Версия // Культура // Теперь «Диббук» - под новым названием и в новом жанре - готов покорить московского зрителя

Теперь «Диббук» - под новым названием и в новом жанре - готов покорить московского зрителя

4982

Как самая знаменитая еврейская пьеса XX века захватила мир

Теперь «Диббук» - под новым названием и в новом жанре - готов покорить московского зрителя (фото: фонд СТМЭГИ)
В разделе

Написанная более столетия назад, в 1913-1916 годах, пьеса «Диббук» Семена Ан-ского (псевдоним Шломо-Зайнвла Рапопорта) кажется вполне актуальной и сегодня. В США недавно вышел посвященный ей сборник статей, а в Москве на сюжет «Диббука» с большим успехом идет мюзикл «Между двух миров».

Израильский режиссер Диего Ротман отмечает, что на иврите COVID - это диббук, написанный задом наперед. Точно так же и сама драма сохраняет явную связь с современностью. Сюжет «Диббука» рассказывает о девушке из Черты оседлости, одержимой духом своего умершего возлюбленного.

В еврейском фольклоре сохранились предания, восходящие по крайней мере к XVI веку, о диббуке - вытесненной из тела душе умершего человека, которая вселяется в тело живущего. В пьесе Ан-ского молодые влюбленные оказываются мертвыми, причем действие разворачивается в еще более печальных обстоятельствах, чем, например, в «Ромео и Джульетте».

Театроведы акцентируют внимание на парадоксе: несмотря на то что пьеса вдохновлена этнографическими экспедициями Ан-ского по еврейским местечкам Российской Империи, она фантасмагорична, полна страсти, не привязана к реалиям времени и региона, при этом она отнюдь не является буквальным изображением традиционной еврейской жизни той эпохи.

Многие критики сравнивают творение Ан-ского с рассказами Шолем-Алейхема из цикла «Тевье-молочник» и с живописью Марка Шагала, но «Диббук» гораздо более мрачен, чем все эти концентрированные проявления еврейской культуры. Так, в польской экранизации 1937 года на языке идиш, поставленной режиссером Михалом Вашинским, жители местечка, похожие на зомби, пугают невесту танцем смерти.

При жизни Ан-ского пьеса вызывала споры. Как признает театровед Наоми Сейдман, «Диббук» - «глубоко пессимистическое произведение». Константин Станиславский считал пьесу слишком мрачной, а обитатели еврейских литературных салонов сетовали, что пьеса Ан-ского излишне литературна и слишком насыщена фольклором, чтобы стать приемлемым для сцены материалом.

Постановки, осуществленные вскоре после смерти драматурга в 1920 году, доказали, что эти клеветники не правы. Примером тому может служить первый в мире профессиональный театр на иврите «Габима», возникший в революционной Москве под руководством Вахтангова, где «Диббука» поставили в 1922 году с Ханой Ровиной в главной роли. Ровина, ставшая впоследствии примой израильской сцены, продолжала играть роль несостоявшейся невесты до конца 1960-х годов, когда ей было под 80. Уроженка местечка Березино Минской губернии, актриса привнесла в спектакль дополнительный жутковатый элемент гротеска, не предусмотренный Ан-ским.

С тех пор статус пьесы как классики мировой драматургии не вызывает сомнений. В 1926 году австрийские критики отмечали, что гастроли московского театра «Габима» стали первым случаем, когда на венской сцене прозвучал иврит.

Австрийский писатель Феликс Зальтен, автор классической детской книги об олененке Бэмби, рецензировал эту постановку в газете Neue Freie Presse. Зальтен писал, что во втором акте пьесы, когда происходит танец нищих на свадьбе, «пение героев превращается в безумие, а танец - в исступление». При этом зрители, по мнению Зальтена, чувствуют «готовность к смерти и безудержную жажду жизни».

По теме

В 1928 году в Палестине, находившейся тогда под британским мандатом, пьеса была встречена с настороженностью. Отмечая это, критик Ицхак Норман сетовал, что произведение Ан-ского «проблематично» как изображение «многовековых горестей диаспоры». Однако он признавал, что сила драматургической многозадачности пьесы «приближает зрителей к революционному духу наших пророков». По мнению Нормана, еврей «кричит, разговаривает, танцует, поет и плачет одновременно - и в этом быстром и современном действии кроется весь ужас нашей эпохи».

В 1931 году Давид Гойтейн, впоследствии член Верховного суда Израиля, писал в «Палестинском вестнике», что постановка «Габимы» затмила «бедную пьесу, которую написал Ан-ский». Скучную старомодную пьесу, отмечал он, «Габима» превратила в «грандиозную трагедию античного масштаба».

Отметив столетний юбилей, многогранный и многоплановый «Диббук» Ан-ского остается именно такой «грандиозной трагедией», собирающей зрителей по всему миру. И Москва не стала здесь исключением. Новейшую - в жанре мюзикла - интерпретацию бессмертного творения Семена Ан-ского, получившую название «Между двух миров», покажет 25 и 26 октября Театр эстрады.

(фото: фонд СТМЭГИ)
(фото: фонд СТМЭГИ)

В режиссерской интерпретации Нины Чусовой и с участием звездного актерского состава, включая Ефима Шифрина, Валерию Ланскую, Лику Руллу, Александра Казьмина, мюзикл «Между двух миров» на музыку Александра Журбина подарит невероятный опыт театрального сопереживания. Постановка погрузит в атмосферу волшебства и загадочности, в царство духов и тайн, которые оживают на сцене перед глазами зрителя.

(фото: фонд СТМЭГИ)
(фото: фонд СТМЭГИ)

«Между двух миров» - 25 и 26 октября, Театр эстрады.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.10.2023 19:35
Комментарии 0
Наверх