Версия // Власть // За пять лет Аксёнов не решил ни одной насущной проблемы?

За пять лет Аксёнов не решил ни одной насущной проблемы?

4324

Крымская распутица

За пять лет Аксёнов не решил ни одной насущной проблемы? фото: Владимир Коротаев/ Коммерсантъ
В разделе

В марте будет пять лет, как Крымом руководит Сергей Аксёнов. Осенью у него выборы – если, конечно, в Москву не позовут загодя, подыскав там соответствующую синекуру. А в Симферополе тем временем шепчутся: мол, уже и сменщик известен – генерал из Краснодарского края. Но ведь Аксёнов такой молодец, столько сделано при нём – аэропорт, Крымский мост… Вот, пожалуй, и всё? Но позвольте, ведь за пятилетку в полуостров вбуханы миллиарды рублей – куда они подевались и на что истрачены?!

Из того, что останется Крыму в наследство после ухода Аксёнова, руками можно потрогать только мост с материка и здание аэропорта – оба проекта, если что, были федеральными, а не республиканскими. Так что личной заслуги Аксёнова в их реализации нет. Фигурально говоря, не он строил, а Путин. А вот широко разрекламированная трасса «Таврида» из Керчи в Севастополь через весь полуостров –

это другое дело. Да только трасса эта была и раньше, и по ней ездили автомобили точно так же, как и сейчас, по два ряда в каждую сторону. Покрытие, правда, было так себе, так оно и сейчас не фонтан. Новый асфальт кладут, а тот, что уложили в прошлом году – в ухабах и ямах. Раньше то, чем дорожники занимались на трассе, скромно именовали ремонтными работами. Теперь – строительством трассы «Таврида». Вот, собственно, и все изменения. Три года назад смета проекта составила 139 млрд рублей. За такие деньги можно было запросто проложить новую дорогу – параллельно той, что была. Или хотя бы добавить по полосе – от Грушевки до Белогорска есть места, где двум фурам, бывает, не разминуться.

Ни проехать ни пройти

А ещё строители трассы как-то забыли про Судак. Он всего в нескольких километрах от трассы «Таврида», но добраться туда можно либо по прибрежному узкому серпантину, либо по старой дороге от Грушевки, тоже часто петляющей и узкой. А ведь Судак – это город-курорт площадью втрое больше Алушты. И даже чуть больше Ялты. Почему туда не стали тянуть «Тавриду», несложно понять – там пришлось бы действительно заново строить дорогу, а не просто уложить слой асфальта. А кому это надо?!

В «Тавриду» вписали и часть «президентской», ещё «кучмовской», дороги от Инкермана до Севастополя. Полотно до сих пор почти идеально. По смете же «Тавриды» стоимость этого участка – 11,9 млрд рублей. Куда подевались деньги?

Раз уж речь зашла об автодорогах – за пять лет, что Аксёнов руководит полуостровом, состояние дорог только ухудшилось, причём значительно. Про города вообще речь не идёт, там везде беда с дорогами – что в Ялте, что в Евпатории, что в Симферополе. Но за города спрос не с Аксёнова, а с муниципальных властей (хотя какой с них спрос – за пять лет в крымской столице сменилось три мэра, а толку – чуть). А вот за трассы республиканского значения, от города к городу, отвечает именно совет министров. Так вот об этих трассах. Зимой из Симферополя к морю не проедешь, если ты не на внедорожнике. Поедешь через Ангарский перевал в Алушту или с другой стороны, через Соколиное, на Ай-Петри и Ялту – остановит полиция и развернёт. Тем, кому приспичило, конечно, могут рвануть на Южный берег совсем уж в объезд, через Танковое и гору Мангуп или вообще кружным путём через Севастополь, но бензина при этом придётся спалить изрядно. Между тем по ялтинской трассе, как и прежде, в любой сезон и в любую погоду ползут гружёные фуры, срываясь в обрывы и сталкивая друг дружку с узкой дороги. Давно пора расширить и облагородить дороги, ведущие к Южному берегу, да только за пять лет у главы Крыма руки так и не дошли. Занят: заново строит уже давно построенную «Тавриду».

По теме

Но если на Южный берег всё-таки можно просочиться на машине хотя бы в объезд, то в Евпаторию из столицы ведёт одна-единственная автомобильная дорога. Как и большинство крымских дорог, она очень узкая. Качество покрытия местами – за гранью добра и зла. А ведь по этой дороге в специализированные здравницы круглый год едут дети и инвалиды. Там и Саки, и Мойнаки, и лиманы с целебными грязями, полностью излечивающими даже запущенный параполиомиелит, но добраться – проблема. Есть, правда, железнодорожная ветка, но ехать в Евпаторию на электричке – изматывающее и неоправданно долгое времяпровождение. Особенно летом, в адский солнцепёк.

Ни умыться ни напиться

Ещё одна не решённая властями Крыма проблема – пресная вода. В крупных городах и на Южном берегу её достаточно. А вот на севере полуострова её почти нет. Чем эта нехватка чревата, показала прошлогодняя драма в Армянске, откуда из-за выбросов на химическом комбинате и высыхающего кислотного отстойника пришлось увозить всех детей. А взрослые несколько месяцев вынуждены были поголовно ходить в «намордниках» – респираторах. А всё из-за нехватки пресной воды. Проблема, казалось бы, имеет одно из очевидных решений: либо наладить подачу днепровской воды по Северо-Крымскому каналу, что, по понятным причинам, сегодня невозможно, либо «раскопать» несколько давно разведанных артезианских скважин вблизи Первомайского и Джанкоя и протянуть водоводы к Армянску и Красноперекопску. Работы вроде бы затевались ещё в 2015-м, но, судя по тому, что на севере полуострова пресной воды как не было, так и нет, воз и ныне там. Проект курирует сов­мин, так что это, выходит, тоже недоработка Аксёнова. А, как мы уже писали, дефицит воды на севере полуострова чреват социальным взрывом. Садоводством и огородничеством там занимаются крымские татары, которым при репатриации не досталось земли в Симферополе и на Южном берегу – их уговорили поселиться на засушливых землях, обещая изобилие пресной воды. Сегодня многие из этих переселенцев считают себя обманутыми – сады погибли, огороды засохли. Да ещё и работы в тех краях нет.

Вообще-то проблема пресной воды имеет ещё одно решение – локальные водохранилища. В Симферополе его в своё время построили, и воды – хоть залейся. Даже в небывалую аномальную засуху 1994 года её, в общем, хватало. Нет особой проблемы отрыть водохранилища и вблизи того же Джанкоя. Но потребуются вложения – разведать подземные источники, прорыть достаточно глубокие скважины и т.д. А в совмине между тем неизменно отвечают: денег нет! Но ведь пресная вода для Крыма –

вопрос первостепенной важности. Сперва вода, а уж после – строительство разномастных показушных «мемориалов» сомнительной исторической значимости, не говоря уже о бесконечных автозаправках и харчевнях вдоль трасс. На то, чтобы «отжать» у клуба парашютистов взлётное поле в городской черте Симферополя, чтобы соорудить там аэродром для частных самолётов, деньги находятся. Чтобы застроить русло реки Салгир в городской черте, в самом центре, элитной жилплощадью – тоже. А на то, чтобы пустить пресную воду на север Крыма – их нет!

АКЦЕНТ

Был авторитет – и нету!

Отдельно хочется сказать о визитной карточке Крыма – его столице. Симферополь недаром зовут «воротами Крыма» – именно отсюда курортники разъезжаются по санаториям, отелям и базам отдыха. Ворота, надо признать, изрядно заржавленные. В самом центре, буквально под носом у депутатов Госсовета, на улицах Карла Маркса и Александра Нев­ского, на тротуарах можно запросто ногу сломать, одни выбоины. В непогоду там – непроходимые лужи. В центре города! Фасады домов – то ещё зрелище. Позорище в виде полуразрушенной стены старинного дома – как после бомбёжки Сталинграда! – у самого входа в Госсовет, не так давно всё-таки снесли (странно, что не отстроили – памятник XIX века был всё-таки), но буквально в 100 метрах в такой же разрухе пребывает другой памятник архитектуры – Дом Арендта. Окна без стёкол и ставней – как пустые глазницы слепца – выходят аккурат на Первую городскую гимназию. Смотрите, дети, как крымское начальство чтит городскую историю. Да что говорить о центре города – вблизи дома, в котором живёт сам Аксёнов (это за центральным рынком, возле 9-й школы), и дороги в ужасном состоянии, и дома. Правда, возле особняка первого лица – всё пучком. Чисто, подлатано, покрашено. Аккуратная будочка с полицейским. А вокруг – руины.

За столицу, по идее, спрашивать следовало бы с мэра. Был в городе деятельный градоначальник, Геннадий Бахарев, коренной симферополец, – но его выдавил Сергей Аксёнов. Выдавил, чтобы поставить своего протеже, авторитетного Игоря Лукашева, про которого пишут, что он имел отношение к ОПГ «Сейлем». В итоге Лукашев «не потянул», и столицу передали Наталье Маленко, в прошлом – школьной учительнице, в своё время вовремя вступившей в Партию регионов. Она, как и Лукашев, протеже Аксёнова. За недолгое руководство городом она уже успела «прославиться»: стала тут же составлять «реестр ветхого жилья», куда немедленно попала историческая застройка в центре города. Весь Симферополь – сплошь из ветхих построек, старый город, за центральным универмагом – одноэтажные халупы без воды и газа. Но дама предпочла внести в реестр не это наследие, а вполне годные дома екатерининской застройки – теперь их жители ждут принудительного выселения. Что-то снесут, освободят место для многоэтажной новостройки, что-то отреставрируют для новых, богатых владельцев – и вся недолга... Увы, былого авторитета крымский лидер давно лишился, а новый так и не смог заработать.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.02.2019 14:42
Комментарии 0
Наверх