Версия // Власть // Станет ли 2015 год протестным?

Станет ли 2015 год протестным?

1621

Выйти на площадь

В разделе

Эксперты Комитета гражданских инициатив (КГИ) опубликовали исследование, где доказывали, что в 2015 году Россию захлестнёт волна протестов. По мнению исследователей, настроения граждан сейчас близки к тем, которые фиксировались во время предыдущего кризиса в 2008–2009 годах. Несмотря на то что уровень жизни россиян тогда почти не снизился, в стране всё равно наблюдались протесты на фоне экономической нестабильности. Сначала они вылились в забастовки, голодовки и перекрытия трасс, в основном на периферии, а затем приобрели политический характер и сконцентрировались в столице. Сейчас, как отмечают эксперты КГИ, один из основных страхов россиян связан с резким ростом инфляции. Произойдёт ли в 2015 году рост массового протестного движения?

Константин СИМОНОВ, директор Фонда национальной энергетической безопасности:

– Для политических протестов недостаточно критической массы, хотя сейчас активно разгоняется такая волна. Политические страсти преувеличены. Очень многое будет зависеть от того, как поведёт себя исполнительная власть. Да, следующий год с экономической точки зрения будет не самым приятным. Но я не сторонник панических настроений. Если просто сидеть на печке, то Россию ждёт экономическая рецессия. Но у нас есть солидный потенциал, который пока не реализуется. Очевидно, что приток импортных товаров резко сократится. Это расширит возможности для отечественных производителей. Есть 420 млрд долларов золотовалютного резерва, 17 млрд долларов – вложения в облигации США, существуют большие вложения граждан в банках. Нужно заставить эти деньги работать на реальный сектор. Для этого необходимо социальное единство – объединить бизнес с бюрократией. Элита должна осознать, что это общая зона ответственности.

Илья БУДРАЙТСКИС, историк, публицист, один из лидеров платформы «Открытая левая»:

– 2015 год создаст принципиально новую ситуацию для российского политического режима. Ожидаемый, по самым оптимистичным прогнозам, спад экономики на 3–5% станет серьёзным испытанием для политической лояльности большинства. Социальная стабильность – главное, ради чего можно было мириться с коррупцией, непрозрачностью принятия решений, систематическим нарушением гражданских прав и т.д., – уже больше не может быть гарантирована сверху. Однако обрушение уровня жизни, как мы знаем из истории постсоветских кризисов (1992, 1998, 2008–2009), не приводило автоматически к росту социальных протестов. Более того, потеря сбережений или работы погружала жителей России в индивидуальные практики выживания, усиливала депрессию и неверие в силу коллективных действий. Для того чтобы массовое сознание смогло развернуться к активной протестной позиции, необходим шок от резких и непродуманных действий сверху, затрагивающих жизнь большинства, – в области коммунальных платежей, потребительского кредита, пересмотра социальных статей бюджета или приватизации госсобственности. При сложившейся системе принятия решений такие порывистые меры практически неизбежны.

Александр ШУБИН, доктор исторических наук, координатор сообщества «Информационал»:

– После общественного подъёма с декабря 2011 года образовалось значительное правозащитное ядро, которое будет и дальше проводить акции протеста. Дело Навального – это только первый номер в повестке дня на 2015 год. Конечно, правозащитное движение не может пока поднять достаточно широкие массы на активную борьбу. Большинство россиян равнодушны к теме прав человека, а значительная часть «белоленточников» – к необходимому стране левому повороту в сторону социальных проблем людей. Для блага страны борьба за гражданские права должна соединиться с борьбой за права социальные, причём власть даёт тому богатые перспективы. В условиях стремительной инфляции терпение может лопнуть даже у самых терпеливых. Так что не исключено, что в 2015 году нас может ждать волна социальных выступлений. Если она соединится с потенциалом демократического движения, то будет конструктивной, если нет – может привести к разрушительным бунтам.

Константин КАЛАЧЁВ, глава Политической экспертной группы:

– Экономический кризис практически наверняка перерастёт в кризис социальный. Но социальные и политические протесты – вещи разные. Вторые требуют политических организаторов. Таковые есть только в Москве и крупных городах. А кризис больнее всего ударит по городам малым, по провинции, по тем местам, где нет вариантов поиска работы. Власть заинтересована в том, чтобы политические протесты не наложились на протесты социальные. Поэтому для неё лучше сбросить пар политического протеста пораньше, когда народ протестующих не поддержит. В дальнейшем всё зависит от того, как будет развиваться кризис. Думаю, что на передний план выйдут протесты с экономической мотивацией. А сможет ли оппозиция их использовать – зависит от неё. Социальный кризис не обязательно ведёт к политическому взрыву, но в любом случае меняет общественные настроения. Ситуацией может даже воспользоваться оппозиция, если возьмёт на вооружение социальную повестку и разбавит политические требования экономическими.

Константин СИМОНОВ, директор Фонда национальной энергетической безопасности
Константин СИМОНОВ, директор Фонда национальной энергетической безопасности

Илья БУДРАЙТСКИС, историк, публицист, один из лидеров платформы «Открытая левая»
Илья БУДРАЙТСКИС, историк, публицист, один из лидеров платформы «Открытая левая»

Константин КАЛАЧЁВ, глава Политической экспертной группы
Константин КАЛАЧЁВ, глава Политической экспертной группы

Александр ШУБИН, доктор исторических наук, координатор сообщества «Информационал»
Александр ШУБИН, доктор исторических наук, координатор сообщества «Информационал»

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 26.12.2014 22:01
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх