Версия // Общество // «Так называемое отравление Скрипалей организовали американцы, а не англичане»

«Так называемое отравление Скрипалей организовали американцы, а не англичане»

24095

Ветеран разведки – о тайных операциях ЦРУ

3
В разделе

Многие в России считают, что за кулисами большинства международных событий, и особенно акций против России, стоит Центральное разведывательное управление США. Насколько это верно? И действительно ли ЦРУ не зря поручили возглавить Джине Хаспел, специализировавшейся ещё на работе против Советского Союза? Об этом, а также многом другом «Нашей Версии» рассказал ветеран внешней разведки, полковник Управления «К» ПГУ КГБ СССР Юрий Тотров.

– Насколько я знаю, Юрий Хангереевич, вы в разведку пришли «с улицы» – из дипломатов. Расскажете, как становятся разведчиками?

– В 1958 году я по линии МИДа был командирован в Таиланд в качестве стажёра нашего посольства. Тогда я только-только окончил МГИМО, собирался строить карьеру дипломата и понятия не имел о ЦРУ. Однако очень скоро мне на личном опыте пришлось познакомиться с американской разведкой. В 1959 году некто Эндрю Несс, которого в нашем посольстве знали как сотрудника американской разведки, при встрече неожиданно вручил мне письмо от моего бывшего однокурсника. Тот работал атташе посольства в Бирме и недавно сбежал к американцам. Моя реакция на эту провокацию оказалась такой эмоциональной, что американец в страхе сбежал с места встречи. Я, конечно, тут же доложил обо всём руководству посольства, после чего резидент КГБ в Таиланде предложил Москве откомандировать меня обратно в СССР. Но в Москве ответили: мол, если мы всех дипломатов, в отношении которых ЦРУ устраивает провокации, будем отправлять домой, то кто же будет работать? В итоге я спокойно дослужил в Бангкоке до 1960 года, получил первый дипломатический ранг атташе и вернулся в Москву. Где мне совершенно внезапно предложили работать в разведке. Поразмыслив, я ответил согласием.

«Резидентура ЦРУ появилась в Москве в 1961 году»

– Вас называли одним из главных в КГБ специалистов по ЦРУ. Работать против американцев научили в разведшколе?

– В 101-й школе, где мне пришлось проходить подготовку, о ЦРУ нам как раз рассказывали не так много. Ведь ЦРУ было создано в 1947 году, а резидентура в Москве появилась лишь в 1961 году, когда я уже закончил учёбу. Потому наши преподаватели сами мало что знали об американской разведке. Лишь в 1963 году, когда меня перевели в контрразведывательное подразделение, я стал изучать работу американцев. В частности, устанавливал, какие формы прикрытия ЦРУ использует в Японии. Мы знали, что американцы там вовсю работают, но сами никакой систематической деятельности против них не вели. Например, нам был известен сотрудник ЦРУ русского происхождения по имени Вася Гмыркин, который активно работал против нашего посольства. Время от времени наш сотрудник встречался с Васей, они вместе выпивали, наш, естественно, перепивал Васю, отвозил его пьяного домой и клал под дверь. Это была, конечно, несерьёзная работа против ЦРУ.

– А в Москве американцы действовали всерьёз?

– Я могу привести пример Пеньковского – полковника ГРУ, который работал одновременно на американцев и англичан. Для работы с Пеньковским ЦРУ прислало в Москву разведчиков с уникальными прикрытиями. Почему уникальными? Потому что до того американцы использовали не только дипломатическую «крышу». Непосредственно с Пеньковским работал Родни Карлсон, выступавший под личиной помощника сельскохозяйственного атташе. Спустя несколько лет после того, как его выслали из СССР, я встретил Карлсона в Японии, где он уже числился вторым секретарём посольства. По «делу Пеньковского» из СССР выдворили Хью Монтгомери, офицера безопасности, полагая, что именно он является резидентом. А настоящим резидентом, как выяснилось позже, был капитан 2-го ранга Пол Гарблер, работавший в посольстве «под крышей» помощника военно-морского атташе, а такое прикрытие даже трудно было представить. До этого он работал под прикрытием Госдепартамента США в Швеции. Но тогда наши контрразведчики почему-то не обратили на это внимания.

По теме

– Сотрудники ЦРУ действовали тогда в Москве только под посольской «крышей»?

– Конечно же, не только. Помню, в то же время один «коллега» работал в Москве под видом сотрудника ЮСИА – американского информационного агентства. Это было очень любопытное прикрытие, поскольку ЦРУ тогда категорически запрещалось использовать его. Этим сотрудником был Джерри Прен, который впоследствии сделал в ЦРУ большую карьеру. Так что можно представить, какое значение в Лэнгли придавали работе в СССР.

«Мы договорились с американцами работать цивилизованно»

– В 1967 году вы сами уехали в Японию работать против ЦРУ. Наверняка и американцы, и японская контрразведка догадывались, что вы не просто сотрудник советского посольства?

– Как мне рассказывал один мой знакомый иностранный дипломат, имевший контакты с американцами, для ЦРУ в Токио я был как кость в горле. Хотя внешне все сотрудники ЦРУ, включая и резидента, были со мной всегда вежливы и доброжелательны. За исключением одного, Винса Крокета, которого до этого наша контрразведка взяла в Москве с поличным, из-за чего его выслали из СССР. Вот он действительно ненавидел КГБ и меня как представителя этой организации.

Впрочем, с американцами у нас было противостояние, но не война. Примерно в 1970 году мне довелось готовить неофициальную встречу резидента КГБ в Японии Юрия Ивановича Попова и резидента ЦРУ Джозефа В. Смита. В ходе неё было обговорено, что обе резидентуры будут работать в Японии мирно, цивилизованно, соблюдая элементарные этические нормы. То есть обходиться по отношению к друг другу без похищений, избиений, грубых провокаций и т.д. А в 1979 году, в период потепления отношений между СССР и США, при содействии администрации Американского клуба, примыкающего к территории нашего посольства, я даже организовал американо-советский дружеский ужин.

Что же касается японской контрразведки, то она видела, что против Японии я не работаю, а интересует меня только ЦРУ. Однажды, когда за мной установили круглосуточное демонстративное наружное наблюдение, сотрудник наружки, видя, что меня раздражает, как они записывают список покупок моей жены в универмаге, тихо попросил «не сердиться». Мол, они ведут наблюдение за мной по просьбе ЦРУ и скоро его снимут.

– Слышал, что в конце 70-х годов в Японии к американцам перебежал один из сотрудников нашей разведки. Это действительно было?

– К сожалению, такое правда было. Это произошло, когда я после четырёхлетнего пребывания в Японии приехал в отпуск в Москву. Руководство приняло решение о моём назначении заместителем начальника отдела и прекращении моей загранкомандировки. А через неделю выясняется: в Токио сбежал сотрудник резидентуры КГБ Станислав Левченко. По возвращении в Токио у меня состоялась встреча с начальником «советской» секции резидентуры ЦРУ. В ходе беседы он меня сразу предупредил: о Левченко он ничего не расскажет. За исключением одного: «Время его ухода было выбрано правильно. Резидент был в отпуске, ты был в отпуске». Эта фраза до сих пор не даёт мне покоя. То ли Левченко принял решение совершить это предательство во время нашего отсутствия в Японии, то ли он начал работать на американцев ранее, а ЦРУ решило его выводить в США во время отсутствия резидента и моего?

Вообще, что касается перебежчиков и изменников, то я уверен: предательство не может быть прощено, какими бы причинами оно ни объяснялось. После того как рухнул Советский Союз, некоторые руководящие работники стали считать, что теперь с ЦРУ мы будем друзьями и партнёрами. Помню, как в 1991 году тогдашний председатель КГБ Бакатин устроил разнос Валентину Клименко – начальнику отделения контрразведки, занимающегося ЦРУ. Знаете, за что? За то, что тот ведёт работу против США! Это тот самый Бакатин, который в декабре 1991 года передал американцам 70 листов совершенно секретного документа о местах установки прослушивающих устройств в новом здании их посольства. Самое удивительное в этом деле то, что до сих пор ни суд, ни следственные органы, ни прокуратура не дали этому должной оценки. А Бакатин, а также лица, которые ему в этом содействовали, не понесли никакого наказания.

По теме

Как бы то ни было, считать, что ЦРУ не интересуется Россией, большая ошибка. Взглянуть хотя бы на последние события.

«Джина Хаспел – большой специалист по России»

– Что именно вы имеете в виду?

– Так называемое отравление Скрипалей. Если бы они действительно были отравлены, то это же была бы главная сенсация. Несчастных «отравленных», лежащих на койках, постоянно показывали бы по ТВ, ор бы стоял на весь мир. Потому я на 1000% уверен, что никто их не травил. Они живы, здоровы и живут припеваючи, потому что за исполнение роли в этом спектакле им хорошо заплатили. Причём за всем здесь стоят не англичане, а американцы, которые англичан просто использовали. Кто от этой провокации больше всего выиграл? Англичане? Нет. Те выгнали 20 с лишним человек из нашего посольства в Лондоне, а американцы сразу выслали 60 человек. Плюс из Европы по их указанию выдворили ещё 150 человек. Это первое. Во-вторых, кто против России ввёл санкции за это якобы отравление? Не англичане, а американцы. В-третьих, опять же американцы, а не англичане ввели санкции против России за «использование отравляющего вещества». Так что достаточно просто посмотреть, кому была выгодна эта ситуация, и всё станет понятно. Теперь американцы, чуть что случилось, вовсю кричат о русском вмешательстве.

– За массовыми выступлениями в Гонконге, на ваш взгляд, тоже стоят американцы?

– Это не я так считаю, власти КНР прямо говорят, что протесты инспирированы США. Об англичанах, кстати, они умалчивают, хотя ясно, что британская разведка тоже здесь приложила свою руку. Есть версия, что к беспорядкам прямое отношение имеет один из американских консулов, который ранее работал в посольстве США в Киргизии. Насколько я помню, до установления дипломатических отношений с КНР в Гонконге была довольно крупная резидентура ЦРУ. Один из бывших начальников «советского» отдела ЦРУ начинал как раз там свою карьеру. Вот и сейчас ЦРУ возглавляет человек, с самого начала специализировавшийся на работе против России.

– Вы имеете в виду директора управления Джину Хаспел?

– Её, конечно. Хаспел начинала работать в ЦРУ как информационный работник, и её первая загранкомандировка была в Эфиопию, где резидентом тогда работал некий Вольдемар Скачко. Я специально на нём останавливаюсь, потому что Скачко был сотрудником «советского» отдела, которого в своё время ЦРУ специально направило в Индию для работы с их ценнейшим агентом – тогда ещё полковником ГРУ СССР, а впоследствии и генералом Дмитрием Поляковым. Учитывая этот факт, можно предположить, что и в Эфиопии Скачко оказался вовсе не случайно.

А Джина Хаспел приехала ему на помощь, чтобы обрабатывать информацию, полученную от какого-то другого ценного агента ЦРУ в Советском Союзе. Тут можно вспомнить, что именно в это время в Эфиопии начинал свою карьеру сотрудник КГБ Александр Запорожский. В 2003 году он был приговорён к 18 годам лишения свободы за шпионаж в пользу США. При этом есть версия, что он уже в 1987–1988 годах начал работать на ЦРУ. И вполне возможно, что именно Запорожский, работая заместителем начальника 1-го американского отдела Управления внешней контрразведки СВР, выдал американцам нашего суперагента в ЦРУ Олдрича Эймса.

Так вот, вернёмся к Джине Хаспел. Она потом работала в «советском» отделе ЦРУ, была заместителем резидента ЦРУ в Баку. Кстати, Майкл Сулик, который дважды работал в Москве и был здесь резидентом ЦРУ, а потом возглавил «советский» отдел ЦРУ, очень высоко о ней отзывался. Потому, повторюсь, сейчас ЦРУ возглавляет человек, очень хорошо знакомый с агентурной работой в отношении России.

Марта Петерсон на допросе в КГБ после её задержания у шпионского тайника
Марта Петерсон на допросе в КГБ после её задержания у шпионского тайника

«Резидентами женщин американцы назначают уже давно»

По теме

– Надо же, а у нас некоторые считают, что женщина на посту главы американской разведки – дань политкорректности. Не так?

– Женщины на серьёзных должностях в разведке работают уже много лет, и не только в американской. В середине 50-х резидентом британской СИС в Москве была второй секретарь посольства Дафна Парк – она потом получила титул баронессы. Специалистом она была очень серьёзным – во время работы в Африке имела отношение к убийству Патриса Лумумбы. Что касается американцев, то можно отметить разведчицу Марту Петерсон, которая работала в Москве с очень ценным агентом Трианоном – сотрудником нашего МИДа Огородником. Когда её брали на месте закладки тайника, она отчаянно сражалась с сотрудниками наружного наблюдения КГБ. Припоминаю, что и в Ленинграде резидентом ЦРУ была женщина – Барбара Брайен, которая до этого занималась оперативной работой в Москве.

По словам моих знакомых, имеющих в настоящее время отношение к разведке и контрразведке, сейчас в ЦРУ очень много женщин-резидентов. Не так давно резидентом ЦРУ на Украине, в Киеве, была женщина. Сейчас резидентом ЦРУ в Варшаве тоже является женщина. В Литве резидентом ЦРУ была женщина. В Эстонии и в Болгарии резидентами ЦРУ тоже работали женщины. И это вовсе не современное поветрие. Я помню, что в 1985 году только в Африке были четыре женщины – резиденты ЦРУ. В какой-то период в Марокко из восьми оперработников ЦРУ шестеро были представительницами прекрасного пола.

– Похоже, о слабом поле тут точно говорить неуместно…

– Расскажу одну историю. Как-то мне поручили завербовать работающую в одной из африканских стран женщину – резидента ЦРУ. Изучив её дело, я заявил, что вербовать её не на чем. Но меня убедили, что всё равно попробовать надо. Ну, надо так надо, в конце концов, даже если не получится, пусть на 10 подходов американцев к нашим разведчикам будет хоть один вербовочный подход нашей разведки к сотрудникам ЦРУ.

Срока мне на эту вербовку отпустили месяц. Было так устроено, чтобы я появился на приёме в посольстве США и там имел возможность познакомиться с этой дамой. Встретились. Я надеялся на развитие нашего с ней знакомства на других приёмах, но она на них почему-то не появлялась. Время идёт, мне из центра рекомендуют перехватить её во время посещения супермаркета. Но люди, которые мне это советовали, не понимали, что американские дипломаты по супермаркетам не ходят – у них есть свой магазин при посольстве. Тут в прессе неожиданно появляется информация о том, что в США арестована сотрудница ЦРУ, которую на этническо-сексуальной почве завербовала контрразведка Ганы. А до Ганы она служила как раз в той стране, в которую я приехал делать вербовку. У службы безопасности ЦРУ возникли опасения, что она могла выдать все секреты ганской контрразведке, а ганская контрразведка, как полагали американцы, связана с кубинской спецслужбой или с КГБ. Вот, думаю, зачем «моя» Барби недавно на неделю летала в США! И мне стало ясно, почему она сидит здесь тише воды, ниже травы, дожидаясь, когда у неё закончится срок пребывания в этой стране. А срок пребывания в Африке два года.

Пришлось мне посетить её в её особняке без всякого предупреждения. Я рисковал, потому что не знал, есть ли у неё где-то в доме сигнальная тревожная кнопка, после нажатия которой в её дом сразу могут примчаться морпехи из охраны посольства. Слава богу ничего этого не произошло, мы с ней очень мирно побеседовали. Я перепробовал все имеющиеся у меня аргументы и методы. Но в конце концов она мне заявила: «Даже если вы меня попробуете распять, я всё равно работать на вас не буду!» И я понял, что она действительно твёрдый орешек. Ответил: «Честно говоря, если бы я тебя завербовал, то внутренне я бы тебя презирал. Мне не удалось это сделать, поэтому за эту командировку я не получу ни повышения, никакой награды. Но, честно говоря, я очень бы хотел, чтобы у меня были такие же работники, как ты!» И я видел, что ей эти мои слова понравились. В общем, разошлись мы мирно. Так что с женщинами в разведке всё непросто.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.09.2020 10:14
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх