ющенко не устроила. Ведь тогда стратегический украинский транзит практически целиком оказался бы в руках Москвы и Берлина, делая Украину зависимой от России и Германии.

Теперь понятно и то, чем была вызвана необъяснимая бравада Миллера на недавнем собрании акционеров «Газпрома» по итогам года. Сообщавшая о мероприятии пресса полагала, что всё дело в предстоящей газовой войне с Украиной. «То, что к ней идёт подготовка, стало ясно из заявлений Миллера, – разъяснял оппозиционер Анатолий Несмиян. – «Газпром» не намерен идти на договорённости с Украиной по смене параметров нового контракта. «Этот поезд ушёл», – сообщил Миллер». Между тем эксперты указывали: «Газпром» и впрямь намерен приостановить украинский транзит зимой 2020 года. А косвенно на это указал и сам Миллер, озвучив намерение закачать к концу года в европейские хранилища 11,4 млрд кубометров газа. Это вдвое больше, чем в прошлом году. И этих запасов, по прикидкам, Старому Свету должно хватить примерно до февраля. Таким образом, газовая война обещает быть короткой. Блицкриг! По сути, «Нафтогаз» уже проиграл «Газпрому». Ведь даже если в Киеве не уступят российскому монополисту в вопросах новой редакции контракта газовых транзитных поставок (Украине нужен один объём, а Россия готова поставить значительно меньший), то в конечном счёте всё равно все вопросы будет решать новый собственник украинской ГТС. А не украинское правительство и уж тем паче не «Наф­тогаз».

Чем в новой реальности так ценен Дмитрий Фирташ?

Смотрите, что получается. Заполучив украинский транзит, новый консорциум, созданный вокруг Wintershall, условно говоря, «закольцует» три европейских транзита – «Северный поток», «Северный поток – 2» и ГТС Украины. Именно в Wintershall будут в конечном счёте решать, сколько газа следует прокачать по той или иной транзитной ветке. И совершенно определённо компания не станет действовать в пику российским партнёрам – проще говоря, в пику Кремлю. При этом украинские власти фактически лишаются возможности не только использовать европейский газовый транзит для давления на Москву, но и безоговорочного права черпать из транзитной трубы столько, сколько заблагорассудится. Но у Киева, впрочем, остаётся одна зацепка, о которой, похоже, не знают в Москве. Это так называемые облгазы. Недаром в «Нафтогазе» спят и видят, как бы установить над ними контроль. Но это не так-то просто, ибо все они – частная собственность.

Система работает так. Магистральными газопроводами на Украине управляет государственный «Укртрансгаз». По магистральным трубопроводам газ поступает в ту или иную область, и вот там-то, на стыке газовых веток, так сказать, управление потоком переходит под контроль «облгазов». И мало того, что все они – частники, так они ещё и стопроцентные монополисты-поставщики в своих регионах. Чуть что окажется не по вкусу собственнику «облгаза» – и каюк государственным поставкам.

А ещё «облгаз» может, скажем, устроить плановый ремонт своего участка трубы. Таким образом блокируя часть магистрали. Но это теория, ибо легче умаслить нескольких собственников, чем обрушить себе на голову проблемы с непредсказуемыми последствиями. Собственников, как уже было сказано, можно сказать, семеро. Пятеро из них контролируют по одному «облгазу», а один, Виктор Попов, – целых три. А остальные «облгазы» контролирует миллиардер Дмитрий Фирташ. То ли 24, то ли все 29 (у пяти структур собственник достоверно неизвестен, а зарегистрированы они в офшорах).

По теме

Знатоки говорят, что-де не было особой нужды в покупке украинской транзитной трубы ради того, чтобы сделать транзит из России в Европу предсказуемым и необременительным для покупателей. «Газпром» сможет обеспечить полную загрузку «Северного потока – 2» и с учётом двух ниток «Турецкого потока» прокачивать в Европу по 180 млрд кубометров газа в год

Теперь же, если вся украинская транзитная труба станет совместной германо-российской собственностью, «облгазы» могут стать действеннейшими инструментами шантажа. Недаром топ-менеджмент «Нафтогаза» то и дело снуёт в Вену к Фирташу, пытаясь склонить его отказаться от своих активов в пользу государства (или частного лица, на которое государство укажет). А Фирташ отчаянно торгуется, стремясь обменять активы на свою свободу (а «светит» ему экстрадиция в США и многолетний тюремный срок по обвинению в подкупе индийских властей). Дальнейшая судьба украинского магната целиком и полностью в руках министра юстиции Австрии Клеменса Яблонера. Если Яблонера уговорят не выдавать Фирташа представители «Нафтогаза» (недаром снующие в Вену с толстенными портфелями со свободно конвертируемыми аргументами), у новых собственников украинской «трубы» могут возникнуть неожиданные проблемы. Но если Яблонера уговорят русские или немецкие сырьевики, то Фирташ скорее всего останется при своих, и никаких проблем у новых собственников, соответственно, не возникнет. Ждать развязки осталось недолго, одну-две недели.

Михаил ХАЗИН, экономист:

– Состояние украинской транзитной трубы аховое, и это было известно ещё 10 лет назад, когда от её покупки отказался «Газпром». Но теперь, вероятно, наши германские партнёры рассудили, что лучше уж прибрать трубу к рукам, нежели рисковать поставками из-за фортелей украинских националистов, путающих политику с экономикой. Выйдет дороговато, зато так будет спокойнее старушке Европе. А у Кремля по­явится инструмент давления на Киев, какого у него ещё не было. Поглядим теперь, как скоро в Киеве власть перейдёт к «промосковским» политикам.

«Нам плевать, где Украина будет брать деньги!»

Между тем далеко не всем в Европе по вкусу эта самая «новая реальность», в которой Старый Свет становится энергозависимым от России и Германии. Отсюда пущенный поляками слух, что это-де немцы устроили Москве возвращение в ПАСЕ на её условиях, а взамен уходящей из большой политики Ангеле Меркель уже подготовили место в «Газпроме». Да не в «Газпроме» – ну что за наив­ность! – а в Wintershall! Вот и о покупке украинской трубы как бы немцами тоже стало известно из польских газет. Таких совпадений не бывает, и понятно, почему именно Варшаву так тревожит транзитный расклад. «Если Трамп хочет, чтобы Украина оставалась для «Газпрома» транзитной занозой, он не должен допустить этой сделки!» – бьётся в истерике польская пресса. Но Трамп в данном случае не при делах. Немцы почти всегда сразу берут под козырёк перед Вашингтоном, если речь идёт о вопросах внешней политики. Но когда доходит до денег, Вашингтон Берлину никакой не указ. Заметим, что так повелось ещё со времён СССР. Именно Германия оплачивала строительство советского газопровода в Европу. А Вашингтон грозил и Москве, и Бонну санкциями, но так и не смог ничего поделать.

Кстати, похоже на то, что в Wintershall о покупке украинской транзитной трубы что-то знали ещё в 2017-м. Вот цитата из выступления главы компании Марио Мерена двухлетней давности – бизнесмена тогда попросили прокомментировать позицию противников строительства «Северного потока – 2»: «Нам плевать, где Украина будет брать деньги, когда лишится транзита, – заявил Мерен. – Это не наша задача как компании консолидировать бюджет Украины».

Знатоки говорят, что-де не было особой нужды в покупке украинской транзитной трубы ради того, чтобы сделать транзит из России в Европу предсказуемым и необременительным для покупателей. «Газпром» сможет обеспечить полную загрузку «Северного потока – 2» и с учётом двух ниток «Турецкого потока» прокачивать в Европу по 180 млрд кубометров газа в год, подсчитал старший научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Саймон Пирани. Остаётся 10–15 млрд кубов, которые можно было бы прокачивать через Украину. «Но если бы в Кремле решили полностью прекратить украинский транзит, – убеждён эксперт, – то этот объём газа можно было бы перекинуть на трубопровод «Ямал – Европа – 2», пропускная способность которого составляет искомые 15 млрд кубов». Но вы же слышали, что сказал президент России? Сближение с Украиной неизбежно! Разве можем мы допустить, чтобы братский народ перестал кормиться транзитными плюшками?

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Этот текст должен был вый­ти неделю назад, но решено было его отложить из-за трагедии на Северном флоте. И за эту неделю произошли кое-какие изменения: до Киева всё-таки долетела новость о том, что за «немцы» покупают украинскую транзитную трубу. И у майданщиков началась даже не истерика, а настоящая паника. Спикер Рады Андрей Парубий посулил украинскому президенту «серьёзные проблемы», в случае если он допустит продажу трубы Wintershall. «Это будет не что иное, как сдача страны, сдача её стратегических интересов и в конечном счёте сдача суверенитета Украины в руки Москвы и Берлина». Парубию вторит глава кабмина Владимир Гройсман: «Правительство ни в коем случае не поддержит продажу украинской ГТС компании, завязанной на «Газпром» и Москву. Мы заинтересованы в экономической, а не политической сделке». Но в том-то и дело, что власть Гройсмана и Парубия может закончиться в 20-х числах июля – после внеочередных выборов в Раду. И тогда власть перейдёт в руки совсем других лиц – в руки того же Игоря Коломойского, у которого, поговаривают, с недавних пор с Россией всё «на мази». Поговаривают, что Коломойский не прочь получить сырьевые концессии в России и вполне готов ради этого поступиться транзитом, которому, как подтвердили эксперты, через год так или иначе кранты.

Конечно, нет никаких гарантий, что украинские партнёры не «кинут» благодетелей, избавивших их от транзитной трубы. Опыт показывает, что однажды трубу могут национализировать, как правительство Юлии Тимошенко национализировало Одесский припортовой завод. Но хорошо, что трубу купил не «Газпром» – риски были бы выше. А немцев Киев, возможно, не кинет. Побоится.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 02.08.2019 12:00
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх