// // Яркая премьера фильма «Князь» Павла Одинцова на телеканале «Культура»

Яркая премьера фильма «Князь» Павла Одинцова на телеканале «Культура»

3733

Первый русский

3
В разделе

Не так давно в российское медиа-пространство был вынесен тезис о том, что принятие 1000 лет назад восточной ветви христианства (упор на православие, хотя в 988 году христианская церковь ещё не пережила Великий раскол) определило все беды и несчастья России, стало причиной нынешнего отставания «этой страны» от «цивилизованного мира». Западный мир с реактивной скоростью стремится вступить в постхристианскую эру.

Прогрессивные спикеры с ужасом предрекают России будущее «православного Ирана», и намекают на необходимость демонтажа Православия, как главного ингибитора прогресса. При этом обстоятельства Крещения Руси и личность человека, совершившего это апостольское деяние, для обывателя представлены лишь в варианте сусального Лукоморья. «Веселие Руси есть питие» - вот и всё, что «массовый зритель» знает о Владимире Красное Солнышко. В современном сознании исторического и хоть сколько-то приближенного к реальному образа князя Владимира не существует.

Авторы фильма видят свою задачу в том, чтобы снова превратить былинного героя в реального исторического деятеля, занимающего в европейской истории место, равное, а может быть, и большее, чем Вильгельм Завоеватель, Теодорих, Карл Мартелл или Ричард Львиное Сердце.

Необходимо воссоздать образ человека, которому мы обязаны становлением государственности, идеологии, ментальности, традиции, культуры; и разрушить примитивные стереотипы о выборе веры и якобы кровавом её утверждении на территориях славянских племён.

По существу, князь Владимир и народ, сформировавшийся под его руководством –это высокая духовная культура, сохранившаяся и по сей день на уровне народных предпочтений, стереотипов поведения, культурных кодов.

Одной из важнейших задач фильма о князе Владимире должна стать историческая контекстность этой фигуры. Он жил в эпоху начавшегося угасания Византии, в эпоху становления европейской цивилизации и начала экспансии мусульманского мира. Но он жив и сейчас – потому что это – неизменённый набор нравственных правил и принципов государственного управления.

Князь Владимир – это актуальное пособие. Как государственный деятель он сформировался на пути «из варяг в греки» - это главная экономическая артерия Древней Руси. Оценив по достоинству потенциальные богатства этой территории, он сумел её сохранить и приумножить, подарив живущим на этих землях народам религию, идеологию и систему геополитических предпочтений.

Князь Владимир не устраивал великих потрясений, модернизационных реформ, не подкупал популистскими акциями и не «кошмарил» свой народ. И, как никакой другой персонаж русской истории, он соответствует системе вызовов современной российской государственности.

Подробно описав геополитическую обстановку, в которой оказалась Древняя Русь в X веке, фильм наглядно покажет, насколько нынешняя ситуация практически зеркально воспроизводит события 1000-летней давности.

Фильм «Князь» расскажет о зарождении российской государственности и одновременно - о рождении нового Человека.

Владимир появляется на свет в период проникновения на Русь христианства и жёсткой языческой реакции. Столкновение религий выражается и в столкновении двух систем государственного управления – варяжской (языческой, старой) и византийской (христианской, новой). Пережив в юном возрасте нашествие печенегов на Киев, услышав об отказе отца от северных земель и совершив путешествие по знаменитому торговому пути, княжич отказывается от варяжской модели правления (бесперебойная война, экспансия, агрессивный бизнес) и выбирает новую стратегию: объединяет племена, укрепляет границы, создаёт государственные институты. Вместе с этим он переживает духовное перерождение. Словно апостол Павел, он, яростный гонитель христиан, прозревает в купели Херсонеса. Словно Понтий Пилат, мучительно ищущий ответ на вопрос «Что есть истина?», видит откровение в картине Страшного Суда, показанной ему греческим философом. Конфликт князя – это конфликт «жизни ветхой» (братоубийство, разврат, язычество с человеческими жертвоприношениями) и «жизни новой» (духовный поиск, желание создать государство, противостоять вызовам извне, защитить славянские племена от экспансии с запада и востока).

В светском прочтении Владимира можно назвать русским Гамлетом (с датским принцем они родственники по линии Рюрика), в житийном – апостолом. Его жизнь – это система парадоксов, это поиск истины и выбор самого сложного пути (проповедники ислама обещали сластолюбивому князю рай с тысячами наложниц – но он отверг его, чтобы при жизни стать Рабом Божиим).

Но в этой истории перерождается не один конкретный человек – в Днепр и Волхов вошли племена, а вышел – Народ, принявший светоч веры и наделённый великой миссией. И Народ этот не был людоедом, в одночасье преобразившимся. Он был, как и его Князь, нравственно приуготовлен к своей миссии (не практикуя системное рабство и работорговлю, не совершая кровожадных набегов, мирно колонизируя дремучие леса на Севере и в Поднепровье).

Пружиной фильма, некими контрапунктами, которые могут «зацепить» зрителей, по мнению авторов фильма, могут стать расшифровки, объяснения самых «затёртых» фактов биографии князя, ответы на вопросы «почему и зачем?».

Например:

«Пили и будем пить»

Ответ проповедникам ислама «Веселие есть питие» - это не демонстрация чрезмерной любви князя к вину и медам, а тончайшая дипломатическая формулировка, «ни да, ни нет». Владимир весьма неплохо изучил восточных соседей и дал нейтральный ответ на их «предложение, от которого нельзя отказаться». Когда до Халифата начали доходить лишь слухи о принятии на Руси христианства, в Дербенте была устроена «бойня русов». Князь учитывал также нетерпимость ислама к языческим обрядам и понимал, что эта религия не приживётся у славян.

«Наши отцы не приняли этого»

Владимир отказывает немецким проповедникам вопреки здравому смыслу – ведь его политические интересы связаны с Европой, с императором Оттоном вели переговоры его бабка Ольга и брат Ярополк. Это не самодурство, не блажь.

Ещё в 983 году, совершая ятвяжский поход на стороне императора Оттона, Владимир прикоснулся к котлу религиозной ненависти, который кипел в Прибалтике. Насильно (и формально, без просвещения) обращённые латинянами в христианство ятвяги, лютичи, полабы, восстав против захватчиков, прежде всего обратили свой гнев на храмы и епископов. Политическая недальновидность «немцев» впоследствии наверняка была учтена князем.

«Огнём и мечом»

Вопреки расхожему мнению, процесс Крещения Руси не был кровавым. Капища уничтожались, но лишь в больших городах. На Руси язычество отмирало медленно, до сих пор сохранившись в народной памяти, в обрядах, праздниках. Знаменитое капище «Медвежий угол» в Ярославской области существовало до середины XIII века. Знаменитые события при крещении Новгорода были вызваны не столько неприятием новой веры, а нелюбовью своенравных новгородцев к посаднику Добрыне, который возвращался в город с важной княжеской миссией. Первыми жертвами, как раз, и стали члены семьи Добрыни, которых разъярённые новгородцы «побили», узнав о возвращении сурового воеводы. Также новгородские самодуры, желая сжечь храм, чуть не сожгли весь свой город. Принятие христианства ни для самого Владимира, ни для его подданных не означало решительного и бесповоротного отказа от собственного прошлого, не требовало полной ломки привычного уклада жизни. Известно, что со временем православие станет поистине родной верой для русских людей, войдёт в плоть и душу русского народа (а по существу и сформирует сам русский народ). Но это, конечно, могло случиться не сразу, а постепенно, не в результате насильственного утверждения христианской веры, а вследствие долгого привыкания к ней, подлаживания её под себя. А потому отказ от насильственных методов крещения также надо признать великой заслугой князя Владимира. В этом смысле очень значим тот факт, что Древняя Русь, в отличие от других стран, принявших христианство примерно в те же сроки (Венгрия, Польша), не знала массовых антихристианских восстаний, охватывавших всю страну. (Языческие волнения и отдельные мятежи отмечены летописью: например, в Новгороде в 20-е годы XI века, или в Поволжье и на Белом озере в 1070-е годы, но это несопоставимо с тем, что имело место в других странах Восточной и Центральной Европы.)

«Слава Перуну»

Сегодня очень популярна теория о том, что древнерусское язычество было весьма подробно разработанной религиозной доктриной, которая впоследствии могла бы развиться в полноценную государственную идеологию. Мол, с приобретением восточного христианства, русские утратили свою национальную, хтоническую, идентификацию, свои корни – и в этом причина всех «наших бед».

Знаменитый Владимиров Пантеон с Перуном во главе всегда рассматривается плоско – мол, был язычником – поставил Перуна, потом стал христианином – выбросил Перуна в Днепр. А ведь пантеон – это была попытка религиозной реформы, попытка создать централизованную, объединяющую все племена религию, по сути – первый шаг к монотеизму. Но реформа была обречена на провал, так как славянское язычество основывалось на кровно-родственных отношениях и не выходило за рамки племени. Почитающие каждый своего бога славяне так и не смогли «перестроиться» на общее почитание Перуна и какого-то неведомого Симаргла.

«Жили они войной»

Оборона Руси от печенегов не сводится к войнам. Важная задача — строительство городов-крепостей по границе со Степью; засечные линии, заставы, воспетые в былинах. Причём это становится общим государственным делом: города-крепости заселяются Владимиром выходцами из разных, в том числе удалённых от театра военных действий земель: «И стал набирать мужей лучших от словен, и от кривичей, и от чуди, и от вятичей, и ими населил города, так как шла война с печенегами». Эти укрепления описал посетивший их зимой 1007 или 1008 года немецкий миссионер епископ Бруно Кверфуртский, собиравшийся проповедовать христианство среди печенегов. По его словам, «крепчайшая и длиннейшая ограда», которой Владимир «из-за кочующего врага... укрепил со всех сторон свое царство», соединяла «холмы», возвышавшиеся над местностью; в «ограде» были устроены ворота, особым образом защищенные. Бруно встречался и с Владимиром, который лично проводил его до пределов своего государства. Известно о попытках проповеди среди печенегов; позднейшие русские летописи сообщают о переходе некоторых печенежских князей на службу Владимира.

Показательно, что имя князя оказывается хорошо известно во всём тогдашнем мире: оно упоминается и в немецком эпосе, и в скандинавских сагах, и даже в сочинениях арабских и персидских авторов — как некий собирательный образ правителя далёкой Руси. На монетах, чеканенных в последние годы его жизни, Владимир изображён во всём подобным императору, в частности с нимбом. Западные источники именуют его «королём» — титул, уступающий лишь императорскому.

Каким же всё-таки был князь? О чём пытается он нам напомнить через тысячу лет? Что означает его выбор? Что он приобрёл вместе с Крещением? Был ли он расчётливым стратегом, государственником – или авантюристом, сыном своего отца, в чьих жилах текла гремучая смесь варяжской и славянской кровей, и который искал ключ к решению политических задач, а обрёл истинно сакральную государственность и Народ? Во многом он остаётся загадкой. И тем не менее - Владимир – это тип реформатора без жертв – без аномалий и психоза. Вначале он меняется Сам, и лищь затем приводит людей к Днепру. Он избавил русский народ от идолопоклонства – и напоминает нам о необходимости избавиться от него и сегодня. При нём Христова правда была принесена на нашу землю. Он оставил нам наше главное сокровище – православную веру! И – возможность Выбора!

Он отец новой нравственности, новой философии бытия

Высшее предназначение русского народа как истинно православного – ненасильственное примирение всех народов в правой вере, причем с сохранением духовного своеобразия, языка каждого народа: «…назначение и роль эта не похожи на таковые же у других народов, ибо там каждая народная личность живет единственно для себя и в себя, а мы начнем теперь, когда пришло время, именно с того, что станем всем слугами, для всеобщего примирения. И это вовсе не позорно, напротив – в этом величие наше… » (Ф.М. Достоевский “Дневник писателя”)

P.S. Официально общецерковное почитание святого равноапостольного князя Владимира по версии Лаврентьевской летописи (составлена в 80-е годы XIII века) начинается при Александре Невском. Этому способствовало то обстоятельство, что в день памяти святого Владимира произошла одна из славных побед русского оружия - битва на Неве, в которой дружина новгородского князя, потомка крестителя Руси, разгромила шведское войско.

11 декабря 2015 года в Смоленской Православной Духовной Семинарии состоялась презентация исторического научно-популярного фильма «Князь» и встреча с автором фильма начальником Управления по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации Верховного Суда Российской Федерации, историком П.П. Одинцовым. Мероприятие состоялось по благословению митрополита Смоленского и Рославльского Исидора в рамках празднования 1000-летия со дня преставления святого равноапостольного князя Владимира.

Презентация исторического научно-популярного фильма «Князь» в Смоленской Православной Духовной Семинарии
Презентация исторического научно-популярного фильма «Князь» в Смоленской Православной Духовной Семинарии

Опубликовано:
Отредактировано: 29.07.2016 12:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх