// // Семь лет в однокомнатной квартире размещается настоящая псарня

Семь лет в однокомнатной квартире размещается настоящая псарня

130

Живодёрня на дому

В разделе

Летом 1998 года среди солнечногорских собаководов поползли зловещие слухи. Опасливо озираясь по сторонам, хозяева четвероногих рассказывали друг другу о загадочном похитителе собак, который начал орудовать в городе. Братьев наших меньших обычно воровали у магазинов, когда ничего не подозревавшие владельцы делали покупки. От подробностей мурашки бежали по спине. Судя по рассказам, краденых собак убивали и потом употребляли в пищу. Причём часть мяса отгружалась в шашлычные, расположенные вдоль Ленинградского шоссе... Затем в собственной квартире был жестоко избит нигде не работающий пьющий гражданин Глумов Е.А. А его квартиру кто-то забросал взрывпакетами.

На первый взгляд ничего общего между пропажей собак в Солнечногорске и избиением некоего гражданина не было. Однако всезнающие соседи в один голос говорили: это месть собачников. Вскоре эта версия получила ещё одно косвенное подтверждение: после нападения на Глумова воровство собак в подмосковном городе прекратилось. Однако на этом история не закончилась. Спустя некоторое время в квартире избитого стала функционировать первая городская частная псарня. Вот уже семь лет, как собаки превращают жизнь вполне добропорядочных соседей Глумова в настоящий ад.

От запаха собачьих испражнений режет глаза

Из акта обследования состояния квартиры № 47, дома № 15 от 9 августа 2005 года.

«Квартира № 47 находится на 1-м этаже. При входе в подъезд открыты подъездные двери, так как запахи в подъезде не выветриваются... Коридор S=3,6 м2. По всему коридору разбросан хлам, полы в моче и собачьих фекалиях... Кухня S=6,3 м2. Вся кухня захламлена, света нет, во множественных тряпках на полу располагаются собаки со своими щенками, везде моча и фекалии животных... Ванная S=6,3 м2. Свет отсутствует, увидеть ничего не возможно, от запаха режет глаза... Во всей квартире хлам, грязь, сильный запах мочи».

На первый взгляд дом № 15 ничем не отличается от других хрущёвок-пятиэтажек. Разве что запахом. Характерная вонь ощущается уже на подходах к подъезду. «Пойдёмте, пойдёмте! — приглашает старшая по дому Клавдия Васильевна Завьялова. — Посмотрите, как мы живём». В подъезде дышать совсем тяжело. Из-за двери одной из квартир раздаётся оглушительный лай. «Псарня тут, — указывает на полусгнившую дверь одной из квартир управдом. — В «лучшие» годы у него было около 40 собак. Сейчас восемь взрослых и около 20 щенков».

Поднимаемся в квартиру к другой жительнице подъезда — Екатерине Семёновне Кобызевой. Несмотря на то что квартира расположена тремя этажами выше, запах отчётливо ощущается и тут. Собеседницы с трудом сдерживают эмоции: «У нас провоняли даже стены в квартире, в шкафах всё бельё, одежда пахнет псиной».

Чиновники отделываются отписками

По словам соседей, гражданин Глумов Е.А. увлёкся «животноводством» в 1998 году. И поначалу они не придавали особого значения его новому хобби. Однако постепенно поголовье собак стало расти, а жизнь проживающих вблизи его квартиры превратилась в сущий ад. «Он их не выгуливает, свои нужды собаки справляют в квартире, — рассказывает Клавдия Завьялова. — Во все инстанции мы начали обращаться ещё в 1998 году, но никаких мер за всё это время так и не было принято. Писали в прокуратуру, милицию, СЭС, ЖЭК, Громову». В подтверждение своих слов Клавдия Васильевна демонстрирует внушительную папку документов, в которой прослеживается история борьбы жителей подъезда с «собаководом». В основном это рядовые отписки чиновников, хотя некоторые из них мы нашли весьма любопытными.

Вот, например, выдержка из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Глумова, которое жильцы подъезда получили из местной прокуратуры: «В ходе проводимой проверки опросить гр. Глумова Е. А. не представилось возможным, так как на неоднократные посещения его квартиры дверь никто не открывал, на оставленные повестки в ОВД Солнечногорского района никто не явился. Таким образом, установлено, что в действиях гр. Глумова отсутствуют признаки уголовно-наказуемого деяния». Сильный документ, вы не находите?

По теме

Впрочем, кое-что жильцам всё-таки сделать удалось. 8 апреля 2002 года от Глумова в судебном порядке потребовали освободить квартиру от животных и «не нарушать правила общежития». «Да плевать ему на решение суда, — говорит Клавдия Завьялова. — Он очень хитрый. Хотя после суда поначалу показалось, что собаки исчезли. По крайней мере было тихо. Однако когда мы вошли в квартиру, то увидели следующую картину: щенки лежали с тряпками на мордах, пропитанными хлороформом. Чтобы не лаяли».

Собак кормят с помойки и забивают по ночам

Так зачем же нигде не работающему и пьющему гражданину Глумову столько живности в квартире? Собеседницы меня обескуражили: «Он их ест! Знаете, бывает, по ночам такой страшный собачий визг раздаётся. Потом запах жареного мяса чувствуется. У него даже на хлеб денег нет, всё сразу пропивает, а тут мясо постоянно жарит», — делится своими наблюдениями Екатерина Кобызева. По словам соседей, Глумова не раз замечали за тем, как он рано утром выносил на помойку собачьи шкуры. От них же удалось выяснить ещё одну любопытную деталь. Одно время к Глумову зачастили кавказцы, которым он передавал внушительные пакеты. В одном из посетителей кто-то из жильцов дома узнал владельца шашлычной на Ленинградском шоссе.

Проблему прокорма своры Глумов разрешил весьма незатейливым способом. Каждое утро он с большим рюкзаком садится на автобус и отправляется на Хметьевскую свалку, где собирает помои. Тухлятину варит по ночам, при этом раскрывает все окна. Вонь распространяется на весь микрорайон.

Глумов божится, что собак не ест

Чтобы удостовериться в правоте слов своих собеседниц, я направился в квартиру к нашему герою. Когда Глумов открыл дверь, в нос ударил резкий запах, а к горлу подошли рвотные спазмы. Судя по всему, он принял меня за кого-то из местных чиновников и потому пропустил в квартиру без лишних разговоров. В скупом свете, пробивающемся через грязные, местами забитые фанерой окна, удалось его разглядеть. Возраст около 60 лет, пустые, невыразительные глаза, серое лицо, всклокоченные волосы. Правая нога наступила на что-то скользкое. Невольно подумалось: «К деньгам». В комнате в куче тряпья тявкали щенки — на глаз около 15—20 штук. Вдоль стены сооружено подобие собачьих нар. Крупных псов Глумов заботливо закрыл на кухне: чтоб не покусали непрошеного гостя. Именно там мы и обнаружили всё необходимое для разделки мяса: доски, топоры.

А на полу повсюду собачья моча и фекалии, обои отслоились, линолеум вздулся. Находиться в квартире дальше было уже невозможно, и я пригласил хозяина псарни на улицу. «Давно животноводством занимаешься?» — спрашиваю хозяина жилища. «Да лет семь», — отвечает наш герой. «А зачем тебе столько собак?» — «Да куда ж они денутся? Пропадут ведь на улице».

По глубокому убеждению Глумова, он абсолютно ни в чём не виноват, а лишь стал жертвой злобных сплетен соседей. Наш герой божится, что собак не ест, а держит их исключительно из гуманных соображений. «Командир, вы только меня не выселяйте! Я всё уберу», — попросил на прощание Глумов.

Администрации города нет никакого дела до жильцов дома

Так почему же местные власти не могут найти управу на злостного нарушителя «правил общежития»? «Ну а что мы с ним сделаем? — говорит обозревателю «Версии» участковый инспектор младший лейтенант Андрей Рыжов. — Мы получаем заявление, идём по адресу, составляем протокол. Но выселить я его не могу. Сейчас жильцы готовят очередной иск в суд. Может, всё и сдвинется с мёртвой точки. Но, честно говоря, у меня складывается ощущение, что администрации нет вообще никакого дела до проблем жильцов этого дома».

Лейтенант Андрей Рыжов поведал нам ещё одну интересную деталь «собачьего дела». Оказывается, Глумов не такой уж и одинокий человек. У него есть подруга, которая живёт на другом конце города, на улице Вертлинской. Держит дома около 15 кошек. И на этой почве тоже постоянно конфликтует с соседями. «По большому счёту он неплохой человек, — говорит инспектор. — Раньше был художником, а как начал пить, так и опустился».

Перед отъездом на улице я ещё раз поговорил с соседями «собаковода». Кто-то из них обронил: «Одна надежда, что он скоро сдохнет от водки». Но интеллигентная на вид женщина заметила: «Да он нас всех переживёт! Собачье мясо очень полезное».

На следующий день позвонила Клавдия Васильевна Завьялова и встревоженным голосом рассказала о драме, разыгравшейся вскоре после моего отъезда. Соседи вызвали Глумова на разговор. В ходе нелицеприятной беседы последний был доведён до истерики. Неожиданно он схватил за задние лапы пробегавшую мимо дворнягу и отработанным ударом размозжил ей голову о стену...

Кстати: Недавно в Москве возбуждено уголовное дело по факту жестокого обращения с животными. Обвиняемому грозит до 2 лет лишения свободы.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.11.2016 22:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх