Версия // Общество // Рыбаки из КНДР ведут хищнический лов в российской экономической зоне

Рыбаки из КНДР ведут хищнический лов в российской экономической зоне

5053

Хунгузы Японского моря


Фото: pixabay/김경복
В разделе

Эта тема почти не освещается в российских СМИ. Только изредка, когда сотни лодок заходят в российские бухты, по телевидению проходят короткие репортажи. Причин, на наш взгляд, несколько. Возможна политическая причина. СССР, а впоследствии и Россия, поддерживают дружеские отношения с КНДР. Возможно и другое объяснение. Корейских шхун так много, что морские пограничники просто не справляется с охраной экономической зоны страны.

Когда Береговая охрана задерживает корейских браконьеров, дело порой заканчивается стрельбой. В этой статье мы расскажем о проблеме северокорейских рыбаков, которые занимаются браконьерским ловом в экономической зоне России.

Предыстория

Корея вышла из Второй мировой войны обескровленным государством. Япония в течение почти 30 лет вывозила из страны все ресурсы, включая население. Последовавшая Корейская война 1950-1953 годов разделила полуостров и окончательно разорила людей. Первоначально КНДР находился под плотной опекой СССР. После известных политических событий роль «старшего брата» над Северной Кореей перешла к Китаю, но СССР не оборвал все связи и всегда помогал северокорейским товарищам как в военных, так и в экономических вопросах. Современная Россия продолжает играть роль благожелательного старшего союзника. Экономические связи между странами, конечно, не имеют больших объемов, но поддерживаются на определенном уровне. Россия стала одной из немногих стран, которые разрешили въезд граждан КНДР на временные работы. Власти КНДР, правда, за право работать в России забирают часть зарплаты в бюджет страны, но рабочие северокорейцы, в общем-то, не жалуются. Они рады хоть как-то помочь своим семьям. Еще одной формой сотрудничества является разрешение рыбакам КНДР ловить рыбу и морепродукты в экономической зоне России.

Нашествие

Межправительственные соглашения между Россией и КНДР регламентируют разрешенный объём вылова рыбы и морепродуктов. Каждый год проходит заседание Корейско-Российской смешанной комиссии в области рыбного хозяйства. Так, например, в 2018 году рыбакам из КНДР было разрешено выловить в российской экономической зоне в Японском море в подзоне Приморье: тихоокеанского кальмара 4 600 тонн, сайры – 200 тонн, анчоусов – 200 тонн. Всего по разным видам рыб около 9 000 тонн. Не так много, но и не мало, понимая то, что КНДР за эту рыбу России ничего не платит. По более поздним годам цифр в открытом доступе нет, но, вероятно, они того же порядка. В 2018 году для добычи выделенных квот в экономическую зону России был разрешен заход двум северокорейским плавбазам и 56 добывающим судам. В российские воды зашли…. около 5000 рыболовецких шхун! Для легализации захода используется следующий прием. На шхуне поднимается сигнал «терплю бедствие», дающий право захода в российские территориальные воды. По действующему законодательству, такие суда (или суда, зашедшие в бухты, чтобы укрыться от урагана), должны стоять на якоре, и сход на берег членам экипажа категорически запрещен. На деле всё не так. Сотни небольших шхун и моторных баркасов начинают лов дрифтерными сетями, запрещенными международной конвенцией.

Вообще, ситуация с рыболовным флотом Северной Кореи не простая. В этом регионе основными игроками являются Китай, Северная Корея, Япония и Россия. Как ловят рыбу китайцы – смотри статью «Тайна китайских рыбаков». Они просто выдавили корейцев из традиционных для них районов промысла. После китайских рыбаков ловить в море просто нечего. Япония, в целом, относится к КНДР с большим подозрением. Однако действует японская береговая охрана по отношению к нарушителям более мягче, чем российская. По крайней мере, перестрелок и трупов практически не бывает. Сами рыбаки из КНДР порой действуют как откровенные бандиты. При задержании их шхун российскими пограничниками северокорейцами нередко оказывается вооруженное сопротивление! В мировой практике такое встречается крайне редко

По теме

На околоземной орбите работают российские спутники «Ресурс-П». Их данные доступны для академической науки. Сотрудники ТОИ ДВО РАН утверждают, что такая практика началась с 2015 года. До этого малые рыболовецкие суда в массовом количестве проводили лов рыбы, но российских границ не пересекали. На одном из спутниковых снимков 2018 года в исключительной экономической зоне и в территориальных водах России было зафиксировано одновременное нахождение 3 100 рыболовецких судов разных размеров и водоизмещения. Есть разные версии такого нашествия браконьерских судов. Наиболее радикальная точка зрения – это политика официальных властей Пхеньяна. В условиях санкций властям КНДР необходимо прокормить население страны, и они заставляют рыбаков уходить всё дальше от своих берегов. На это накладывается то, что сами рыбаки не воспринимают такую рыбалку как браконьерство. Нравы в КНДР специфические. Лет десять назад цена рыболовецкого судна типа шхуны или мотобота была приблизительно $800, сейчас она выросла до $1 200 – 1 300. Основная доля стоимости судна – это стоимость двигателя. Ранее это был аналог советского двигателя от трактора Т-28, потом – более современные модели.

Корпуса таких судов деревянные. Поэтому рыбаки не очень расстраиваются, когда суда выбрасывают штормом на берег. Условно их можно назвать одноразовыми.

Однако есть и другая точка зрения. Утверждается, что зачатки рыночной экономики всё-таки проникли в страну чучхе, хоть и в своеобразной форме. Такие малые рыболовные суда стали частными. За рыбой в чужие воды их гонит не приказ партии, а законы рынка. Правда, у каждого капитана есть бумага, что его судно принадлежит какой-нибудь внешнеторговой фирме или даже войсковой части. Но это только прикрытие, суда частные, а за такую бумагу государство получает определенную сумму.

2018 год наглядно показал уровень проблемы. Тогда над Японским морем прошёл тайфун «Линлин», и рыболовецкие шхуны под флагом КНДР получили право укрыться в бухтах российского побережья. Самое большое количество судов зашло в бухту Ольга, расположенную в Приморском крае. В бухту набилось около трех сотен судов. 32 шхуны были выброшены штормом на берег. Ошеломленные жители Приморья снимали нашествие северокорейцев на видео, и выкладывали в соцсети. Самое интересное то, что часть судов пыталось продолжить ловить рыбу в бухте на глазах местных жителей! Один мотобот даже выбросило на берег в бухте Щитовая. А это уже Владивосток. Аналогичная ситуация, правда с меньшим количеством судов, наблюдается и в бухтах южнее Владивостока.

Технология браконьерства

Координация браконьерского лова деревянными шхунами производится с судов типа БМРТ (большой морозильный рыболовный траулер) или даже с МРС (малый рыболовный сейнер). На них находятся руководители лова. Эти суда не заходят ни в экономическую зону, ни, не дай Бог, в территориальные воды России. Они хорошо видны на морских радарах пограничников, и к ним никогда нет никаких вопросов. Их задача – направлять в нужные районы деревянные шхуны и мотоботы, которые и производят браконьерский лов в российских водах. Приблизительно на половине этих деревянных судов отсутствуют радиолокационные станции. Есть только радиостанции, по которой капитаны получают указание каким курсом идти, и где ставить сети. Часто на этих мотоботах нет даже запасов продовольствия – что поймали, то и съели. Ежегодно пограничники находят 15-20 судов с мертвыми экипажами – зайдя в неудачный для рыбалки район, рыбаки не смогли покинуть его. Ловят рыбы суда из КНДР дрифтерными сетями, запрещенными во многих странах, в том числе и в России. Таким сетями северокорейцы ловят всё – от креветок до ларг (Ларга – вид обыкновенных тюленей).

Отдельно, нужно упомянуть потери от обыкновенного воровства буйков. Буйки отмечают места установки крабовых ловушек. Поднять их браконьеры не могут, так как на их судах нет лебедок достаточной мощности. Поэтому воруют только буйки. Для российских рыбаков потери составляют не только буйки, но и сами крабовые ловушки, которые остаются на дне моря. Надо добавить, что крабы, оказавшиеся в потерянной ловушке, тоже погибают.

По теме

Официальная реакция

Береговая охрана, без сомнения, знает полную картину происходящего. Начались задержания. 15 октября 2016 года в исключительной экономической зоне России в Японском море было остановлено рыболовецкое судно «Дае Янг 10» (порт приписки Син По). На борту судна находились 48 граждан КНДР. Экипаж попытался оказать вооруженное сопротивление. В ответ морские пограничники открыли огонь на поражение. В результате боя шесть пограничников были ранены, один кореец убит, девять получили ранения.

27 сентября и 1-2 октября 2019 года снова прозвучали выстрелы. Один северокорейский рыбак погиб, раненые есть с обеих сторон, в том числе четверо российских пограничников.

12 сентября 2019 года за одни сутки пограничники задержали 16 северокорейских шхун с 250 рыбаками за незаконный лов кальмара в российских территориальных водах.

Это помогает, но не надолго. Некоторые наблюдатели утверждают, что у Береговой охраны просто нет такого количества пограничных кораблей и катеров, чтобы перекрыть возможность для браконьерского лова тысячам судов.

Не остаются в стороне и дипломаты. Посол РФ в Пхеньяне Александр Мацегора активно пытается довести до МИД КНДР обеспокоенность России, но, видимо. без особого успеха.

Катастрофа

Потери рыбаков из КНДР не ограничиваются выброшенными на берег деревянными шхунами. Произошло это достаточно давно, ещё в 1999 году, когда рыбаки КНДР строго соблюдали выделенные им квоты.

9 ноября 1999 года в Олюторском заливе Берингова моря разыгрался свирепый шторм. Порывы ветра достигали 35 м/с. Застигнутая этим штормом северокорейская плавбаза «Чи-Бо Сан» пыталась укрыться от шторма у побережья, но была выброшена на скалы у поселка Апука. Плавбаза получила четыре большие пробоины. От затопления её спасло то, что она плотно сидела на камнях в 20 метрах от берега. На борту находилось 256 граждан КНДР и три российских наблюдателя. При разрешении на ловлю рыбы в своей экономической зоне государство обязательно направляет на рыболовецкие суда своих инспекторов-наблюдателей, которые следят, чтобы рыбаки выловили не более разрешенного объема. Капитан корейского судна сигнал SOS не подавал. По женевской конвенции спасение людей бесплатное, а за спасение судна надо заплатить достаточно большую сумму. Не смотря на отсутствие сигнала бедствия, камчатские суда траулер-морозильщик “Сероглазка”, танкер “Илья Оренбург”, траулеры “Гневный” и “Андрей Смирнов”, спасатель “Напористый”, обеспечивающий безопасность путины в этом районе), подошли к «Чи-Бо Сану». Но из-за шторма снять людей смогли только с помощью вертолетов Ми-8. Ремонт плавбазы был признан нецелесообразным. Так как сигнал SOS не был подан и судно бросили, то камчатские рыбаки откачали судовое топливо и демонтировали ценное оборудования. До сих пор остов «Чи-Бо Сана» стоит на скалах, став домом для морских птиц.

Заключение

Хунхузы — члены организованных банд, действовавших в Маньчжурии, а также на прилегающих территориях российского Дальнего Востока, Кореи и Монголии во второй половине XIX — первой половине XX веков. Так что назвать корейских морских браконьеров хунгузами вполне уместно. Эпидемия СOVID-19 сильно ограничила экономическую жизнь планеты. Появятся ли хунгузы XXI века в российских водах снова, покажет время.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 12.07.2021 09:33
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх